Путешествие ко двору Тимура, вып. 7. Прибытие к Самарканду. Первый прием у Тимура


Ворчалка № 254 от 08.02.2004 г.


22-го августа они выехали из Термеза и через три дня проехали через ущелье Железные ворота в горах Байсунтау, через которое пролегает единственный путь из Индии в Бухару и Самарканд. Это ущелье имеет в длину около трех километров и шириной оно около 20 метров. Считается, что до 1875 года Клавихо со спутниками были единственными европейцами, проехавшими через это ущелье. В этом ущелье Тимур также разместил таможню, приносившую ему большой доход.



Через пару дней, 27-го августа, скончался один из спутников Клавихо, а именно слуга Фра Альфонсо Паеса, который уже давно болел.



28-го августа послы достигли города Кеш (Шахрисябз), в котором родился Тимур, и где был похоронен его отец Тарагай из племени барлас, умерший в 1360 году. Вначале он был похоронен в семейном склепе, но затем Тимур построил для его праха новую гробницу.

В этом же городе похоронен старший сын Тимура Джехангир, умерший в 1376 году. Его мавзолей Хазрет-и-Имам расположен в комплексе Дар ат-Тилават, а неподалеку в комплексе Дар ас-Сийадат Тимур велел соорудить усыпальницу для себя, но остался ею недоволен и велел переделывать. Усыпальница Джехангира очень красива и красиво украшена золотом, лазурью и изразцами.

На следующий день послов повезли осматривать дворец Ак-Сарай, в котором и во время посещения послов трудилось большое количество мастеров. Над центральной дверью дворца был изображен лев на фоне солнца, а в различных местах дворца размещалось множество таких же изображений. Считалось, что это герб Тимура. На самом деле, изображение льва на фоне солнца впервые появилось на монетах сельджукского султана Малой Азии Гийас ад-дина Кайхусрау II (1237-1246). Позднее оно стало достаточно популярным, и в начале XIX века на основе этого изображения был создан государственный герб Персии (Ирана).

Этот герб несколько смутил Клавихо, и он решил, что дворец начинал строить другой правитель, так как до сих пор встречался только с другим гербом Тимура, его знаменитой тамгой: три овала, расположенных в форме равностороннего треугольника. Это символизировало, что он является властителем трех частей света. Следует заметить, что такая тамга также встречается уже в XII веке. Это изображение делалось на монетах, царских печатях и предметах, изготовлявшихся по приказу Тимура. Клавихо подробно описывает дворец Ак-Сарай, восхищаясь его размерами, отделкой и убранством, утверждая, что и у парижских мастеров такая работа считалась бы прекрасной.



Рассказ Клавихо о Тимуре.



Отец Тимура был благородным человеком, но не очень большого достатка. Молодой Тимур начал собирать шайку удальцов и занялся элементарным грабежом. Он оказался удачливым атаманом, и его шайка быстро росла.
В 1365 году он со своим отрядом сражался в Систане, где в одном из сражений был ранен в правую руку и в правую ногу. Враги посчитали его мертвым и бросили, но он сумел доползти до каких-то шатров, там отлежался и ушел снова собирать свой отряд, но на всю жизнь остался хромым и с плохо действующей рукой. Отсюда и пошло его прозвище - Тамерлан или Тимурленг, что значит "хромой Тимур".
Вскоре Тимур стал настолько силен, что захватил и разрушил город Балх, убив при этом внука хана Казагана. Потом он захватил Самарканд и взял себе в жены Биби-Ханым (настоящее имя Сарай-Мульк-Ханум), дочь хана Казагана, бывшую в то время женой эмира Хусейна. Как ханская дочь, она считалась старшей женой Тимура.
Покорив Самаркандскую область, Тимур в 1381 году захватил Герат и присоединил таким образом Хорасан, низложив местную династию Куртов, последний представитель которой был убит Мираншахом в Самарканде в 1389 году.



29-го августа посланники покинули Кеш, а 30-го обедали в "Прекрасном саде". Это сад Баг-и Джехан-Нума (Сад Зеркало мира) у селения Кара-Тепе в 24 км к югу от Самарканда. В ту же ночь к Тимуру был отправлен гонец с сообщением, что послы уже прибыли. 31-го августа послов перевезли ко дворцу Тахта-Карача, окруженный садом Гюль-Баг (Сад Роз). В саду посланники поставили свой шатер и стали ждать.



4-го сентября к ним прибыл один из родственников Тимура и сказал, что Тимур не может пока их принять, так как отправляет послов Тохтамыша, чтобы они не сердились на него за задержку. Он просил их пока развлекаться и велел устроить для них большой пир со множеством угощений, а потом послов одарили одеждами и подарили двух коней.



Приём у Тимура



8-го сентября Тимур прислал за послами, желая их видеть, и они отправились в Самарканд. Путь до загородного дворца Тимура занял около трех часов. Им отвели отдельный дом и велели передать привезенные подарки для Тимура, чтобы их привели в порядок и специальные люди их поднесут в определенном порядке Тимуру. То же самое вынуждены были сделать и посланники египетского султана. Потом посланников взяли под руки и повели к дворцу Тимура.



У входа в сад, украшенного прекрасными воротами, отделанными золотом, лазурью и изразцами, стояли многочисленные привратники с палицами. Сразу в саду они увидели шесть слонов с башенками и двумя флажками на каждой, которые под управлением своих возниц веселили людей разными штуками. Вскоре они увидели людей, которые несли их подарки, вместе с которыми через некоторое время они продолжили свой путь. С ними шел и тот человек, которого Тимур посылал к королю Кастилии, над которым все смеялись, так как он был одет по-кастильски.



Вначале посланников подвели к одному из племянников Тимура, и они поклонились ему, затем их подвели к внукам Тимура, которым они тоже поклонились. Здесь у посланников взяли письмо от короля Кастилии, это сделал, скорее всего, внук Тимура Халил-Султан, и с другими внуками понес письмо к Тимуру. Посланникам велели идти следом за ними. Тимур сидел на возвышении у входа во дворец, а перед ним находился фонтан, струи которого били высоко вверх, а в фонтане плавали красные яблоки. Тимур сидел на шелковой расшитой подстилке, а его локоть лежал на круглой подушечке. Он был одет в гладкое шелковое платье без рисунка, а на голове была высокая белая шапка с рубином наверху, украшенная жемчугом и драгоценными камнями.



Увидев Тимура, посланники припали на правое колено, скрестили руки на груди и поклонились ему. Потом подошли ближе и снова поклонились, потом поклонились еще раз и остались коленопреклоненными. Тимур велел им встать и подойти ближе. Сопровождающие, которые вели их под руки, здесь отстали, так как не смели подойти ближе. Перед Тимуром стояли только эмир Шах-Мелик, эмир Бурундук и эмир Шейх Нур ад-дин. Они приблизились к посланникам, взяли их под руки, подвели к Тимуру и поставили их на колени. Тимур велел посланникам подойти поближе, чтобы получше их рассмотреть, так как из-за старости он уже плохо видел. Ему ведь уже шел 69-й год. Потом он обратился к ним с вопросом:
"Как поживает сеньор король, мой сын, как его дела и как здоровье?"
Посланники ответили на его вопрос и разъяснили цель своего посольства. Выслушав послов, Тимур обратился к сановникам, сидевших у его ног:
"Посмотрите на этих посланников, которых прислал ко мне мой сын, король Испании, первый из всех королей, какие есть у франков, что живут на краю мира. Они на самом деле великий народ, и я благословляю моего сына, короля [Испании]. Было бы достаточным, если бы он прислал вас только с письмом, без подарков, так как я очень рад узнать о его здоровье и делах, [не меньше, чем] получить подарки".
Письмо кастильского короля высоко перед Тимуром держал его внук. Магистр богословия Фра Альфонсо Паес сказал толмачу, чтобы тот передал Тимуру, что это письмо никто не сумеет прочесть кроме него, и что когда его милости будет угодно послушать, он прочтет его. Тогда Тимур взял письмо из рук внука и сказал, что хотел бы его прочесть сейчас, и магистр ответил, что если его милости угодно, он готов это сделать. Тимур на это ответил, что пришлет за ним позднее, когда он уединится на досуге, там прочтет этот письмо и скажет, чего он хочет от короля Кастилии.



Потом послов подняли и усадили на возвышении с правой стороны от Тимура, но вельможи, которые вели их под руки (мирассы), посадили их ниже китайского посла, прибывшего в ставку Тимура, чтобы потребовать ежегодно уплачиваемую дань. Ведь китайские императоры рассматривали все окружающие их страны, как своих данников. Когда Тимур увидел, что кастильские послы сидят ниже китайского посла, он велел, чтобы кастильские послы сели выше, а китайский - ниже. [Тимур в то время, несмотря на свой почтенный возраст, активно готовился к походу в Китай. - Прим. Ст. Ворчуна.] После того, как их всех пересадили, к китайскому послу подошел один из вельмож и сказал ему, что Тимур приказал, чтобы послы короля Испании, его сына, и прочие сидели выше его (китайского посла), а он, посланник разбойника, бесчестного человека и врага, чтобы сидел ниже их, что, если Богу будет угодно, он скоро его повесит, и чтобы в будущем он не смел являться к нему с таким намерением. С тех пор на всех пирах, устраиваемых Тимуром, китайский посол сидел ниже кастильских послов.



Поясню немного, в чем причина такого отношения Тимура к китайским послам. Известно, что еще в 1395 году во время зимовки Тимура на Сыр-Дарье к нему прибыло китайское посольство. Из китайских источников известно, что послы прибыли требовать от Тимура уплаты ежегодной дани императору Китая, основателю династии Мин - Чжу Юань-чжану. Послов звали Ань Чжи-дао и Го Цзи. Посольство было задержано Тимуром, разгневавшимся на такое наглое, с его точки зрения, требование, и отпущено на родину только после его смерти в 1405 году. Сам же Тимур до самой своей смерти активно готовился к походу на Китай. Так что Клавихо только подтверждает информацию о недружественном отношении Тимура к китайским послам.



Переводчик объяснил кастильским посланникам, что происходит, и как их повелитель заботится об испанцах. Когда всех рассадили по местам, начался богатый пир, который Клавихо описывает очень подробно, но я позволю себе опустить описание этого чревоугодия. Если вы захотите, уважаемые читатели, прочитать описание пира у Тимура, то я могу это сделать в отдельном выпуске, но только после получения ваших заявок. Отмечу только, что пили во время этого пира они кобылье молоко с сахаром, и то после окончания угощения.



После пира перед Тимуром пронесли дары, присланные как королем Кастилии, так и египетским султаном. Кроме того, в этот день Тимуру подарили триста коней, которых тоже прогнали перед ним. После всего этого посланников отвезли в отведенный им дом, окруженный садом.



Когда послы уехали, Тимур приказал принести их подарки, осмотрел их и остался доволен. Красным сукном он тотчас же поделился со своими женами, прежде всего со старшей женой, Биби-Ханым, которая тоже была в этом саду. Подарки же от египетского султана были, согласно обычаю, возвращены египетским послам на хранение, и Тимур принял их только через три дня.



Сад, в котором Тимур принимал послов, назывался Баг-и Дилькуша ("Сад, пленяющий сердце") и находился в 6 км к востоку от Самарканда в местности Хан-Чабаг близ селения Урат-Пулатчи. Его начали строить в 1396 году, для чего объединили двенадцать уже существовавших садов и подчинили их общему плану. Были выстроены стены, окружающие весь сад, проложены новые аллеи, устроены лужайки и фонтаны, а в середине сада был построен роскошный дворец, украшенный в том числе и картинами, отражавшими поход Тимура в Индию.



(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: