Путешествие ко двору Тимура, вып. 9. Индийский поход. Пиры и жены. Самарканд


Ворчалка № 278 от 25.07.2004 г.


Об индийском походе

В начале 1398 года Пир-Мухаммед повел свои войска в Юго-Восточный Афганистан и Индию, дошел до Мултана и осадил его, но без особого успеха. Тимуру пришлось со своей армией двинуться ему на помощь. Он объявил священную войну против гебров (зороастрийцев), язычников и еретиков. В качестве предлога для похода Тимур назвал излишнюю терпимость делийского султана к идолопоклонникам, но на самом деле Тимур просто стремился ограбить эти богатые земли, но присоединять весь Индостан к своим владениям Тимур не собирался. В декабре 1398 года Тимур со своим войском появился близ Дели, разрушая и грабя все на своем пути. Перед взятием города Тимур велел истребить около 100 тысяч пленников, захваченных им на пути к Дели, а из их голов были сложены башни. Султан Насир ад-дин Махмуд-шах (1393-1413), армия которого насчитывала около 10 тысяч всадников, 40 тысяч пехоты и 120 слонов, оказала весьма слабое сопротивление войскам Тимура. 17-го декабря его войско было разбито Тимуром, а на следующий день был взят Дели. Султан бежал в Гуджарат.



Клавихо описывает это сражение следующим образом. Он считает, что у султана было около пятидесяти боевых слонов, из-за которых Тимур в первый день потерпел поражение. На следующий день Тимур собрал множество верблюдов, нагрузил их соломой и поставил против слонов. Когда началось сражение, он велел поджечь эту солому и направить верблюдов на слонов. Увидев горящих верблюдов, слоны обратились в бегство, что вызвало панику в индийском войске. Так Тимур одержал победу над войсками делийского султана.



Клавихо считал, что жители той Индии были христианами, по вере подобные грекам, а также и другие христиане, меченые огнем на лице; среди них живут также мавры (т.е. мусульмане) и иудеи, но все они зависят от христиан. Таковы были взгляды кастильских послов на жителей Индии.



Продолжение

15 октября. В полдень вышел Тимур и приказал позвать к нему посланников из разных стран, родственников и знатных людей. В этот день было устроено множество игрищ и развлечений, которые сопровождались ужасным грохотом барабанов. Клавихо больше всего поразили слоны, которых разукрасили разноцветными тканями и поставили на них беседки. Слонов всего было четырнадцать, каждая деревянная башенка была покрыта шелковой тканью и украшена четырьмя желтыми и зелеными флажками. В каждой башенке сидело пять или шесть человек, а на шее у каждого слона сидел погонщик с железным прутом в руках, который заставлял слона делать различные упражнения. Слонов заставляли бегать за лошадьми или людьми, а также бегать и ходить в правильном порядке. Клавихо очень подробно описывает внешность и повадки слонов и считает, что боевой слон равняется тысяче воинов.



В павильоне, где сидел Тимур, играло множество музыкантов, а перед Тимуром стояло около трехсот кувшинов с вином и два больших треножника, на каждом из которых лежали большие кожи, наполненные сливками и молоком, в которые слуги бросали сахар и размешивали его. Это все делалось для того, чтобы быстро употребить в качестве питья.



Когда все расселись по своим местам, торжественно вышла Биби-Ханым и сопровождающие ее лица. Клавихо подробно описывает главную жену Тимура, ее внешность, одежды и сопровождающих ее лиц. Когда она уселась, вышла вторая жена Тимура, Кичик-Ханум, и так вышли восемь жен правителя.



Пир начался с питья напитков, что продолжалось довольно долго. Женам Тимура подносили вино и кобылье молоко. Перед Тимуром были установлены столбы с веревками, на которых акробаты устраивали различные штуки. После долгого питья стали подавать большое количество мяса, прочей еды и сладостей. Когда наступила темнота, перед Тимуром установили множество огней, и пир продолжался всю ночь. Ели и пили очень много и быстро, но когда посланники увидели, что уже можно спокойно покинуть пиршество, они удалились.



16-го октября Тимур опять устроил пир, который длился всю ночь,



17-го пир устроила Биби-Ханым в честь одной из внучек, которую выдавали замуж. Клавихо описывает множество украшений и драгоценных вещей, которыми были обставлены шатры. В одном из огромных и богато украшенных шатров, помимо прочей драгоценной утвари, стояло золотое дерево толщиной с человеческую ногу. Плоды этого дерева были сделаны из различных драгоценных камней и отборного жемчуга, а на ветвях сидели красивые золотые птички, отделанные разноцветной эмалью. Некоторые сидели просто на ветвях, другие распустили свои крылья, третьи как бы клевали плоды и т.д.



23-го Тимур опять устроил большой пир в своей орде, на который прибыли посланники, родственники Тимура, их жены и прочие знатные люди. Веселье опять продолжалось до самой ночи, и было выпито много вина. Клавихо упоминает, что в орде стояло около сорока или пятидесяти тысяч шатров. Тимур явно готовился к походу на Китай, но кастильские послы об этом не могли догадаться.



30-го октября Тимур уехал из орды в Самарканд, чтобы устроить праздник, вроде поминок, в честь своего умершего в 1403 году внука Мухаммед-Султана, сына Джехангира. Посланников пригласили и на этот пир. После пира Тимур подозвал кастильских посланников и сказал им, что собирается вскоре отпустить их на родину.



Самарканд

Далее Клавихо описывает постройки Тимура в Самарканде, как они велись, и как Тимур наблюдал за ними. Его очень поразил размах строительства, перестройка центра города, а особенно скорость возведения строений.



Город Самарканд ведет большую торговлю, но в нем не было специальной площади, где было бы удобно торговать. Тимур велел проложить через весь город улицу, в которой по обеим сторонам были бы лавки и палатки для продажи товаров. Она пересекала город от ворот Аханин в юго-западном направлении. Тимур поручил эту работу двум мирассам, сказав, что если они не постараются и не будут трудиться день и ночь, то поплатятся головой.



Вначале были разрушены те дома, которые стояли там, где должна была быть проложена улица, не обращая внимания на то, кто их хозяева. Жители разрушаемых домов собрали свое имущество и бежали. Затем начали строить и сделали улицу очень широкой, а по обеим сторонам поставили палатка. Перед каждой палаткой поставили высокие скамейки, покрытые белыми каменными плитами. Все палатки были соединены по две, а сверху вся улица была накрыта сводом с окошками, через которые проникал свет. Как только заканчивалось строительство палатки, в них тотчас же направляли торговцев. В некоторых местах улицы были установлены фонтаны.



Люди, работавшие на строительстве, получали плату от города, и работников являлось столько, сколько требовали заведовавшие строительством. Люди работали в две смены по двенадцать часов. Строительство было завершено за двадцать дней.



Люди, которым принадлежали разрушенные дома, выражали недовольство, но не решались говорить об этом самому Тимуру. Однако собралось несколько человек и пошли к приближенным Тимура, кайрисам, прося поговорить с ним.



Однажды за игрой в шахматы один из этих приближенных сказал Тимуру, что так как он велел разрушить дома, то пусть он распорядится возместить убытки. Тимур разгневался и сказал:
"Этот город мой, и я его купил за свои деньги, у меня есть на это грамоты, их вам покажу завтра. Если вы правы, то я заплачу, что вы хотите".



И он сказал это так, что приближенные пожалели о сказанном и потом удивлялись, как это он не велел их казнить. Говорят, что все, что делает Тимур, похвально и все его распоряжения должны быть исполнены.



Тимур был недоволен выстроенной мечетью Биби-Ханым, считая, что передняя стенка слишком низка, и приказал сломать ее. Перед ней выкопали две ямы, чтобы через них разобрать фундамент. Тимур сам решил вести наблюдение за одной частью работ, а двум своим приближенным велел наблюдать за другой половиной. Тимур в это время был уже стар, не мог ни ходить, ни ездить верхом, и передвигался только на носилках. Он приказал каждый день приносить его туда, и он оставался там некоторое время, торопя работающих. Потом он велел доставлять туда вареное мясо и бросать его сверху тем, кто работал в яме, как будто они собаки. Этим он побуждал рабочих лучше и быстрее работать. Иногда он велел бросать в ямы деньги. Работы велись днем и ночью и были приостановлены только тогда, когда пошел снег.



Тимур очень хотел возвеличить Самарканд, и когда он завоевывал новые земли, то отовсюду он приводил людей, которые заселяли город и его окрестности; особенно он собирал мастеров по разным ремеслам.



Продолжение

1-го ноября после пира Тимур сказал посланникам, что они свободны, и извинился за то, что не может поговорить с ними подробнее, так как он должен проводить своего внука Пир-Мухаммеда. В этот день Тимур подарил посланникам и сопровождавшим их людям много коней, одежд и оружия.



2-го ноября посланники опять пришли к Тимуру, но он к ним не вышел, а им сказали, что повелителя нельзя видеть, так как он плохо себя чувствует.



3-го ноября посланники опять пришли к Тимуру и долго сидели у его шатра, пока кто-то не поинтересовался, что они здесь делают, ведь их никто не звал. Вызвали вельможу, который их опекал, и устроили ему допрос, почему посланники сидят здесь, даже хотели проткнуть ему ноздри, но тот сумел оправдаться тем, что в этот день он и не видел кастильских посланников, но палками его все-таки изрядно поколотили. Посланникам же велели отправляться к себе и ждать, пока их не позовут. Клавихо и не подозревал, что идет активная и тайная подготовка к китайскому походу, и до них уже никому не было никакого дела.



(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: