Прогулки по Тациту, вып. 8


Ворчалка № 50 от 22.06.2000 г.


Вы, дорогие читатели, уже наверно привыкли, что на страницах Тацита мы встречаем какие-то интриги, судебные процессы, войны и т.д. Но взгляд историка останавливался и на других, примечательных с его точки зрения, событиях. Рассмотрим два таких сообщения историка.



Катастрофа на стадионе

Нет, это не репортаж о событиях на стадионе в наши дни. Мы уже как-то привыкли к катастрофам на стадионах. Там подрались болельщики и кого-то зарезали; там рухнула трибуна стадиона. Нет, мы вернемся почти на две тысячи лет назад.



Я уже писал о том, что в правление Тиберия было очень сильно ограничено количество игр и представлений для народа. Различные нечистые на руку дельцы, которых в то время было не меньше, чем теперь, наживались на этом. Иногда такие предприятия оканчивались большой бедой.



В 27 г. от Р.Х., в консульство Марка Лициния и Луция Кальпурния, один богатый вольноотпущенник по имени Атилий решил построить в городе Фидена амфитеатр, чтобы давать в этом городе гладиаторские бои. На этом он надеялся нажить очень приличные деньги. Но собственных средств для возведения солидного сооружения у него не было. Поэтому он начал экономить на всем. Первым делом он купил дешевый участок и не провел никакого его обследования, чтобы выяснить, насколько надежен грунт и каков должен быть фундамент. Надо было экономить! Он же строил амфитеатр не для того, чтобы прославиться среди своих сограждан, а для наживы. Итак, на ненадежном грунте быт сооружен довольно слабый фундамент, да еще не из лучших материалов. Ну, как будто дело происходит в XX веке.



Деревянный амфитеатр, возведенный на этом фундаменте, был сколочен на скорую руку и особой прочностью тоже не отличался. Ведь надо было спешить, чтобы вернуть затраченные деньги и начать, наконец, зарабатывать. Наконец строительство было завершено и назначен день первых боев.



Соскучившаяся по таким мероприятиям публика, толпами стала стекаться в амфитеатр. Фидена город небольшой, но расположен не очень далеко от Рима, откуда также прибыло огромное количество зрителей. Ну, в общем, полный аншлаг, и даже более того. Амфитеатр был переполнен. И беда не заставила себя ждать. Во время представления огромное сооружение начало перекашивать. Испуганная публика начала метаться по трибунам, которые не выдержали такой нагрузки и начали рушиться. Часть рядов начала падать внутрь амфитеатра, увлекая с собой множество людей, а часть - наружу, погребая под собой и тех людей, кто не смог попасть на бои, а стоя вокруг амфитеатра, удовлетворялся информацией, которая просачивалась с трибун. Тотализатор существовал уже тогда. Паника охватила весь амфитеатр, который очень быстро весь и разрушился.



Историк так описывает картину бедствия:
"...те, кого смерть настигла при обвале здания, благодаря выпавшему им жребию избавились от мучений; еще большее сострадание вызывали те изувеченные, кого жизнь не покинула сразу: при дневном свете они видели своих жен и детей, с наступлением темноты узнавали их по рыданиям и жалобным воплям. Среди привлеченных сюда разнесшейся молвой тот оплакивал брата, тот - родственника, иные - родителей. И даже те, чьи друзья и близкие отлучились по делам из дому, также трепетали за них, и, пока не выяснилось, кого именно поразило это ужасное бедствие, неизвестность только увеличивала всеобщую тревогу".



Место катастрофы было оцеплено. Но когда начали разбирать развалины, к телам погибших устремились толпы людей, удержать которых не было никакой возможности. Близкие люди обнимали и целовали тела своих погибших родственников. Стояли стоны и плач. Нередко возникали недоразумения, особенно когда лицо покойника было обезображено до неузнаваемости, а одинаковое телосложение и возраст не позволяли однозначно идентифицировать покойника.



Следует отметить, что сразу же после катастрофы знать Фиден и других небольших близлежащих городов, проявила себя самым достойным образом. Двери домов были открыты для оказания врачебной помощи пострадавшим и снабжения их лечебными средствами, а также и питанием. Тацит пишет про город, который постигло такое несчастье, что
"...сколь ни был горестен его облик, как бы ожили обычаи предков, которые после кровопролитных битв поддерживали раненых своими щедротами и попечением".



После разбора завалов были подведены ужасные итоги этой катастрофы: погибло и было изувечено около пятидесяти тысяч человек.



Слушанием этого дела занимался сенат. Атилий, конечно же, был отправлен в изгнание. Но сенат этим не ограничился. Было вынесено специальное постановление, согласно которому человек, имеющий состояние меньше четырехсот тысяч сестерциев, не имеет права устраивать гладиаторские бои. Этим же постановлением запрещалось возводить амфитеатры без предварительного обследования надежности грунта.



Птица Феникс

Не удивляйтесь, дорогие читатели, да, именно о птице Феникс есть сообщение у нашего историка. Ведь вера в реальное существование этой птицы была очень широко распространена не только в древности, но и вплоть до нового времени. Это сейчас мы, такие образованные и умные, считаем эти сообщения сказкой... Кроме того, не будем придираться к некоторым неточностям Тацита в хронологии.



Итак, в 34 году от Р.Х., в консульство Павла Фабия и Луция Вителлия, после долгого круговорота веков птица Феникс возвратилась в Египет. Ученым из Египта и Греции была предоставлена обильная пища для размышлений о столь поразительном чуде. Все ученые сходятся в том, что это существо посвящено солнцу и отличается от других птиц головой и яркостью оперения. Прилет Феникса всегда сопровождается прилетом множества других птиц, которые дивятся их невиданному облику. В вопросе же о возрасте этой птицы мнения ученых разделились. Большинство ученых уверено в том, что эта птица живет пятьсот лет. Однако некоторые ученые возражали против этих утверждений. Они вычислили, что эта птица живет тысячу четыреста шестьдесят один год. В подтверждение своих расчетов они приводят сообщения о том, что эта птица ранее прилетала в город Гелиополь, в первый раз - при владычестве Сесосиса (Сесостриса), во второй - Амасиса (Яхмоса II) и в последний - Птолемея, царствовавшего третьим из македонян. Но так как Птолемея отделяет от Тиберия менее двухсот пятидесяти лет, то многие считали, что эта птица не настоящая, что она не из арабской земли, и предания древности на нее не распространяются.



Тут же Тацит сообщает все, что ему известно о птице Феникс. Когда истекают его (Феникса) года и он чувствует приближение смерти, он у себя на родине, в Аравии, строит гнездо и изливает в него детородную силу, от которой возникает птенец. Первая забота этого птенца, когда он достигнет зрелости, - это погребение останков своего отца. Но он не берется за это дело опрометчиво. Сначала он берет мирру (это душистая смола некоторых африканских и азиатских деревьев) весом равную весу отца и испытывает себя в дальних и продолжительных полетах.
"И когда станет способен справиться с таким грузом и с таким дальним путем, переносит тело отца на жертвенник солнца и предает его там сожжению".



Изложив все эти факты, историк далее отмечает:
"Все это недостоверно и приукрашено вымыслом, но не подлежит сомнению, что время от времени эту птицу видят в Египте".

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: