Древний Китай: краткие очерки эпохи Чжоу, вып. 3. Мандат неба. Последние правители Западного Чжоу


Ворчалка № 346 от 13.11.2005 г.


Подобные речи Чжоу-гун произносил после подавления мятежа, обращаясь к покоренным шанцам. Он продолжал:
"Неумолимая небесная кара обрушилась на Инь и уничтожила ее. Чжоусцы лишь помогли ей осуществиться, приняв Мандат Неба... А отнюдь не наше маленькое государство осмелилось отнять Мандат Неба".
Сопротивляясь Чжоу, вы лишь
"дерзко отвергаете Мандат Неба",
- продолжал Чжоу-гун. Он обещает жестоко покарать захваченных шанский вождей, если они опять поднимут оружие против Чжоу, но обещает блестящее будущее им и их потомкам, если они покорятся Мандату неба (читай, Чжоу).



Пропаганда чистой воды, но она имела определенный успех, т.к. до самого конца Западного Чжоу проблем с местным населением у чжоусцев больше не было, хотя первое время на них и смотрели, как на варваров.



Так доктрина Небесного Мандата стала краеугольным камнем китайской империи. Китай управлялся теперь под прямым влиянием Неба, а его правитель величался Сыном Неба. Сын Неба нес на себе бремя величайшей ответственности, ведь только нерушимое благосостояние народа могло гарантировать сохранение им своей власти. Если же он не справлялся с делами управления, то другой избранник Неба просто обязан был свергнуть его. После смерти достойный Сын неба занимал место в почетном ряду предков правящего дома, которые вершили с небес судьбы земных правителей.



Примечательно, что через пять столетий после чжоуского завоевания отдаленный, но прямой, потомок дома Шан писал о том, что очень опасно стараться опять вернуть власть его семье, т.к.
"небо давно отвергло Шан".



Автоматически, последний свергнутый правитель династии становился одним из самых страшных злодеев в истории.



Доктрина Мандата неба спаивала всех китайцев, даже самых низших по положению, т.к. у них было чувство превосходства над остальными народами, заключающееся в том, что только они живут в государстве, созданном велением Неба и им же контролируемым.



В основе идеологии китайского государства лежала концепция Небесного Мандата, согласно которому правитель Китая пользуется доверием верховного божества, дозволяющего ему царствовать, но только до тех пор, пока он действует на благо людей. Если же правитель не оправдал доверия Неба, то оно повелевает другому человеку восстать и уничтожить власть тирана.



Эту мысль Чжоу пропагандировали с первых лет своего правления. В дальнейшем, каждая новая династия, сменяя предыдущую, заявляла о том, что она обладает Мандатом Неба. Эта идея оказалась настолько продуктивной и привлекательной, что даже о гибели последней династии Цинь в 1912 году говорили как об "утрате ею Мандата".



Известный синолог Х. Дабс писал:
"Вполне возможно, что китайское государство обязано своим долгожительством именно доктрине Небесного Мандата. Мысль о том, что
"Мандат Неба не вечен",
вбивалась в головы наследников китайского престола и их наставниками-конфунцианцами, и министрами. Правителей побуждали являть собой образец для всей империи, и не только во имя абстрактных принципов, но и ради того, чтобы удержаться на троне и продолжать династическую линию".



Конец Западного Чжоу



На самом деле, мы почти не знаем истории Древнего Китая. В лучшем случае нам известны какие-то ничтожные фрагменты и полулегендарные списки правителей. Отличить правду от легендарных сказаний в большинстве случает практически невозможно.



Поэтому я приведу лишь перечень наиболее известных правителей Западного Чжоу: Чэн-ван (1115-1079), Кан-ван (1078-1053), Чжао-ван (1052-1002), Му-ван (1001-947), Гун-ван (946-935), И-ван (934-910), Сяо-ван (909-895) и Ли-ван (878-828).



Последние правители Западного Чжоу правили очень долго. Ли-ван (878-828 гг. до Р.Х.) и его сын Сяо-гун, правивший под именем Сюань-вана (827-782 гг. до Р.Х.), были последними представителями правящей династии, о которых в источниках упоминается в большинстве случаев с одобрением, но не без критики. Сообщается, что Сюань-ван, например,
"взял за образец принципы, завещанные Вэнь-ваном, У-ваном, Чэн-ваном и Кан-ваном, и владетельные князья вновь повернулись к Чжоу".



Большинство сохранившихся источников утверждают, что за 46 лет своего правления Сюань-ван проявил себя очень способным правителем, но, безусловно, именно при нем и были заложены все предпосылки падения царства.



Сюань-ван, например, вмешивался в дела престолонаследия царства Лу, и даже убил одного из ее правителей, что не могло вызвать популярности ванна у правителей других царств.



Но самой важной была проблема варваров: требовалось удерживать в повиновении подчиненных варваров и отражать нападения врагов. Со всем этим комплексом проблем Сюань-ван справиться так и не смог, хотя и очень старался.



Под властью китайцев номинально находились многие племена варваров, и для сдерживания южных хуай-и Сюань-ван поставил правителем в одно из пограничных царств своего родного дядю Шэнь-бо. В "Ши цзин" зафиксирован успех от этого мероприятия, т.к.
"все чжоуские государства возрадовались, они получили поддержку в борьбе; блистательный Шэнь-бо, старший дядя вана, явился образцом в войне и вере".



Но вряд ли все мероприятия Сюань-вана по борьбе с варварами были такими уж удачными, если судить по результатам правления его сына Ю-вана (781-771 гг. до Р.Х.), который оказался последним правителем Западного Чжоу.



Очевидно, что Ю-ван был неудачником, т.к. сохранилось много свидетельств о различных стихийных бедствиях и сверхъестественных событиях в годы его правления, предвещавших падение дома Чжоу.



Принц Чжао сказал:
"Когда на трон взошел Ю-ван, Небо не знало пощады к Чжоу. Правитель был невежественен и порочен, и поэтому утратил престол".



Ю-вана обвиняли также и в том, что он назначил на одну из высших должностей правителя государства Го, который
"отличался умением говорить, хитростью, искусством лести и алчностью".
В результате этого "народ был возмущен" и правитель свергнут. Как все просто!



Но к падению дом Чжоу привела проблема варваров, которую Ю-ван не смог разрешить. Из скудных данных источников, исследователи сделали вывод о том, что ван заключил союз с вассалами о совместной борьбе с варварами, но вассалы не выступили в нужный момент или вообще отказали в помощи. В результате, жуны и ди восстали, и Ю-ван погиб в борьбе с варварами.



В "Речах царств" дается несколько другая картина гибели Западного Чжоу.

Вначале беседуют между собой Хуань-гун, занимавший при Ю-ване пост Управляющего работами, и Великий Секретарь. Хуань-гун говорит, что власти Чжоу осталось жить недолго, и он хотел бы знать, где можно найти спасение.

Великий секретарь заявляет, что наиболее сильные китайские государства утратили расположение к дому Чжоу, а варвары представляют собою внушительную силу.

Потом повествуется о вражде между Ю-ваном и правителем царства Шэн, которое создавалось как "опора Чжоу" и "защитная стена" от варваров. Теперь правитель Шэн объединился с двумя варварскими племенами, напал на чжоуского вана и убил его. Сын последнего вана был возведен на престол в восточной столице под присмотром наиболее влиятельных князей.



(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: