Дело об убийстве чиновника


Ворчалка № 163 от 19.05.2002 г.


   Название почти как у Э. С. Гарднера в цикле романов о Перри Мейсоне. Впрочем, судите сами: Трое мужчин, один из них был садовником, другой - парикмахером, а третий - лицом без определенной профессии, сговорились между собой и убили государственного чиновника. По каким-то им одним известным причинам убийцы сообщили жене убитого чиновника о том, что ее муж убит. Опять же по неизвестным нам причинам эта женщина ничего не сообщила властям об убийстве своего мужа и предпочла промолчать, сохраняя дело в тайне.
   Однако труп убитого был обнаружен. Правосудие проявило оперативность и быстро арестовало убийц чиновника, а также и его жену. На суде обвинение требовало смертной казни не только для убийц чиновника, но и для жены убитого, рассматривая ее поведение, как соучастие в убийстве. Защита же настаивала на том, что женщина не принимала непосредственного участия в убийстве и, следовательно, не заслуживает столь сурового наказания. Присяжные должны были разобраться в доводах обвинения и защиты и вынести свой вердикт.
   Самое заурядное дело, скажите вы, уважаемые читатели, и будете конечно же правы: Если бы не одно обстоятельство. Дело в том, что это убийство произошло примерно в 1900 - 1850 году до Р.Х. Да! Я не ошибся! Убийство чиновника произошло примерно ЧЕТЫРЕ ТЫСЯЧИ ЛЕТ ТОМУ НАЗАД в Шумере, и данный случай является самым древним из известных нам уголовных дел.
   Итак, мы находимся в шумерском городе Ниппуре, в котором лугаль Ур-Нинурта, резиденция которого находилась в городе Исин, приказал собранию граждан разобраться в убийстве храмового чиновника, нишакку, по имени Лу-Инанна. Убийцы известны, пойманы и изобличены. Это
"Нанна-сиг, сын Лу-Сина [профессия его в протоколе не указана; возможно, что шумерам про его профессию говорило имя, но мы пока еще этого не знаем], Ку-Энлиль, сын Ку-Нанны, цирюльник, и Энлиль-Эннам раб Адда-каллы, садовник",
которые обвиняются в том, что они
"убили служителя ишакку Лу-Инанну, сына Лугаль-апинду".
   Я цитирую древний документ, который найден в двух экземплярах в разных местах. Это обстоятельство говорит о том, что это дело было юридическим прецендентом и было хорошо известно шумерским юристам.
   После совершенного убийства преступники сообщили об этом жене Лу-Инанны Нин-даде, но та предпочла промолчать об убийстве и ничего не сообщила властям. Вот как об этом сообщает сухой протокол:
"После того как Лу-Инанна, сын Лугаль-апинду, был убит, они сказале Нин-даде, дочери Лу-Нинурты, жене Лу-Инанны, что ее муж Лу-Инанна убит. Нин-дада, дочь Лу-Нинурты, не отверзла уст, губы (ее) остались сомкнутыми".
   Как я уже говорил, тело было найдено, убийцы пойманы и изобличены, арестовали и жену убитого, которая промолчала о факте убийства, и сообщили об этом в Исин лугалю Ур-Нинурте. Скорее всего, дело показалось лугалю достаточно сложным и запутанным, и он велел, что дело было рассмотрено собранием граждан города Ниппура, где и произошло убийство.
"Об этом деле (тогда) сообщили царю (города) Исина, (и) царь Ур-Нинурта повелел, чтобы это дело рассмотрело собрание Ниппура".
   До нас дошли имена одиннадцати человек, выступивших на этом процессе. Нет, не свидетелей преступления, ибо их имена, как и сам процесс дознания, нам остались неизвестными, а именно имена граждан Ниппура, выступивших со своими мнениями. Девять человек выступили перед собранием с требованием казни не только для непосредственных убийц Лу-Инанны, но и для его жены. Очевидно, они рассматривали молчание жены об убийстве, про которое она узнала от самих убийц, как соучастие в убийстве. Вот имена этих граждан-обвинителей:
":Ур-Гула, сын Лугаль-(:); Дуду, птицелов; Али-эллати, клиент (?); Бузу, сын Лу-Сина; Элути, сын (:)-Эа; Шеш-калла, носильщик (?); Лугаль-кан, садовник; Лугаль-азида, сын Син-андуля; Шеш-калла, сын Шар-(:)".
Эти граждане
"обратились к собранию и сказали:
"Те, которые убили человека, недостойны жить. Эти трое мужчин и эта женщина должны быть преданы смерти перед седалищем нишакку Лу-Инанны, сына Лугаль-апиду".
   Суровое и справедливое требование о том, что убийцы недостойны жить, через 3900 лет почему-то сочли во многих, так называемых цивилизованных, странах негуманным, и стали приговаривать убийц и насильников к различным срокам тюремного заключения. Причем даже за умышленное убийство далеко не всегда дают пожизненное, или хотя бы двадцатилетнее, заключение. Шумеры были все-таки мудрее нас и гуманнее. Гуманнее по отношению к простым обывателям, которые в любом государстве составляют подавляющее большинство населения. Но я несколько отвлекся от древнего процесса.
   Однако не все граждане согласились с доводами обвинителей в отношении женщины. Двое граждан Ниппура, Шу:-лилум:, служитель Нинурты и Убар-Син, садовник, выступили в защиту женщины. Они считали, что непосредственные убийцы действительно заслуживают смертной казни, но женщина-то сама не убивала и убийц не укрывала. А то, что она промолчала об убийстве, так у нее были на то веские причины. Об этих причинах мы узнаем уже из вотума собрания граждан Ниппура, а пока защитники говорят:
"Да, муж Нин-дады, дочери Лу-Нинурты, убит, (но) что сделала (?) эта женщина, чтобы ее убивать?"
Судя по всему, они привели свидетельства того, что убитый не выполнял свой долг перед женой, и не обеспечивал ей достойного существования.
   Члены собрания выслушали как представителей обвинения жены, так и ее защитников, и большинство членов собрания приняло сторону защитников женщины, сочтя их доводы достаточно вескими. Решение собрания граждан Ниппура в части, касающейся жены убитого, гласило:
"Женщина, которую муж не обеспечивал (?), пусть даже она знала врагов своего мужа, и (когда) ее муж был убит, узнала, что ее муж убит, почему бы ей не хранить (об этом) молчание (?). Разве это она (?) убила своего мужа?"
Окончательный вердикт собрания граждан Ниппура гласил:
"Достаточно покарать тех (?), кто действительно убил".
Согласно этому же решению трое убийц, чьи имена я уже приводил,
": были отданы (палачу0 для казни".
Последняя фраза протокола гласит:
"Дело было рассмотрено собранием Ниппура".
Вас не должно удивлять большое количество вопросительных знаков и слов в скобках в цитируемых текстах. В некоторых местах глиняные таблички довольно сильно повреждены, ведь прошли не века, а тысячелетия:    С. Крамер и Т. Якобсен, нашедшие и прочитавшие данный текст, заинтересовались мнением современных юристов на это дело. Они обратились к видному специалисту Оуэну Дж. Робертсу, который был в то время деканом факультета права Пенсильванского университета, а с 1930 по 1945 год являлся членом Верховного Суда США. Он ответил, что дело является достаточно сложным, и в разных западных странах решения суда отличались бы, но в деталях. А современные судьи США полностью бы согласились с судьями древнего Шумера и вынесли бы точно такой же приговор. Вот что он написал:
"Согласно нашим законам, эта женщина не может быть признана виновной в соучастии после совершения преступления. Соучастником после преступления можно считать лишь того, кто не только узнал о преступлении, но также принимал и укрывал преступника или помогал ему каким-либо другим способом".
Следует отметить, что американские судьи еще до сих пор могут приговаривать убийц к смертной казни, ведь в США смертная казнь еще не отменена, не то, что в Европе, к которой почему-то присоединились и мы. А ведь народ России никто и не спрашивал, одобряет ли он отмену смертной казни или нет! Нет, что ни говорите, а приговоры в Шумере были гуманнее:

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: