Форт Самтер взят. Что дальше? Проблема "пограничных" штатов


Ворчалка № 161 от 05.05.2002 г.


   Взятие форта Самтер было лишь первым эпизодом начинающейся гражданской войны. Но в первое время после этого инцидента никаких крупных столкновений между северянами и Конфедерацией не было. Все, конечно же, понимали, что война фактически уже началась, но ни промышленный Север, ни рабовладельческий Юг к немедленным боевым действиям оказались не готовы.
   Первые три месяца после падения форта Самтер обе стороны провели в заботах о мобилизации своих армий и подготовке к продолжительным военным действиям. Следует отметить, что президент Линкольн понял это довольно быстро. Когда он обращался к стране 15 апреля 1861 года и призывал добровольцев на войну для сохранения единства страны, то срок воинской службы добровольцев ограничивался тремя (sic!) месяцами. Это породило в Союзе легкомысленную и беспечную уверенность в быстрой и легкой победе. Но уже 3 мая того же года была обнародована декларация о призыве новых добровольцев, а срок их службы составлял теперь уже три года.
   Уже на первый призыв Линкольна откликнулось множество добровольцев, которое очень быстро превысило выделенные квоты для каждого из штатов Союза. Перед руководством Союза встали очень острые вопросы: во что обмундировать, чем вооружить и как прокормить такую массу людей. Но промышленный Север готовился быстро справиться с этой задачей. В то же время президент Линкольн сразу же понял, что Конфедерация, обладавшая значительно более низким промышленным потенциалом, будет вынуждена обратиться за помощью к другим странам, в первую очередь к Англии и Франции. Поэтому уже 19 апреля он объявил о морской блокаде всего побережья южных штатов от Южной Каролины до Техаса. Сразу же скажу, что морская блокада Конфедерации никогда не носила абсолютного характера, да и не могла его иметь, в силу ограниченности военного флота северян.
   Тем временем продолжалось расширение Конфедерации: 17 апреля Вирджиния заявила о сецессии и своем присоединении к Конфедерации, и появились слухи о таких же действиях со стороны Арканзаса и Северной Каролины. Действительно, несколько позже, 6 и 20 мая соответственно, такое же решение приняли Арканзас и Северная Каролина. Однако президент Линкольн принял решение о расширении блокады на все указанные штаты уже 27 апреля 1861 года, то есть фактически до принятия штатами Арканзас и Северная Каролина решения о сецессии.
   На Юге тоже интенсивно готовились к войне, и там несколько раньше поняли, что война будет иметь затяжной характер. Еще 6 марта президент Дэвис объявил о наборе 100 тысяч добровольцев со сроком военной службы в один год. Но главной заботой, как в Союзе, так и в Конфедерации была вербовка сторонников в штатах, которые еще не заняли определенной позиции, а в первую очередь в пограничных штатах Мэриленд, Кентукки, Миссури и Теннесси. Острая борьба шла и в западной части Вирджинии, где было много сторонников северян. Ценность этих штатов заключалась в том, что они располагались в самом центре страны и имели важное стратегическое положение. По роду хозяйственной деятельности, да и по своим симпатиям, эти штаты традиционно примыкали к южным штатам. Однако они располагались слишком близко к северным штатам и старались без особой необходимости не портить отношения с Севером, который был заинтересован в том, чтобы эти штаты оставались, как минимум, нейтральными. Вот на территории этих "пограничных" штатов и развернулись наиболее интересные события первых месяцев Гражданской войны.
   Начнем с Мэриленда, так как именно из территории этого штата был выделен федеральный округ Колумбия со столицей США городом Вашингтоном. Интересно, что случилось бы, если бы столица США очутилась внутри территории штата, присоединившегося к Конфедерации? Поэтому сразу же после сдачи форта Самтер северяне проявили самый пристальный интерес к делам в этом штате. Уже 19 апреля в столицу штата Мэриленд город Балтимор вошел 6-й массачусетский полк. Он был сформирован в Бостоне, откуда прошел до Балтимора, где собирался пересесть на поезда, чтобы доехать до Вашингтона.
   Узнав о прибытии полка северян, жители Балтимора устроили мелкие беспорядки: на улицах собирались толпы народа и распевали песни южан, а на одной из улиц было сооружено нечто вроде баррикады, чтобы затруднить путь северян к вокзалу. Когда отряды северян появились на улицах Балтимора, толпы горожан пытались преградить солдатам путь, а потом стали швырять в них камни и палки. Был даже подожжен один из мостов на их пути. Солдаты не остались в долгу. Они примкнули штыки, произвели несколько залпов боевыми патронами и легко проложили себе путь к вокзалу. Они сразу же показали жителям штата, что шутить и церемониться с ними они не собираются.
   В результате этой стычки 6-й массачусетский полк потерял четырех человек убитыми и 36 человек получили различные ранения. Среди горожан оказалось девять убитых и большое число раненых. Город бурлил. Едва северяне покинули город, как взбешенная толпа разгромила вокзал, в нескольких местах разрушила железнодорожные пути, а несколько паровозов были сброшены в реку.
   События в Балтиморе вызвали живой интерес во всех частях страны, а также резкую реакцию заинтересованных сторон. Понимая важность позиции этого штата, президент Конфедерации Д. Дэвис 22 апреля отправил губернатору Вирджинии Летчеру следующую телеграмму:
"Поддержите Балтимор, если возможно. Мы пошлем вам подкрепления".
Но северяне в вопросе с Мэрилендом оказались значительно проворнее.
   В тот же день губернатор штата Хикс отправил президенту Союза такую телеграмму:
"Волнение устрашающе. Не посылайте сюда больше войск".
Президент Линкольн, естественно, проигнорировал просьбу губернатора Хикса и распорядился о немедленном вводе в Балтимор дополнительных воинских подразделений. Порядок в городе был восстановлен, а 13 мая восстановилось и железнодорожное сообщение с Вашингтоном. С конца апреля и до окончания войны правительство Союза всегда держало в Мэриленде достаточные силы, что обеспечило вынужденный нейтралитет данного штата. Поэтому нет ничего удивительного в том, что 27 апреля 1861 года 57 из 70 законодателей ассамблеи штата Мэриленд проголосовали против сецессии. Итак, Мэриленд остался в Союзе!
   Наиболее пресно события развивались в Теннесси. Уже 7 мая власти штата объявили о заключении военного союза с Конфедерацией, а 8 мая были оглашены результаты референдума, согласно которым 104019 избирателей штата проголосовало за сецессию, а 47238 избирателей - против. Таким образом, Теннесси вышел из состава Союза и присоединился к Конфедерации.
   В Кентукки также обошлось без резких эксцессов, но позиция штата оказалась несколько иной, чем в Теннесси. Здесь губернатор штата Мэгоффин был сторонником Конфедерации, но большинство членов законодательного собрания штата было против сецессии. На призыв президента Линкольна о добровольцах губернатор ответил, что
"Кентукки не предоставит войск для греховной цели - подчинения братских южных штатов".
   Такое положение дел в Кентукки очень обеспокоило северян, но единственно чего им удалось добиться, так это нейтралитета штата. Губернатор Мэгоффин обратился к населению и законодательному собранию штата с призывом соблюдать нейтралитет, и 24 мая ассамблея штата Кентукки официально объявила о нейтралитете штата, то есть было принято решение не откликаться на призывы северян и южан о наборе добровольцев. Но такое решение на практике было выполнить очень трудно, так что не стоит удивляться тому обстоятельству, что жителей этого штата можно было встретить в рядах обоих враждующих армий.
   Наиболее интересные события происходили в Миссури. Губернатор штата К. Джексон был решительным сторонником сецессии, и еще в феврале 1861 года попытался через ассамблею штата провести соответствующее решение. Однако результат голосования оказался совершенно неожиданным: только один голос был подан за сецессию, а 89 - против. Однако на призыв президента Линкольна о добровольцах губернатор Джексон ответил:
"Ваше предписание, по моему суждению, является незаконным, антиконституционным и революционным по своей цели, бесчеловечным и дьявольским, и не может быть выполнено. Штат Миссури не предоставит ни единого человека для проведения любого подобного бесовского крестового похода".
   Но губернатору Джексону было недостаточно нейтралитета штата, и от пассивного сопротивления он перешел к активным действиям. Вначале он решил во главе милиции штата пробиться к основным силам Конфедерации и с их помощью освободить Миссури. С этой целью из милиции штата были уволены все сторонники Союза. Но к началу мая цель губернатора несколько переменилась. Дело в том, что в городском арсенале Сент-Луиса хранилось около 60 тысяч винтовок и большое количество боеприпасов. Если бы Джексону со своими сторонниками удалось захватить этот арсенал, то он смог бы вооружить всех сторонников сецессии и привести штат в Конфедерацию без отвлечения ее основных сил. В начале мая на окраине Сент-Луиса около тысячи милиционеров штата собрались в лагере, названном именем губернатора. Во главе милиционеров губернатор Джексон поставил генерала Д. Фроста.
   Но сторонники северян не дремали и сумели во многом опередить губернатора. Во главе гарнизона Сент-Луиса стоял генерал Фрэнсис Блейр-младший, брат которого был министром связи в правительстве президента Линкольна. Через своего брата еще в начале марта генерал Блейр довел до сведения президента Линкольна свои опасения за судьбу арсенала. Линкольн сразу же откликнулся на его сообщение и прислал Блейру подкрепления во главе с капитаном Натаниелем Лайоном. В дополнение к имеющимся в их распоряжении силам они вооружили еще около тысячи колонистов немецкого происхождения, в лояльности которых Союзу можно было не сомневаться. С помощью этих ополченцев все оружие из арсенала было тайно переправлено в соседний штат Иллинойс, где оно оказалось в полной безопасности.
   Губернатор Джексон был в ярости, но мышка уже была в норке! Эта неудача не остановила Джексона, и с помощью своих сторонников он раздобыл некоторое количество оружия в Новом Орлеане и в ящиках с надписью "мрамор" переправил его в лагерь Джексон. После этого охрана лагеря была усилена, однако гражданское население имело свободный доступ на территорию лагеря. Воспользовавшись этим обстоятельством, капитан Лайон переоделся дамой и совершил 9 мая в коляске разведывательную поездку через территорию лагеря.
   Оправдывая последующие действия Блейра и Лайона, многие историки утверждают, что 11 мая милиционеры, расположившиеся в лагере, намеревались поднять мятеж. Однако никаких доказательств в пользу этой версии никто так и не привел. А утром 10 мая отряд, состоявший из тысячи немцев-ополченцев, во главе с капитаном Лайоном подошел к воротам лагеря Джексон и попытался войти в лагерь. Часовые потребовали предъявить полномочия для входа на территорию лагеря. В ответ на это на часовых было направлено дуло тяжелого орудия. Все ополченцы по сигналу развернулись в цепь для атаки, а Лайон предложил милиционерам сдаться. Все 635 милиционеров сдались в плен без малейшего сопротивления и были отправлены в городскую тюрьму Сент-Луиса. С трудом верится в то, что люди, которые готовятся 11 мая поднять мятеж, утром 10 мая оказываются совершенно не готовыми к хоть малейшему сопротивлению! И где была их разведка?
   По дороге в тюрьму горожане попытались освободить арестантов, но Лайон приказал открыть огонь по безоружным горожанам, и толпа быстро разбежалась. В результате этой бойни погибло 28 человек и множество получили ранения различной степени тяжести. За расстрелом горожан наблюдали и два будущих героя Гражданской войны со стороны северян: это были Улисс Грант и Уильям Шерман. Первый занимался в городе набором добровольцев для штата Иллинойс, а второй заведовал в городе кампанией, которая владела конкой.
   На следующий день всех арестованных отпустили по домам, но отобрали у них оружие и взяли с них честное слово, что они не будут воевать против Союза. Концентрационные лагеря для пленных северяне изобретут чуть позже! За свой подвиг капитан Лайон был сразу же произведен в бригадные генералы.
   Сразу же после ликвидации лагеря милиционеров, губернатор Джексон вместе с несколькими членами ассамблеи штата и освобожденными милиционерами сели на пароходы и приплыли в столицу штата Джефферсон-Сити. Они собирались поднять местное население против Союза, выдвигая в качестве главного аргумента расстрел Блейром и Лайоном мирных жителей Сент-Луиса. Это произвело сильное впечатление на многих. Даже бывший губернатор Прайс, который был противником сецессии, предложил Джексону свои услуги и получил от него звание генерала.
   Ассамблея штата осудила действия Блейра и Лайона и наделила губернатора Джексона чрезвычайными полномочиями. Генерал Маккалоч, который командовал силами Конфедерации в штате Арканзас, даже двинул свои части на поддержку Джексона, но новоиспеченный генерал Лайон опередил его и явился в Джефферсон-Сити с войсками. Джексон со своими сторонниками бежал на Юг, но Лайон настиг их у Бунвилла и здорово там потрепал. Джексону с остатками своих сторонников все же удалось соединиться с силами генерала Маккалоча вблизи границы с Арканзасом, но дело конфедератов в штате Миссури было окончательно проиграно. Генерал Блейр спешно созвал в Сент-Луисе конвент, на котором губернатор Джексон был смещен со своей должности и объявлен предателем, а новым губернатором штата был назначен, естественно, генерал Блейр.
   Любопытная ситуация сложилась в западной части штата Вирджиния, где практически не было рабства из-за отсутствия самих рабов. Поэтому, когда в апреле 1861 года собралась ассамблея штата для принятия решения о сецессии, законодатели от западных округов покинули столицу штата Ричмонд и заявили, что намерены провести свою сецессию, то есть выделиться из состава штата Вирджиния, чтобы воссоединиться с Союзом. Возникла парадоксальная ситуация: лидеры Конфедерации, принимая решение о сецессии, апеллировали к Декларации независимости, которая провозглашала право любого народа менять или свергать недостойных правителей. Однако за западом Вирджинии это право признано не было.
   Законодатели от западной части штата собрались на свой конвент в городе Уилинге, на котором избрали К. Тарра губернатором новой территории. Да, пока еще территории, ибо полноправным штатом Западная Вирджиния стала только 30 июня 1863 года. А 17 июня 1861 года конвент одобрил декларацию, в которой осудил действия вирджинской ассамблеи и объявил их незаконными. В Вашингтон была направлена спешная просьба об оказании военной помощи.
   Из этого краткого обзора легко видеть, что Север выиграл борьбу за " пограничные" штаты и территории. В заключение скажу еще несколько слов и приведу несколько цифр. К началу войны на Севере проживало 22 миллиона человек, а на Юге - лишь около 9 миллионов человек, из которых 3,5 миллиона составляли негры-рабы. Так что огромный численный перевес был на стороне Севера. На Юге не было и сколько-нибудь развитой промышленности, в первую очередь отсутствовала оружейная промышленность. Все это делало шансы южан на победу очень проблематичными.
   Легенда о поголовном исходе офицеров федеральной армии на сторону южан, которой пытались оправдать поражения северян в первый период войны, опровергается цифрами. На начало 1861 года в армии США числилось 1108 офицеров. Из них лишь 313 человек подали в отставку, а затем вступили в различные армии конфедератов. Почти все они были южанами и отказывались воевать против своих родных штатов. А 795 офицеров остались в армии северян. Возможно, что эта легенда родилась под влиянием фигуры Роберта Ли, который родился в Вирджинии.
   В начале 1861 года полковник Ли командовал Техасским военным округом и выступал противником сецессии южных штатов. После сецессии Техаса 1 февраля он покинул свой пост и уехал к своей семье в Арлингтон, что на границе штата Вирджиния и федерального округа Колумбия. 28 марта президент Линкольн назначил Роберта Ли командиром 1-го кавалерийского полка регулярных войск. А 18 апреля главнокомандующий силами Союза генерал Скотт пригласил к себе полковника Ли и предложил ему занять свой пост. Свое предложение Скотт объяснял тем, что уже стар и боится не справиться со сложными задачами военного времени. Но полковник Ли отказался от этого лестного предложения, а уже 22 апреля губернатор Вирджинии Летчер предложил ему вступить в должность командующего всеми вооруженными силами штата в звании генерал-майора, и полковник Роберт Ли согласился. До сих пор в точности неизвестно, что заставило Роберта Ли так переменить свои взгляды и перейти на сторону Конфедерации.

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: