Взлет и падение дома Тайра. Часть 2


Ворчалка № 211 от 20.04.2003 г.


Эк, меня занесло. Вернемся все же к общим сведениям. Во второй половине VII века административное устройство страны было устроено по образцу империи Тан в Китае. Гражданские должности были отделены от военных и учреждены специальные должности для командующих войсками. Среди восьми образованных министерств было и военное. Во всех округах пограничных провинций (не забывайте, что государство Япония занимало тогда далеко не всю площадь островов) были образованы местные гарнизоны. Треть молодых людей, достигших двадцатилетнего возраста, призывались на военную службу в этих гарнизонах. Отбирали самых сильных и ловких. Основным звеном была пятерка воинов, далее шли десятка, полусотня, сотня и тысяча воинов. Каждая такая часть имела своего начальника. При каждой десятке состояло шесть лошадей для вьючно-обозной службы. Молодые люди, которые проявляли ловкость в верховой езде и стрельбе из лука, зачислялись в особые конные части. Выбор людей проводили правители округов и провинций. Часть воинов предназначалась для охраны столицы, а другая часть отправлялась для охраны границ.

При начале военных действий правители всех провинций должны были предоставлять направленным правительством военачальникам требуемое количество воинов, предварительно проверив предъявленные ими указы и печати. Отряд из десяти тысяч человек представлял собой самостоятельную армию. У нее были командир армии, его помощник, военный цензор и прочие командиры. Военный цензор, хотя и был рангом значительно ниже командира армии, наблюдал за его действиями и действиями всех войсковых частей и составлял о них донесения для центральной власти. Когда соединялись вместе три армии, то назначался главнокомандующий, которому в знак его высокого звания император жаловал особый меч. Во время военных действий главнокомандующий имел не только права суда над всеми подчиненными, но и мог самостоятельно казнить любого подчиненного, который не выполнит его приказ или свой воинский долг. По возвращении из похода главнокомандующий должен был предоставить императору письменный доклад о ходе военных действий. Было учреждено двенадцать степеней наградных отличий. Награды присуждались по окончании похода после обсуждения подвига. Затем войска распускались.

В мирное время оружие хранилось на специальных складах. В году были назначены определенные дни, когда специально назначенным людям было положено пересматривать оружие, вынимать его со складов, чистить, ремонтировать или заменять на новое. В мирное время все воины лишь числились на учете в своих пятерках и т.д., а жили по своим домам. Часть военачальников была в мирное время гражданскими чиновниками, и по окончании войны они снимали свои доспехи и приступали к мирным делам. Наследственно-военных родов и дружинников тогда еще не было.

Во времена императоров Конин (770-781) и Камму (782-805) было принято решение о модернизации японской армии. Для создания сильной армии было решено уменьшить общий воинский контингент, но военному искусству стали обучать зажиточных крестьян, которые умели ездить верхом и стрелять из лука, чтобы сделать их пригодными для военной службы. Слабых же людей оставляли заниматься земледелием. Так произошло отделение класса воинов от земледельцев.

Термин же "самурай" появился несколько позже, где-то в конце IX века. В этот период времени появилось большое количество богатых и могущественных простолюдинов, которые за свои военные заслуги получали звания охранников дворцовой стражи. Многие из них не несли службы ни при дворе, ни у местных феодалов, никому не подчинялись, и постепенно стали контролировать значительные территории. В мирное время они держали наготове оружие и боевые доспехи (что для Японии было нехарактерно), содержали лошадей и сами себя называли ратными людьми, то есть самураями. Про таких людей Киёцура писал:

"Вместо того, чтобы быть лютыми тиграми в императорских войсках, они являются хищными волками в своих областях".

Кланы Тайра и Минамото стали значительно усиливаться со второй половины X века, когда они для военных действий стали нанимать этих самураев. Каждый из кланов нанимал этих людей в определенных местностях, так что через некоторое время эти самураи стали как бы подданными своих командиров. Вскоре у каждого клана сложились свои армии из таких воинов, что было вроде бы и удобно для правительства страны, но вело к неуклонному усилению этих двух родов.

Тайра и Минамото не могли удовольствоваться положением простых военачальников, которых презирали при императорском дворе. Они стали пытаться захватить власть и поднимали восстания против Фудзивара, но каждый из кланов действовал не столько против Фудзивара, сколько в своих собственных интересах. Так что очень часто такие восстания Тайра подавлялись с помощью Минамото, и наоборот. Победители поочередно обогащались за счет земель поверженного соперника, но и Фудзивара вынуждены были тоже платить своим союзникам, в основном, землями, государственными или своими собственными. Постепенно кланы Тайра и Минамото укреплялись и становились реальной угрозой для Фудзивара.

А Фудзивара еще в IX веке узаконили традицию, по которой императоры могли жениться лишь на девушках из их рода. От императора Монтоку, правнука императора Камму, до Сутоку было двадцать один император, но только двое из них, Уда и Госандзё, были рождены женщинами не из рода Фудзивара. Оба эти императора попытались ограничить власть Фудзивара, но их попытки были пресечены, а императорам после непродолжительного царствования пришлось постригаться в монахи.

К XII веку по крови императоры были почти чистыми Фудзивара, но членами этого клана они себя не ощущали, ненавидели их и пытались как-нибудь отделаться от опеки своих слишком могучих родственников.

Толчок дал император Сиракава (1073-1086). Он "правил" уже четырнадцать лет, подчинялся Фудзивара и люто ненавидел их. Да и было за что! Ситуация в стране сильно ухудшилась. В различных концах страны бушевали непрекращающиеся феодальные войны, да и буддийские монахи окончательно вышли из повиновения: однажды они даже вторглись в Киото. После этого Сиракава произнес свои знаменитые слова:

"В моих владениях есть три силы, над которыми я не властен: это воды реки Камо, игральные кости и служители Будды".
О людях из рода Фудзивара император благоразумно промолчал.

В 1087 году император Сиракава сделал хитрый ход: он отрекся от престола и принял монашеский сан. Ничего необычного в этом вроде бы и не было, такое часто случалось и раньше, но Сиракава не перебрался в монастырь, как это делали другие отрекшиеся императоры. Он передал трон своему десятилетнему сыну Хорикане, покинул императорский двор и основал свой новый двор. Фудзивара были застигнуты врасплох. Вроде бы все оставалось по прежнему: один из Фудзивара был канцлером при малолетнем императоре, а другие члены клана занимали все главные должности при дворе и в государстве. Но в стране появился второй центр власти.

Фудзивара не сразу разгадали хитроумный ход Сиракавы, иначе бы они моментально пресекли такую самодеятельность. А когда они разобрались в сложившейся ситуации, было уже поздно - у них просто уже не было сил для подавления соперника. Первые императоры-иноки [после Сиракава (ум. 1129) по его пути пошел и император Тоба, процарствовавший иноком тридцать три года] стали искать союзы с врагами Фудзивара, кланами Минамото и Тайра. Кроме того, они смогли найти поддержку и у могущественных монастырей, так что с помощью таких союзников императоры-иноки начали собирать земли, но уже не как государственные, а как частные, "иноческие". В Японии образовалось две соперничающие власти, причем императоры-иноки становились более значительными фигурами, чем при своем официальном царствовании. Оставалось только дождаться столкновения этих двух центров государственной власти - официальной и "иноческой" или экс-императорской.

История о Тадамори

Тадамори Тайра, слепой на один глаз, воеводствовал в провинциях Ига и Исэ. Он служил и пользовался уважением и любовью обоих императоров-иноков. После того как с 1126 г. по 1130 г. он переловил всех разбойников на территориях Санъёдо и Нанкайдо его авторитет сильно вырос. Император-инок Тоба поручил ему заведование постройкой храма Токутёдзю (<пользующийся долгим существованием>), а затем назначил правителем провинции Тадзима и разрешил доступ в свой дворец. Для придворных такое решение своего повелителя оказалось шоком, они были оскорблены и решили убить Тадамори. Расправу решили устроить во время банкета во время праздника в честь приношения экс-императором Тоба в жертву богам-предкам риса новой жатвы. Тадамори узнал об этом и сказал:
"Пойти во дворец значит подвергнуться оскорблению, не пойти - будет трусостью. И то, и другое одинаково ляжет позором на весь род!"
Он пристегнул меч и пошел во дворец. За ним последовали двое из рода Тайра, Иэсада и его сын Иэнага, которые под одежду надели доспехи. Дворцовый страж не хотел их пускать, но Иэсада сказал:
"Господину нашему грозит опасность, и мы хотим умереть вместе с ним", -
после чего страж пропустил их во дворец.
А Тадамори, придя во дворец, в одном из темных уголков достал свой меч и помахал им, так что сверкание оружия было видно издалека. (Известно, что проносить оружие во дворец категорически запрещалось.) Заговорщики увидели оружие и струсили. Во время пира придворные заставили Тадамори плясать, а сами в такт пляске подпевали:
"Исэ-но хэйси-ва сугамэ нари".
При японо-китайском чтении иероглифов эта фраза значит:
"Выделанная в области Исэ глиняная посудина есть ваза для держания уксуса".
Но эти же звуки совпадали с японскими словами, так что чисто японским значением этой фразы было:
"Тайра из области Исэ крив на один глаз".
Тадамори оскорбился и покинул дворец, не дожидаясь окончания пира. При выходе из дворца он отстегнул свой меч и подал его одному из дворцовых слуг.
Тогда придворные обратились к экс-императору Тоба с просьбой наказать Тадамори за нарушение закона. Ведь он пришел во дворец, вооруженный мечом, и привел с собой для собственной охраны своих воинов. Пораженный Тоба призвал к себе Тадамори и подверг его допросу. Отвечая на вопросы, Тадамори сказал:
"Мои слуги, до которых дошла молва о том, что на меня готовится покушение, сами по себе пришли вслед за мной во дворец, не сказав мне об этом. Твое величество сам рассуди их вину. Что же касается того, что при мне был меч, то об этом изволь расспросить дворцового слугу".
Призвали слугу, который принес меч, оказавшийся деревянным; он только был раскрашен в серебряный цвет. Удивленный Тоба воскликнул:
"Не мало ли пришлось Тадамори помучиться, изобретая все это! Ну а то, что слуги его решились пойти на смерть за своего господина - это обычное дело между самураями!"
После этой истории Тадамори стал быстро повышаться в чинах и занял должность министра юстиции. Умер Тадамори в 1153 году.
(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: