Император Александр III: в анекдотах и воспоминаниях. Часть III – вокруг трона


Анекдоты № 852 от 12.11.2016 г.




Смерть Шереметева

В марте 1893 года император Александр III был очень огорчён смертью Владимира Алексеевича Шереметева (1847-1893), генерал-майора свиты ЕИВ и командира Собственного ЕИВ конвоя.
В.А. Шереметев был женат на Елене Григорьевне Строгановой (1861-1908), дочери Великой Княгини Марии Николаевны (1819-1876) от её морганатического брака с графом Григорием Александровичем Строгановым (1824-1787). После смерти графа Александра Григорьевича Строганова (1795-1891), первого почётного гражданина Одессы, получил наследство в 2 500 000 рублей, но воспользоваться им не успел.
Император очень любил Шереметева, был с ним на “ты”, а после его смерти оплатил долги покойника в 800 000 рублей из своих средств.

Вышнеградский и Абаза

Знаменитый учёный Иван Алексеевич Вышнеградский (1831-1895) был к тому же и сильным финансистом и в период 1887-1892 годов занимал пост министра финансов. Обладая обширной инсайдерской информацией Вышнеградский не удержался и повёл большую биржевую игру. Но так как сам министр финансов играть на бирже не мог, то Вышнеградский вёл игру на бирже от имени своего зятя Николая Ивановича Филипьева (1852-?), который будучи капитаном лейб-гвардии Павловского полка и действительным статским советником занимал пост директора международного коммерческого банка в Москве.
Вышнеградский прекрасно знал, какие бумаги будут повышаться в цене, а какие понижаться, и отдавал соответствующие приказы о покупке или продаже бумаг. В сравнительно короткий срок он составил себе состояние в 10 миллионов рублей, играя, в том числе и на повышение курса рубля.
Александр Агеевич Абаза (1821-1895), который был министром финансов ещё в 1880-1881 годах, при Вышнеградском в 1890-1892 гг. занимал пост председателя комитета финансов. Абаза играл на понижение курса рубля, а также уговорил Вышнеградского скупать золото не только для себя, но и для увеличения финансового могущества Империи.

Витте ломает игру

В какой-то момент в эти игры финансистов вклинился Сергей Юльевич Витте (1849-1915), который с 1889 года был начальником Департамента железнодорожных дел при Министерстве финансов.
Кстати, именно при Витте тогда и появились в пассажирских поездах подстаканники для питья чая.
В 1892 году, используя свою близость к императору, Витте доложил ему о том, что Абаза играет на бирже. Закладывать Вышнеградского Витте не осмелился.
Результатом действий Витте стало то обстоятельство, что Абазу не только не назначили на пост директора Департамента экономии, но он вообще не вошёл в состав членов этого заведения. Считая, что против него никаких улик нет, Абаза н6ачал писать оправдательную записку на имя Государя, но в это время Витте прислал ему копии счётов Абазы с Абрамом Исааковичем Заком (1828-1893), занимавшем пост директора Петербургского учётного и ссудного банка.
Увидев, что улики против него есть, и довольно значительные, Абаза остановился со своей запиской.
Николай Иванович Филипьев был мужем Софьи Ивановны Вышнеградской (1859-1895?).

Сравнение двух министров

Когда Витте сменил Вышнеградского на посту министра финансов, известный московский предприниматель Константин Васильевич Рукавишников (1848-1915) так сравнивал двух министров:
"Вышнеградский тем хорош, что он умел вывернуть человека, то есть расспросить у него всё, как торговля, как биржа, в чём недостатки, какое ваше мнение о том или другом. А у Витте - либо можно, либо нельзя; выслушает и решает, а до человека и того, что он знает, ему нет дела. А знает он очень мало".


Скандал из-за репутации

В начале весны 1893 года при дворе произошёл небольшой скандал.
Императрица Мария Фёдоровна (Дагмара Датская, 1847-1928) во время приёма во дворце не подала руки министру внутренних дел Ивану Николаевичу Дурново (1834-1903). Скандал! А в чём причина?
Кто-то из окружения Императрицы рассказал Её Величеству, что жена Витте является дамой не слишком строгих правил. Государыня сообщила об этом Александру III, а тот спросил об этом у И.Н. Дурново. А у кого же ещё царю спрашивать, как не у своего министра внутренних дел?
Иван Николаевич сказал царю, что это неправда, что вторая жена Витте действительно является разведёнкой, но она совершенно порядочная женщина.
Государь рассердился и пришёл к жене:
"Вот твои дуры наговорили на жену Витте, а она — порядочная женщина".
Мария Фёдоровна рассказала об этом своим “дурам”, “дуры” собрали подробности и доложили императрице, что это И.Н. Дурново рекомендовал Государю госпожу Витте как порядочную женщину.
Вот Мария Фёдоровна и рассердилась на Дурново.

Впрочем, ведь слухи росли не на пустом месте, так как с Марией Ивановной Лисаневич (урождённая Матильда Исааковна Нурок, 1863-1924), своей второй женой, С.Ю. Витте начал встречаться ещё до её официального развода.

Иван Николаевич Дурново был министром внутренних дел в 1889-1895 годах, а потом до 1903 года был председателем Кабинета министров.

Мститель

В 1893 году Пётр Павлович Дурново (1835-1919) был очень уважаемым и состоятельным человеком. Ещё, он своё время был управляющим Департамента уделов, затем харьковским и московским губернатором, а с 1890 года получил звание генерала от инфантерии. Все должности и награды Петра Павловича перечислять не имеет смыла, так как это список будет очень длинным, а с 1891 года он был гласным Петербургской городской думы и имел около 300 000 рублей годового дохода.
В начале весны 1893 года в Петербург приехал старый помещик некто Могилин, которому было не меньше 80 лет. Этот Могилин вызвал из комиссии господина П.П. Дурново и два раза ударил его плетью по лицу, ударить в третий раз он не успел, так как его скрутили подоспевшие сторожа.
Выяснилось, что когда Дурново был Харьковским губернатором (1866-1870), у этого помещика Могилина было какое-то дело с князем Виктором Васильевичем Голицыным (1835-1885). В суде первой инстанции то дело выиграл Могилин, но тут вмешался П.П. Дурново в качестве губернатора, сумел повлиять на всех судей и прочих, так что в результате тот процесс выиграл князь В.В. Голицын. Могилин был разорён, вскоре от горя умерла его жена, потом — сын. И вот через много лет Могилин мстителем приехал в Петербург.
П.П. Дурново постарался замять этот инцидент и не стал заводить дела против Могилина.

Смерть Алексеева

12 марта 1893 года в своём кабинете в здании московской городской Думы был застрелен предприниматель и московский городской голова Николай Александрович Алексеев (1852-1893).
Убийцей Алексеева оказался некий душевнобольной Василий Семёнович Андрианов. Он некоторое время лечился в психиатрической клинике в Петербурге, но был выпущен на свободу, как не представляющий опасности, и приехал по каким-то делам в Москву.
В тот день Алексеев вёл приём посетителей, выглянул в коридор, чтобы посмотреть, много ли ещё посетителей, и получил пулю от Андрианова, сидевшего в коридоре со свёртком в руках.
Но мы говорили об Алексееве, который первые несколько часов после рокового выстрела не чувствовал никаких болей, и врачи поэтому посчитали, что никакой опасности для жизни пациента нет. К утру у него начались боли, новый консилиум, 2 1/2 часа операции — и всё это время Алексеев был в сознании и даже шутил.
Одному из смотрителей городского водопровода он сказал:
"У вас трубы с трещинами, а теперь и голова с трещиной".
Так как никаких подробностей о смерти Алексеева в газетах не разрешили печатать, то тут же по городу, да и по всей стране, поползли различные слухи. Один из подобных слухов гласил, что Алексеев якобы соблазнил сестру Андрианова, но у Андрианова никакой сестры не было.
Даже Александр III, когда позднее проезжал в Крым через Москву, выразил сожаления о смерти Алексеева и сказал:
"А сплетник Петербург говорил, что тут замешана женщина".
Через несколько дней Андрианов попросил к себе прокурора, и когда тот приехал, спросил его:
"Ну, что Москва, ликует?"
Прокурор ответил:
"Плачет".
И действительно, за гробом с телом Алексеева шло более 200 000 человек.
Андрианов удивился:
"Странно. А я думал, что я услугу оказал Москве. Как же это “ Русские Ведомости” бранили его?"
Когда Алексей Сергеевич Суворин (1834-1912) узнал об этой беседе, он спросил у Рукавишникова:
"Почему “ Русские Ведомости” против Алексеева?"
Рукавишников разъяснил:
"Очень просто. Они как стали на 60-х годах, так и стоят. Дума - это, по их мнению, приготовление к конституции, она должна искать прав, а Алексеев занимается только делом".
Суворин к этому объяснению добавил:
"Царь о нем сказал:
“Я любил его за то, что не занимался политикой, а только делом”".


А.А. Татищев

Александр Александрович Татищев (1823-1895) был пензенским губернатором в 1872-1886 годах. Покинув свой пост, он перебрался в Петербург, где сначала был назначен сенатором, а в 1892 году стал членом Государственного совета.
А.А. Татищев был весьма уважаемым человеком и на старости лет мечтал стать министром земледелия, но что-то не срослось, Александр Александрович очень огорчился, обиделся и уехал в Москву.
После смерти жены, Лидии Арсеньевны Жеребцовой (1822—1891), при Татищеве обреталась какая-то другая дама, которая перед отъездом сказала:
"Ну, слава Богу, последний четверг. А то говорят, перестраивают Россию, а она живёт себе, как ей угодно. Только по воде плетью бьют".
За Татищевым трогательно ухаживал министр путей сообщения Аполлон Константинович Кривошеин (1833-1902), который предоставил ему для переезда свой вагон.
Говорили, что Татищев частенько призывал своего секретаря и читал ему свои проекты, поясняя:
"Ведь в Государственном совете все хамы. А я — барин".


Император Александр III: в анекдотах и воспоминаниях. Часть II

(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: