Краткие заметки об общинах ессеев и терапевтов. Часть II


Ворчалка № 136 от 18.11.2001 г.


О сектах ессеев известно гораздо больше, тем более что находки рукописей у Мертвого моря и археологические раскопки, проводимые в тех же местах, позволяют отождествить жителей этих мест с ессеями или очень близкой им сектой. Я уже упоминал источники, сообщающие нам сведения о ессеях. Но Плиний Старший, например, говорит о ессеях очень кратко. Он только сообщает, что ессеи жили на западном берегу Мертвого моря, очень уединенно и замкнуто, без женщин и не знали денег. Число ессеев постоянно увеличивается из-за постоянного притока людей, бегущих от городской жизни (т.е. цивилизации). Вот и все.



Филон Александрийский сообщает о ессеях в двух различных трактатах: "Апологии" и "О том, что каждый добродетельный свободен". В "Апологии" ессеи изображаются как образец коллективной жизни и человеколюбия, а во втором трактате ессеи представляются примером истинно добродетельной, а потому и свободной, жизни.



Во всех сообщениях о ессеях отмечается общность имущества, отсутствие какой-либо частной собственности и право каждого члена пользоваться общим имуществом по мере необходимости. Филон пишет, что
" никто из них не имеет собственного дома, который не принадлежал бы всем сообща",
и
"у них имеется общая для всех касса и общие расходы; общими являются также одежда и питание... Ту плату, которую они получают за проработанный по найму день, они не хранят как свое собственное, но делают это общим, предоставляя желающим пользоваться своим доходом".



В другом месте Филон пишет:
"Никто не имеет вообще ничего собственного: ни жилища, ни раба, ни земельного участка, ни скота, ни другого имущества и источников богатства. Помещая все собранное в общее место, они сообща пользуются имуществом всех... У них общая не только трапеза, но и одежда".



Живут ессеи все вместе, все время проводят в труде для общей пользы, занимаясь земледелием, скотоводством и ремеслами. Избранные казначеи собирают все доходы общины, контролируют общее имущество и заботятся о приобретении необходимых для жизни товаров. Общие трапезы у ессеев отличаются скромностью, так же как скромна и их одежда. Молодые члены общины заботятся о старших. Ессеи не женятся и не допускают в свою общину женщин.



Об отношении ессев к рабству Филон сообщает:
"У них нет ни одного раба, но все они свободны, взаимно оказывая друг другу услуги. Они осуждают господ не только как [людей] несправедливых, оскверняющих равенство, но и как нечестивцев, нарушающих установления и закон природы, которая, подобно матери, всех породив и выкормив равным образом, сделала людей законными братьями не только по названию, но и в действительности. Коварная и чрезмерно возрастающая жадность расшатала их родство, вместо близости создала отчужденность и вместо дружбы - вражду".



Филон сообщает, что ессеи больше других людей думают и заботятся о Боге, не приносят в жертву животных и стремятся к благочестивому образу мыслей. Больше всего они занимаются философией, в основном моралью, и во всем руководствуются древними законами. В священный день субботу они собираются все вместе на собрание, где располагаются в определенном порядке и внимательно слушают чтение и толкование священных книг. Философия ессеев заключается в символическом и аллегорическом толковании текстов. Флавий добавляет, что ессеи очень усердно изучают древние тексты, а священные книги секты хранят в тайне.



В своем стремлении к благочестию ессеи руководствуются любовью к Богу, любовью к добродетели и любовью к человеку. Любовь к Богу предполагает воздержание от клятв и лжи, целомудрие, веру в то, что Божественное является причиной только благ. Любовь к добродетели означает отвращение к стяжательству, равнодушие к славе и наслаждениям, стойкость, выдержку, скромность и незначительные потребности в жизненно необходимом. Любовь к людям проявляется у ессеев в чувстве равенства, общности и благорасположении к другим.



Флавий писал о ессеях значительно позже Филона, поэтому у него вместе с большим количеством совпадающих сведений есть и отличия. Он отмечает священный характер трапез у ессеев, утренние молитвы восходящему солнцу, ритуальные омовения, вступительную клятву ессеев, наказание провинившихся, веру в предопределение, их способность предсказывать будущее, а также наличие среди ессеев течения, допускающего брак. Так, по Флавию, трапезе ессеев предшествовал обряд очищения, заключавшийся в ритуальном омовении. Сама трапеза происходила в священном помещении, куда допускались только полноправные члены общины, одетые в белые одежды. За приготовлением еды следили жрецы, один из которых перед началом еды и по ее окончании произносил благословение. Во время трапез царила полная тишина.



Если нам ничего не известно о представлениях терапевтов о душе, то ессеи считают, что душа бессмертна, а тело обречено на гибель, так что тело рассматривается ими лишь как временная темница души. Ипполит же в своих заметках о ессеях сообщает, что многие их них верят также и в воскресение тела.



Филон сообщал, что ессеи вообще не знают торговли, а Флавий пишет о том, что они ничего не покупают и не продают друг другу. Филон отмечал пацифизм ессеев, то Флавий сообщает об участии ессеев в Иудейской войне. Но эти расхождения в описании ессеев, сделанные с интервалом более чем в сто лет, вполне понятны и допустимы.



Прочтение рукописей, найденных у Мертвого моря, и археологические раскопки Кумранской общины показали, что эта община была очень близка к ессеям, как их изображали Филон и Флавий. Так согласно "Уставу" Кумранской общины, каждый вступающий в общину обязан был внести
"все свое знание, свою силу [т.е. труд], свое имущество в общину Бога".
Все это передавалось
"в руки человека, надзирающего за работой старших".



Когда вступающий проходил испытательный срок, его имущество смешивалось с имуществом остальных членов общины. Отлученному члену общины возвращалось его имущество, а остальным членам общины запрещалось им пользоваться. Большинство исследователей в настоящее время прямо отождествляют Кумранскую общину с ессеями или рассматривают их как очень близкие движения.



Я не буду дополнительно описывать сходство и различие между ессеями и терапевтами, так как те, кто добрались до этих строк, легко смогут сделать это самостоятельно, а утяжелять текст лишними рассуждениями и описаниями, наверно, не стоит.

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: