Вокруг законов о нравственности в Древнем Риме в эпоху Августа. Часть II


Ворчалка № 253 от 01.02.2004 г.


Тиберий покинул Рим и отсиживался на Родосе.

Рассказывают, что Юлия тем временем принимала у себя любовников целыми толпами и любила в пьяной компании разъезжать по улицам Рима.

Она могла заниматься любовью с одним из спутников прямо на улице, а однажды даже проделала это на ростральной трибуне, той самой, с которой оглашались строгие законы о нравственности.

Рассказывали, что она велела ежедневно водружать на голову Марсия, спутника Вакха, столько венков, сколько любовников у нее было за ночь.



Августу докладывали о ее проделках, но он долго не решался покарать единственную дочь. Но, наконец, его терпение лопнуло, и он сослал Юлию на остров Пандатерию. Пострадали и многие из любовников Юлии: так Криспин, Клодий и Сципион были высланы из Рима, а Семпроиня Гракха Август сослал на остров Керкину у северного побережья Африки (не путать с Керкирой, та находится совсем в другом месте). Позднее Тиберий там его и казнил по закону об оскорблении величия. Сразу погиб только Юлий Антоний, но о его смерти сохранилось две версии. По одной из них, он покончил жизнь самоубийством, а по другой - его казнили по обвинениям в прелюбодеянии и в государственной измене.



Юлия уже никогда не вернулась в Рим.



Тиберий, получив известия о ссылке Юлии, написал Августу письмо с просьбой помиловать его жену, но принцепс отказал, и только через некоторое время перевел ее в Регий в Калабрии, но предварительно он расторгнул ее брак с Тиберием...

После смерти Августа Тиберий не вернул свою жену из ссылки, как этого ожидали многие, а вновь перевел её на Пандатерию. Денег на её содержание из государственной казны он не выделял на том основании, что в завещании Августа об этом ничего не говорилось.



Неплохо было бы сказать здесь же несколько слов и о знаменитой Ливии, третьей жене Августа. Многие автры любят выставлять ее чуть ли не образцом римской добродетельной женщины. Ну, что ж, посмотрим, каков этот образец? Да, в безудержном разврате Ливию не упрекали, не то что Юлию. Итак...



Ливия была женой Тиберия Клавдия Нерона, который во время гражданских войн примкнул к противникам Августа и имела от него сына Тиберия, будущего императора. Но до этого было еще очень далеко. Пока же Тиберий Клавдий Нерон с Ливией и ребенком во время одного из примирений между Августом и Марком Антонием вернулся в Рим.



Ливия была очень красива, происходила из древнего и очень знатного рода Клавдиев и обладала манерами настоящей аристократки. Все это произвело сильное впечатление на Августа, который стал оказывать ей различные знаки внимания. Считается, что Ливия отвечала Августу взаимностью, ведь тот был не только принцепсом, но и очень красивым мужчиной. Впрочем, первое для Ливии было все-таки важнее. Как относился к этому её муж, осталось неизвестным.



Тем временем у Августа окончательно испортились отношения с его второй женой Скрибонией, и как только она произвела на свет девочку, Юлию (о которой мы говорили выше), Август сразу же с ней развелся. После этого Август надавил на Тиберия Нерона и заставил того отдать Августу свою жену Ливию. Историки до сих пор любят спорить о том, знала ли об этом сама Ливия, а если знала, то какова ее роль в этом деле.



Дело осложнялось еще и тем, что Ливия была в это время на шестом месяце беременности. По римским же законам женщина после смерти мужа или после развода не могла выйти замуж раньше, чем через девять месяцев. Это делалось для того, чтобы было легко определить родовую принадлежность родившихся в это время детей. В Риме, впрочем, многие полагали, что отцом будущего ребенка является сам Август.



Принцепс же решил всем продемонстрировать, что он очень уважает и чтит старинные римские законы. Он созвал коллегию понтификов и попросил их вопросить различных оракулов о воле богов: может ли он взять в жены беременную женщину. Как вы думаете, уважаемые читатели, какова же была воля богов? Ну, разумеется, все они горячо приветствовали решение дорогого принцепса!



Так что Август с чистой совестью мог жениться на Ливии, ведь он выполнял волю богов. Тиберий Нерон был вынужден лично передать Августу свою бывшую жену. Во время свадьбы и последующего обильнейшего пиршества произошел забавный случай. Один из подвыпивших гостей (или притворявшийся пьяным) увидел Ливию, сидящую рядом с Августом, и спросил:
"А почему ты, госпожа, не сидишь рядом со своим мужем?"
Всех это очень развеселило. Смеялся и сам Август.



Через три месяца у Ливии родился сын, которого назвали Клавдий Друз Нерон. Август сразу же отослал новорожденного младенца Тиберию Нерону, чтобы рассеять подозрения в своем отцовстве, но римляне были уверены, что настоящим отцом Друза был принцепс. По Риму даже ходила такая шутка:
"Везет же могущественным счастливчикам! Они могут произвести на свет ребенка всего за три месяца!"



Не следует считать случай с женитьбой Августа на беременной жене другого римлянина чем-то исключительным. Прецеденты уже были, и я лишь напомню вам о наиболее известных из них.

Помпей с свое время женился на Эмилии, дочери Эмилия Скавра, когда она была женой другого человека и тоже была беременной.

Знаменитый римский оратор Катон из Утики был женат на Марсии и имел от нее нескольких детей. Но вот его друг Гортензий попросил его уступить ему свою жену, и Катон без колебаний согласился на это. Когда же Гортензий умер, Катон вернул себе Марсию. В этом деле, правда, была и материальная подоплека, недаром римляне часто упрекали Катона в том, что он отдал жену, когда она была бедной, а вернул её, когда она разбогатела.



И так поступал знаменитый Катон, которого принято считать образцовым древним римлянином, сторонником и последователем древних традиций! Что же тогда говорить о тех римлянах, которые образцами не были, а были просто типичными римлянами своего времени? Тогда мы с большим доверием будем относиться к страницам "Сатирикона", эпиграммам Марциала и сатирам Ювенала.
А просто увести жену у другого гражданина, особенно если ты занимаешь видное положение в государстве, было в Риме довольно обычным делом. Идеалы, которыми так восхищался Тит Ливий, давно уже покрылись паутиной и пылью.



Больше у Ливии детей не было, поэтому все свое тщеславие она направила на то, чтобы как можно больше возвысить своего сына Тиберия. Считается, что это ей неплохо удалось. Она была верной женой Августа, и больше о ее нравственности никаких сплетен до нас не дошло. Август очень уважал свою третью жену, часто советовался с ней и считался с ее мнением.



Что-то я слишком уж отклонился от темы. О Ливии, наверно, следует написать отдельный очерк, что я немного позднее и сделаю, а пока вернемся к законам о нравственности.



Под острой критикой нового закона со стороны крайних ревнителей старины, были выработаны два новых закона: закон против роскоши (lex sumptuaria) и знаменитый закон против прелюбодеяния (lex Jlia de pudicitia et de coercendis adulteris) или, как его чаще называют, lex de adulteris.



Первый закон ограничивал не только роскошь в постройках, но и ограничивал употребление шелка и драгоценностей, расходы на пиршества и т.п.



Закон о прелюбодеянии должен был не только наказать прелюбодеяние, но и очистить нравы самих римлян.
  • Этот закон сохранял за главой семейства право убить дочь прелюбодейку и ее сообщника на месте преступления.
  • Муж мог теперь убить любовника жены, только если заставал его в своем доме и тот принадлежал к одной из следующих категорий: был комедиантом, певцом, танцовщиком, был привлечен к публичному обвинению и не восстановлен в своих правах или был отпущенником семьи.
  • Жену муж мог убить только в том случае, если она была захвачена вместе с любовником в его доме.
  • После обнаружения прелюбодеяния муж, а если он не предпринимал никаких мер, то отец, должны были в течение 60 дней привести нарушившую верность жену, римскую гражданку, в судебную комиссию, возглавляемую претором. Если муж или отец в продолжение еще четырех месяцев не выступал обвинителем, то всякий мог подать жалобу.
  • Наказания были довольно суровыми: прелюбодей приговаривался к пожизненному изгнанию и конфискации половины имущества; прелюбодейка приговаривалась к пожизненному изгнанию, потере половины ее приданого, трети ее состояния и запрещению нового брака, что означало, что она впредь могла жить с мужчиной только в качестве наложницы.
  • Содействие прелюбодеянию: предоставление дома для свиданий любовников, извлечение мужем выгод из прелюбодеяния жены или оставление жены у себя после раскрытия прелюбодеяния, - все это составляло преступление сводничества и наказывалось так же, как прелюбодеяние.
  • Женщина же не могла обвинить мужа в прелюбодеянии, который мог иметь связи с незамужними женщинами, не принадлежавшими к высшей аристократии. Если же такие связи были, то мужа обвиняли не в неверности своей жене, а в прелюбодеянии с женой другого или в разврате.



    Получилось, что этот закон был направлен против римских граждан, главным образом, против сенаторов и всадников, в то время как вольноотпущенники и иностранцы могли совершать прелюбодеяния сколько угодно.



    Так как критика законов о нравственности не утихала, то в 9 году до Р.Х. был принят закон Папия и Поппея, который еще больше ограничивал права холостяков и лиц, не имеющих детей, в том числе и на получение наследства. Этот же закон увеличивал отсрочку для повторного брака женщинам до трех лет. Интересно, что сами законодатели Папий и Поппей не имели ни жен, ни детей.



    Несколько слов о разводе в Риме. Для расторжения брака без объявления причин нужно было взаимное согласие супругов, но часто для развода было достаточно желания и одного из них. При Августе был издан закон о нарушении супружеской верности, по которому о разводе надлежало объявить в присутствии 7 свидетелей, вручив супругу или супруге разводное письмо.



    В дополнение к очерку приведу несколько уголовных историй из времен правления Тиберия, о которых упоминает Тацит.



    В 17 году после Р.Х. были изданы строгие указы сената против распутного поведения женщин и было строжайше запрещено промышлять своим телом тем, чьи деды, отцы или мужья были римскими всадниками. Поводом послужило то, что Вистидия, дочь претора, объявила эдилам, что занимается проституцией. В соответствии с древними обычаями достаточной карой для продажных женщин было их собственное признание в своем позоре. От мужа Вистидии, Тетидия Лабеона, потребовали объяснения, почему он не наказал, согласно закону, свою изобличенную в прелюбодеянии жену. Муж в свое оправдание сослался на то, что предоставленные ему по закону на обдумывание 60 дней еще не прошли. Тогда решили, что достаточным наказанием будет постановление против Вистидии и ее ссылка на остров Сериф.



    В 24 году претор Плавтий Сильван по невыясненным причинам выбросил из окна жену Апронию.

    Доставленный тестем Луцием Апронием к Тиберию, он принялся сбивчиво объяснять, что крепко спал и ничего не видел, и что его жена умертвила себя по доброй воле. Тиберий немедленно направился в его дом и осмотрел спальню, в которой сохранились следы борьбы, показывавшие, что Апрония была сброшена вниз насильственным путем.

    Тиберий обо всем этом доложил сенату, и после назначения судей бабка Сильвана, Ургулания, послала ему кинжал. После неудачной попытки заколоться подсудимый велел вскрыть себе вены.

    Вскоре к суду была привлечена первая жена Сильвана, Нумантина, которую обвиняли в том, что она посредством заклинаний и приворотного зелья наслала безумие на своего бывшего мужа, но ее признали невиновной.



    Испанец Секст Марий был обвинен в кровосмесительной связи с собственной дочерью и сброшен с Тарпейской скалы.



    О любопытном деле Лепиды я уже писал в 28-м выпуске Ворчалок.
  • Последние выпуски Анекдотов:

    Последние выпуски Ворчалок: