Путешествие ко двору Тимура, вып. 6. От Султании до Термеза. Тимур торопит послов


Ворчалка № 238 от 26.10.2003 г.


29-го июня 1404 года послы выехали из Султании и проследовали через Саин-Кала, Абхар и Сакизабад. В этих местах недавно проходил Тимур со своим войском и не нашел здесь ни ячменя, ни соломы ни даже травы для лошадей. Тогда он велел стравить на корм посеянные хлеба, а войско разграбило всю местность, после чего жители покинули эти места. Остались только те, кто охранял лошадей для царского пути.



3-го июля посольство прибыло в Шахаркан, где было тепло принято местным правителем, правда, по приказу Тимура, и пробыло в нем три дня.



6-го июля кастильцы прибыли в Тегеран, где их разместили в том же доме, где обычно останавливался сам Тимур. Здесь послам был также оказан очень любезный прием. Потом они миновали развалины города Шахр-и-Рей, сильно пострадавшего во времена монгольского завоевания и доразрушенного уже Тимуром.



10-го июля они повстречали посланников от Сулеймана-мирзы, впоследствии Сулейман-шаха, которые сообщили кастильцам, что их правитель со своей ордой стоит уже недалеко отсюда, и чтобы они дождались египетского посольства и вместе предстали перед ним. Сулейман-мирза был мужем одной из старших дочерей Тимура, Султан-Батх-бегум, и, следовательно, его зятем. Как только прибыли посланники из Каира, они вместе приблизились к орде, насчитывавшей около трех тысяч шатров, поставили свои шатры и стали ждать дальнейших распоряжений.



Через некоторое время Сулейман-мирза прислал за ними. Послов встретили и проводили к правителю, который сидел под навесом в тени высокого дерева. Он усадил послов и приказал угостить их. После приема Сулейман-мирза велел им возвращаться в свои шатры и сказал, что на следующий день он отобедает с ними, а вечером послам прислали множество угощений, хлеб, муку и живых барашков.



На следующий день послы побывали на многолюдном пиру, после которого Сулейман-мирза велел показать привезенные Тимуру подарки. Осмотрев дары, Сулейман-мирза выделил верблюдов и лошадей для быстрейшей доставки даров Тимуру, а кастильцам велел выдать хороших лошадей. Послам Сулейман-мирза подарил одежды из камки, а Клавихо, кроме того, получил в подарок камису (одежда воина), шапку и прекрасного крупного иноходца с седлом и искусно украшенной уздечкой. Это был поистине царский подарок!



В этом же лагере в то время находился и правнук Тимура Мухаммед Джехангир (внук Джехангира, сын Мухаммед-Султана), который услышал о соколах, которых также везли Тимуру. Этот Мухаммед Джехангир велел сказать Сулейман-мирзе, чтобы ему отдали одного сокола, и что Тимур не будет на это в обиде. Сулейман-мирза решил, что Тимуру будет приятно, если его правнуку подарят одного сокола, и приказал отдать его. Послы пытались возражать, ссылаясь на то, что они везут эти дары самому Тимуру, но им сказали, что это один из самых доблестных воинов в царской семье, что он сейчас болен, и послы отступились.



Клавихо во время этой встречи несколько запутался в родне Тимура, путал Мухаммеда Джехангира с его отцом Мухаммедом-Султаном и передал рассказ о подвиге последнего, относя его к правнуку Тимура. В битве при Анкаре Мухаммед-Султан со своими воинами охранял Тимура. Во время сражения Тимур приказал некоторым охранникам вступить в бой. Мухаммед-Султан тогда заявил, что не годится, чтобы в такой день он оставался в бездействии, но Тимур ничего ему на это не ответил. Тогда Мухаммед-Султан в досаде сорвал шлем с головы, кинул его на землю и бросился в бой. В тот день он сражался с непокрытой головой и проявил себя доблестным воином.



12-го июля послы выехали из орды Сулеймана-мирзы, но в это время многие члены посольства уже были довольно сильно больны, так что правитель предложил больных оставить у него. Остались семь человек. Всех больных переправили в Тегеран до возвращения посольства, но двое из них до этого дня не дожили.



14-го июля послы достигли крепости Фирузкух на границе Мазандарана близ горы Демавенд. Тимур покинул эту крепость двенадцать дней назад и передал указание послам следовать за ним в Самарканд как можно скорее. Тимур осадил и взял эту крепость за пятнадцать дней до прибытия в нее послов. Дело было в том, что владелец этой крепости был в свое время воспитанником Тимура, но по какой-то причине Тимур разгневался на него и велел своему посланнику доставить владельца крепости в Самарканд. Однако, когда посланец Тимура прибыл в Фирузкух, он был схвачен и посажен под арест. Тогда Тимур с войсками двинулся к этой крепости и осадил ее. Осада длилась тридцать дней, и еще неизвестно, чем бы закончилось дело, но защитники крепости решили сдаться на милость Тимура, а ее владелец, узнав об этом, ночью тайно бежал. Крепость Фирузкух представляла собой сооружение из трех рядов крепостных стен, внутри которых на высокой скале стоял неприступный замок, имевший собственный источник с питьевой водой. Так что взять так хорошо укрепленную крепость было бы очень непросто.



17-го июля послы достигли города Дамган. Недалеко от города высились две башни, сложенные из человеческих голов, которые остались от уже упоминавшегося племени чернобаранных татар. Они были в свое время покорены Тимуром и переселены в эту местность. Однако чернобаранные татары собрались вместе и решили пробиваться на свою родину. Они грабили окружающие местности и продвигались на запад, но близ города Дамган их настигло войско Тимура, и почти все племя было истреблено, а из их голов Тимур приказал сложить четыре башни, но две из них ко времени прибытия послов уже развалились. К слову, при взятии Исфахана в 1387 году Тимур также приказал сложить башни из голов защитников города высотой с высокое здание. Кроме того, Тимур приказал, чтобы каждый, кто встретит чернобаранного татарина, убивал его на месте. Впоследствии уцелевшие представители этого племени утверждали, что погибло более шестидесяти тысяч их соплеменников.



20-го июля послы достигли города Бистам, где их встретил посланник Тимура по имени Еннакор. Он велел предоставить кастильцам помещение и пригласил их на пир. Однако послы были уже так измучены дорогой, что из-за болезней не смогли прибыть на пир. Тогда Еннакор прислал им множество угощений, но велел после еды прибыть к нему во дворец, где послов должны были облачить в одежды, присланные Тимуром. Послы долго отказывались, ссылаясь на свои болезни, но Еннакор все же настоял на своем, и Клавихо был вынужден прибыть во дворец, где ему вручили два платья из камки. После вручения этих одежд состоялся большой пир. Затем Клавихо должен был надеть эти одежды и трижды преклонить колени в честь Тимура, приславшего эти одежды. Когда все это закончилось, Еннакор передал им приказ Тимура немедленно отправляться в путь и ехать днем и ночью, чтобы быстрее достигнуть Самарканда. Послы отказывались и просили пару дней для отдыха, но Еннакор был неумолим. Он сообщил, что лишится головы, если послы его ослушаются, так что, несмотря на плохое самочувствие, послы были вынуждены продолжать свой путь. На переднюю луку седла кастильцам положили деревянные бруски, чтобы они могли ехать лежа навзничь, и таким образом они отправились в дальнейший путь, останавливаясь только для непродолжительных ночевок.



22-го июля стояла ужасная жара, когда они достигли города Джаджерм. В этот день Гомес де Саласар чуть не умер, так как во время пути послам не разрешали делать даже непродолжительных остановок для отдыха. Затем они миновали Исфераин и Нишапур. Эти города были захвачены Тимуром в 1381 году, но судьба их оказалась различной. Исфераин не подчинился Тимуру добровольно и был разрушен, а властитель Нишапура добровольно покорился Тимуру, и город был пощажен. Гомес де Саласар из-за болезни был вынужден остаться в одном из селений близ Нишапура. В Нишапуре кастильцев не только хорошо разместили и угостили, но и подарили одежды из камки, так как Тимур приказал, чтобы в каждом городе, через который они проезжали, послам предоставляли одежду или коня. В Нишапуре послов встретил новый посланец от Тимура по имени Мелик (?), который, узнав, что Гомес де Саласар оставлен в одном из селений, велел соорудить носилки и перевезти Гомеса в Нишапур, где к его услугам были предоставлены лучшие лекари. Однако больному это мало помогло, и он вскоре скончался.



27-го июля послы покинули Нишапур, продолжили свой путь и проехали через города Хасегур и Бушендж, в котором их встретил посланец от сына Тимура Шахруха. Он передал им приглашение от Шахруха посетить его в Герате, но послы посоветовались с сопровождающими и отклонили это приглашение, извинившись и сославшись на то, что Тимур велел им без промедления следовать за ним в Самарканд.



Затем кастильцы прибыли в город Мешхед, в котором расположена гробница особо почитаемого восьмого шиитского имама Али ибн Муса ар-Ризы, умершего в 818 году. Это очень почитаемый святой, и каждый год в Мешхед стекаются толпы паломников для поклонения. Людей, совершивших паломничество в Мешхед, очень почитают, так что когда позже послы упоминали, что они посетили Мешхед, люди целовали их платье, говоря, что они побывали у могилы святого.



31-го июля кастильцы достигли города Тус, покоренного Тимуром в 1382 году. В 1389 году там произошло восстание, жестоко подавленное Тимуром. Погибло более 10000 человек, а у городских ворот, по обыкновению, были сложены башни из человеческих голов. Так как далее их путь лежал через пустыню, то послам предоставили свежих лошадей и запас еды, воды и корма для лошадей.



10-го (?) августа послы переправились через реку Теджен, около которой было расположено многолюдное стойбище, и встретились с новым посланником от Тимура, которым оказался эмир Мизраб, начальник крепости в Тебризе. Теперь они оказались под его опекой, но прежние посланники от Тимура продолжали их сопровождать.



Клавихо опять отмечает, что по приказу Тимура кастильским послам во всех населенных пунктах должны были оказывать почетный прием, снабжать их всем необходимым, предоставлять еду и корм для лошадей. А также выделять охранников для послов и их имущества. Если у послов что-то пропадало, то местные власти должны были покрывать ущерб за свой счет. Также, если они недостаточно быстро оказывали необходимые услуги, то старейшин этих селений побивали кнутами и палками. Прибыв в какой-либо населенный пункт, люди Тимура хватали первого встречного, обматывали его покрывало вокруг шеи и тащили за собой, чтобы он им быстрее указал жилище раиса, то есть городского старейшины. Найдя раиса, они начинали бить его и заставляли бежать перед собой, а затем приказывали приносить все, что послам нужно, услуживать им и не сметь отлучаться без разрешения. Так поступали не только ради иностранных послов, но ради любых лиц, едущих по приказу Тимура. Говорили, что для исполнения приказа повелителя можно убить или покарать любого человека. Не приходится удивляться, что при виде слуг Тимура люди разбегались в разные стороны, а торговцы закрывали свои лавки.



Далее путь послов опять лежал по пустынной местности, и жарко было даже по ночам. Люди изнывали от жажды, пока они не достигли реки Мургаб, вдоль течения которой они поехали дальше. Вскоре они миновали Андхой и Шапурган, и теперь уже везде встречали многолюдные кочевья. После Шапургана им пришлось пересекать песчаную пустыню, при чем им мешала сильная песчаная буря, так что они несколько раз сбивались с пути и вынуждены были послать за проводником.



Через некоторое время кастильцы миновали Уш и Балх и 21-го августа вышли к Аму-Дарье, переправились через нее и прибыли в Термез. Клавихо сообщает, что как только Тимур переправляется через Аму-Дарью, то мост, по которому он проехал, тотчас же ломают, а на его месте сооружают новый. Кроме того, из Самаркандского царства никто не мог пересечь реку по мосту или на лодке, если не предъявлял соответствующую грамоту или указ с разъяснением, кто он, откуда, куда и зачем едет, а в Самракандское царство въезд был свободный. Такой режим был установлен из-за того, что Тимур переселил в эти местности огромное количество людей для того, чтобы сделать Самарканд и его окрестности процветающими и многолюдными. А чтобы эти люди не разбежались в попытке вернуться на родину, все переправы через реку строго охранялись. Кроме того, за пользование переправами приходилось платить пошлину, что приносило в казну очень приличный доход.



Термез показался уставшему Клавихо огромным городом. Здесь послам оказали множество почестей и подарили шелковые одежды, а не из камки, как в других городах и селениях. Здесь их встретили новые посланники от Тимура, которые поинтересовались их самочувствием, узнали об их нуждах и обхождении с ними, а также спросили о сроках их прибытия в Самарканд. Послы одарили посланников одеждами, а одному из них подарили коня, так как в этой стране посланников принято одаривать подарками.



(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: