Анекдоты из собрания Нестора Кукольника. Часть III


Анекдоты № 923 от 26.05.2018 г.




Не усердствуй!

Однажды император Николай Павлович собрался выехать в Царское Село и повелел, чтобы никаких встреч ему по дороге не делалось. Царскосельское шоссе ещё не было открыто для широкой публики, и поэтому некоторые мосты были заложены.
Возле одного из таких мостов император увидел суетящегося чиновника, подозвал его и узнал, что это исправник.
Император строго спросил:
"Каким образом ты здесь, когда я приказал, чтобы не было мне никаких встреч?"
Вытянувшийся исправник отрапортовал:
"По личному усердию, Ваше Величество!"
Николай Павлович был строг и справедлив:
"За личное усердие - на неделю на гауптвахту".


Ценная награда

Генерал Головин был главнокомандующим на Кавказе в 1837-1842 гг. Когда летом 1838 года он прибыл к боевым войскам, то поразил всех тем, что при жаре за 40˚ он был в наглухо застёгнутом на все пуговицы мундире и в огромном галстуке. С его лица градом стекал пот, который он безуспешно пытался вытирать носовым платком.
Когда несколько позже Головин поздравлял генерала Раевского с покорением новых мест, он снял с себя фуражку и спросил, какую награду тот пожелает.
Раевский простодушно ответил, что просит позволения снять сюртук и галстук.

Евгений Александрович Головин (1782-1858) – генерал-от-инфантерии 1839, генерал-адъютант 1825.
Николай Николаевич Раевский (1801-1843) – генерал-лейтенант 1838; командовал Черноморской береговой линией 1839-1841.

Греч и Тютчев

Однажды весной 1837 года Греч встретил на Невском проспекте Тютчева, который поинтересовался, что нового.
Греч ответил, что военный суд (конногвардейского полка) только что вынес приговор поручику Геккерну.
Тютчев спросил:
"К чему он приговорён?"
Греч ответил:
"Он будет выслан за границу в сопровождении фельдъегеря".
Тютчев удивился:
"Вы в этом уверены?"
Греч с достоинством первоисточника:
"Совершенно уверен".
Тогда Тютчев, который долго не мог получить нового дипломатического назначения, с бешенством сказал:
"Пойду, Жуковского убью!"
Мол, хоть так за границу попаду.
На самом деле кавалергарды разжаловали Дантеса-Геккерна в рядовые и приговорили его к повешению. Генерал-аудитор смягчил приговор конногвардейцев, а император Николай Павлович наложил на смягчённый приговор свою резолюцию:
"Быть по сему, но рядового Геккерна, как не русского подданного, выслать с жандармом за границу, отобрав офицерские патенты".
Николай Иванович Греч (1787-1867) – русский писатель, журналист и издатель.
Фёдор Иванович Тютчев (1803-1873) – русский дипломат и поэт.
Луи Якоб Теодор ван Геккерн де Беверваард (1792-1884) – голландский дипломат.
Жорж Шарль Дантес-Геккерн (1812-1895) – приёмный сын дипломата Геккерна; поручик конногвардейского полка на русской службе.
Василий Андреевич Жуковский (1783-1852) – русский поэт и педагог.

Либерал Горчаков

Известно, что карьеру князя А.М. Горчакова сильно тормозил граф Нессельроде, бывший министром иностранных дел Империи. Горчаков просидел восемь лет советником посольства в Вене, а потом двенадцать лет пробыл чрезвычайным посланником в Вюртемберге. Его карьера не удалась из-за того, что за ним укрепилась опасная репутация либерала, а Николай Павлович таких не жаловал.
Дело было так: в 1835 году Николай Павлович с небольшой свитой прибыл в Вену. Российский посланник Д.П. Татищев по какой-то причине отсутствовал, и его обязанности исполнял старший советник посольства Горчаков, который, нанося визиты императору и членам его свиты, прибыл и к графу А.Х. Бенкендорфу. Граф встретил Горчакова очень холодно, сесть не предложил, а потом сказал ему:
"Потрудитесь заказать хозяину отеля на сегодняшний день мне обед".
Горчаков спокойно подошёл к колокольчику и вызвал метрдотеля гостиницы.
Бенкендорф рассердился:
"Что это значит?"
Горчаков спокойно ответил:
"Ничего более, граф, как то, что с заказом об обеде вы можете сами обратиться к метрдотелю гостиницы".
Рассказывают, что именно этот случай и затормозил карьеру Горчакову.

Князь Александр Михайлович Горчаков (1798-1883) – русский дипломат; министр иностранных дел 1856-1882; канцлер Российской империи 1867-1883.
Дмитрий Павлович Татищев (1767-1845) – русский дипломат.
Граф Карл Васильевич Нессельроде (1780-1862) – министр иностранных дел 1822-1856; канцлер Российской империи 1844-1862.
Граф Александр Христофорович Бенкендорф (1782-1844) – генерал-от-кавалерии; шеф жандармов и Главный начальник III отделения Собственной Е.И.В. канцелярии с 1826.

Генерал в лазарете

Когда генерал Остен-Сакен командовал Бугской уланской дивизией, он как-то проводил инспекторский смотр в одном из полковых лазаретов. Лекари и смотритель лазарета были извещены об этом смотре заранее и несколько переусердствовали в подготовке.
На их беду Остен-Сакен сначала попал в палату с самыми тяжёлыми больными. Лекари требовали от больных, чтобы при посещении генерала они стояли каждый около своей койки и на приветствие генерала отвечали раскатистым:
"Здравия желаем, ваше превосходительство!"
Вот.
И когда Остен-Сакен вошёл в эту палату, больные попытались вытянуться возле своих коек, но многие просто повалились обратно. А генерал по инерции поприветствовал больных:
"Здорово, ребята!"
Дружного и бравого ответа не последовало, а было лишь едва слышимый и разноголосый ответ.
Генерал сразу же понял причину такого приветствия и раскричался на лекарей и смотрителя:
"Вы с ума сошли, заставляя таких слабых вставать!"
Приказав больным:
"Ложитесь ребята!" -
Остен-Сакен отправился в другие палаты.
Смотритель же, опережая генерала, приказал объявить всем больным, чтобы они не вставали с постели при посещении генерала.
Заходит Остен-Сакен в венерическую палату, в которой солдаты-здоровяки валяются по койкам, а на приветствие генерала дружно гаркнули:
"Здравия желаем!"
Остен-Сакен никак не ожидал подобной встречи и слегка опешил:
"Что это? Чем они больны?"
Смотритель честно ответил:
"Венерическими болезнями, ваше превосходительство".
Тут генерал рассвирепел:
"Почему слабых вы заставляли вставать при мне, а этих болванов нет?"
Смотритель не нашёлся с ответом.
На следующий день Остен-Сакен приказал: смотрителя и лекарей посадить на гауптвахту, а венерических больных всех выпороть.
Позднее смотритель лазарета удивлялся непоследовательности генерала: в одной палате разругался, зачем солдаты встали; в другой – почему не встали. И сокрушённо вздыхал при этом:
"Вот и угоди нашему начальству!"
Барон Дмитрий Ерофеевич Остен-Сакен (1793-1881) – русский военачальник, генерал-от-кавалерии и пр.; граф с 1855.

Немного об Я.А. Дружинине

Известный русский чиновник и переводчик Я.А. Дружинин дослужился до тайного советника и много лет занимал должность директора Департамента мануфактур и внутренней торговли. Прославился среди современников своим искусством составлять деловые бумаги, и за это его в 1800 году избрали в действительные члены Российской Академии.
Служебный его путь достаточно хорошо известен, а как о человеке о нём, хоть и очень коротко, написал только Н.И. Греч, который его близко знал.
Приведу несколько фрагментов из воспоминаний Греча, где самым забавным является отзыв о Дружинине графа Канкрина, у которого Дружинин служил в должности начальника канцелярии министерства финансов:
"Он был человек очень способный к делам, мастер писать и отписываться, притом до чрезвычайности добр, снисходителен и услужлив. По утрам передняя его была наполнена нищими и – заимодавцами.
Его срезала любовь к женскому полу и плоды её. Граф Канкрин сказал мне о нём однажды:
“Яков Александрович добрый и способный человек; шаль только, что у него мноко тетей”".
Большинство исследователей считают, что Канкрин так произнёс слово “детей”, но мне кажется, что граф подразумевал дам, то есть он сказал “тётей”.
Вернёмся к воспоминаниям Греча:
"Для поддержания и содержания всего своего исчадия, законного и беззаконного, издерживал он все свои доходы, достаточные для иного. Кроме того, принуждён был не отказываться от благодарности, и занимал деньги, где мог. Когда он умер в той самой комнате, где родился, едва было чем его похоронить... Таких людей нынче немного".
Яков Александрович Дружинин (1771—1849) — русский чиновник и переводчик.
Граф Егор Францевич Канкрин (Георг Людвиг, 1774-1845) – министр финансов 1823-1844.

Стихов не пишете?

В 1826 году Канкрин назначил вице-губернатором в Тверь известного баснописца А.Е. Измайлова, который в своей должности начал активно бороться с казнокрадством и взяточничеством. Эта борьба закончилась полным поражением Измайлова: сначала его перевели на ту же должность в Архангельск, а потом возбудили против него уголовное дело. Отстранённый от службы Измайлов вскоре умер в страшной нищете.
Канкрин после этого случая спрашивал каждого нового кандидата на вице-губернаторскую должность:
"Фи, батушка, стихов не пишете?"
Александр Ефимович Измайлов (1779-1831) – русский баснописец, публицист и издатель; вице-губернатор Твери 1826-1828.

Реплика Канкрина

Однажды в Государственном Совете рассматривался сенатский доклад о том, могут ли быть членами протестантских консисторий лица других вероисповеданий.
Чем не наша Дума?
Граф Канкрин высказал своё мнение так:
"Я думаю, что скоро спросят Государственный Совет: могут ли мужчины быть кормилицами?"


Диван на английских пружинах

В 1853 году отношения между Россией и Турцией обострились до предела, и в Стамбул чрезвычайным послом был отправлен князь А.С. Меншиков. Встретили турки Меншикова очень торжественно, однако тот вёл себя довольно вызывающе, как представитель монарха-повелителя. На смотр войск он явился в пальто и с хлыстиком в руке, да и свита его была одета очень небрежно.
И на переговорах князь появлялся с небрежностью, хотя турки встречали его со всеми почестями. Переговоры постоянно заходили в тупик, так как султан под давлением английского и французского посланников постоянно хитрил и изворачивался.
Меншиков по этому поводу сказал, что диван здесь на английских пружинах.
Он подразумевал диван, как орган высшего управления в Оттоманской империи.

Князь Александр Сергеевич Меншиков (1787-1869) – генерал-адъютант, адмирал; морской министр 1836-1855.

Диван вертится

В то время, когда князь Меншиков был в Стамбуле, в Европе, да и в России, в моду вошли сеансы спиритизма, на которых происходило столовращение и прочие удивительные вещи. Когда Меншикову сообщили об этом, он сказал:
"У вас вертятся столы, шляпы, тарелки, а от моего прикосновения – диван завертелся!"


Упрямая лошадь

Когда князь Меншиков отправлял чиновника с донесением в Петербург, тот после получения инструкций поинтересовался, не прикажет ли князь ещё что-нибудь передать устно.
Меншиков, морщась и грызя ногти, ответил:
"Разве прибавь, пожалуй, что я здоров, что часто езжу верхом, что теперь объезжаю лошадь, которая попалась очень упрямая, и что лошадь эту зовут – Султан".
Как известно, князю Меншикову не удалось объездить эту лошадь.

Анекдоты из собрания Нестора Кукольника. Часть II

(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: