Избранные сведения о рыцарстве, рыцарях и истории из жизни последних, вып. 6


Ворчалка № 412 от 18.02.2007 г.


Вернусь еще раз к Гийому де Марешалю, которому в молодости выпала редкая честь: он посвятил в рыцари Генриха младшего, старшего сына короля Генриха II Плантагенета (1133-1189). В "Histoire de Guillaume de Marechal", посвященной первому графу Пемброку, об этом написано так:
"В тот день по воле Господа на долю Марешала выпала огромная честь: в присутствии множества сеньоров и представителей знатных родов, он, не имевший и малейшей части феода, не владевший ничем, кроме рыцарского звания, возложил меч на сына короля Англии. Многие в этом ему завидовали, но никто не дерзнул показать это открыто".
Но выбран Гийом был не случайно – к этому времени он уже успел прославиться как турнирный боец. В паре с фламандцем Роже де Гаити он течение одного только года сумел в различных турнирах победить и получить выкуп более чем с трехсот рыцарей.



Рыцарский кодекс часто приводился и в художественной литературе, но в сжатом виде. Вот, например, как у Кретьена де Труа молодого Персеваля наставляет Горнеман де Гур:
"Любезный друг, когда вам случится сражаться с рыцарем, вспомните то, что я сейчас вам скажу: если вы победите..., и он будет вынужден просить у вас пощады, не убивайте его, но окажите ему милосердие. С другой стороны, не будьте слишком болтливы и слишком любопытны... Тот, кто много говорит, совершает грех; остерегайтесь же этого. А если вы встретите даму или девушку, находящуюся в беде, я прошу вас, сделайте все, что будет в вашей власти, чтобы помочь ей. Я закончу советом, которым особенно не следует пренебрегать: бывайте почаще в монастыре и молите там Создателя, чтобы Он сжалился над вами и в этом земном веке сохранил вас как своего христианина".



Часто безосновательно говорят о том, что рыцарские войска в войнах старались соблюдать дни, так называемых, Божьих перемирий. То есть, нельзя было воевать в дни Рождественского и Великого постов (и в эти праздники, соответственно), с вечера пятницы до утра понедельника и называют еще ряд других ограничений. За нарушение таких церковных предписаний якобы могло последовать отлучение от церкви. Но, например, известная битва при Бувинэ 27 июля 1214 года, когда король Франции Филипп II Август (1165-1223) разгромил своих противников, произошла именно в воскресенье. И это далеко не единственный случай.



Зимой рыцари воевали очень редко. Обычно в Европе боевые действия начинались в конце марта и заканчивались в ноябре.



Уже упоминавшийся Филипп Август стремился ограничить войны среди своих подданных и издал с этой целью ряд специальных законов.

Он категорически запретил воевать простолюдинам (но горожане проигнорировали этот запрет), издал закон о 40 королевских днях, когда противники не должны были нападать на родственников воюющих сторон, ввел королевские охранные грамоты и т.д.

Нарушение этих законов приравнивалось к нападению на самого короля.

Эти меры французского короля оказались достаточно эффективными, так что вскоре и в других европейских странах стали издавать аналогичные законы.



Рыцари, стоявшие на верхних ступенях средневекового общества, т.е. короли, герцоги и графы, могли требовать от своих вассалов выполнения определенных обязанностей, например, воинской службы. Каждый рыцарь экипировался в поход и снабжался в нем за свой счет, но эта служба не могла продолжаться более 40 дней. По истечении этого срока вассалы имели право покинуть своего сюзерена. У того, правда, были еще способы удержать рыцарское войско, но для этого сюзерен должен был уже сам обеспечивать пропитание оставшимся, поденную оплату их ратного труда, а также компенсировать им возможные убытки из-за задержки в походе.



Существовала еще и конная повинность, которая заключалась в том, что вассал привлекался в полном вооружении на службу на срок не более семи дней и не далее одного дневного перехода.



Охранную службу в замках чаще всего несли пожилые люди или инвалиды (из числа рыцарей, разумеется). Остальные рыцари в мирное время к такой службе обычно не привлекались.



В эпоху Раннего Средневековья существовал, так называемый, призыв ополчения, когда крупный феодал мог в случае большой опасности призвать на неопределенный срок службы своих вассалов, вилланов и слуг. Но уже в XII веке такой случай зафиксирован только один раз: это произошло в августе 1124 года, когда французский король Людовик VI Толстый (1078-1137) отражал нападение войск императора Генриха V (1086-1125), хотевшего захватить Шампань.



Служили знатные рыцари очень неохотно, и также неохотно привлекали к службе своих вассалов. Так в 1216 году в войске французского короля насчитывалось всего 436 рыцарей, и все из Северной Франции. Например, герцог Бретани Пьер де Моклерк привел с собой только 36 рыцарей, хотя для своего войска легко собирал около 400 рыцарей. Граф Фландрии привел 46 рыцарей, а герцогство Нормандия – всего 60. А ведь речь идет об одних из самых могущественных сеньоров того времени.



Следует заметить, что в это время рыцарские армии были не очень многочисленными, вопреки цифрам хронистов. Реально Филипп Август никогда не имел в своем распоряжении более 1300 рыцарей, 1200 легко вооруженных всадников и около пяти тысяч пехоты. Его противники располагали приблизительно такими же силами.



Сами сражения редко продолжались более двух часов. Это только в рыцарских романах войска сражались от зари и до темноты.



К указанному времени получила широкое распространение практика, когда низшие вассалы вместо участия в боевых действиях вносили определенную плату. Сюзерен на собранные средства мог нанять профессиональных солдат. А в Англии уже с середины XII века любой феодал мог откупиться от несения воинской службы.



В 1182 году Ричард Львиное Сердце (1157-1199) выловил банду бесчинствовавших в его землях [на континенте, разумеется] наемников-брабантцев. Половину захваченных он велел немедленно казнить, а другую половину отправил на родину, предварительно велев выколоть им всем глаза – в назидание другим. Но даже такие суровые меры помогали мало, и Европа несколько столетий страдала от отрядов наемников, которые в мирное время занимались просто грабежом мирного населения.



При осаде замков штурмующие очень редко пытались забраться на стены с помощью приставных лестниц, как это любят изображать в художественных, да и документальных, фильмах. Чаще всего они старались или с помощью тарана разбить ворота, или вели подрывные работы (рвы, галереи и даже выработки) с целью обрушить часть стены замка. Такие работы обычно сопровождались обстрелом замка из различных катапульт, баллист или других метательных орудий, чтобы отогнать осажденных со стен. Осажденные с помощью аналогичных сооружений пытались помешать своим врагам.



Иногда дальность действия таких метательных орудий вызывает удивление: в 1218 году во время осады Тулузы ядром, пущенным из трибюше (вид огромной рогатки), осажденными был убит знаменитый граф Симон IV де Монфор (1160-1218), а ведь он находился на расстоянии более 200 метров от стен крепости.



К сражению обычно готовились долго, тщательно выстраивали войска в зависимости от топографии места сражения (впрочем, ее часто игнорировали, что приводило к непоправимым катастрофам), молились. Но уже вскоре после начала сражения, после двух-трех атак в лучшем случае, на поле царила полная неразбериха. Ведь каждый рыцарь вооружался за свой счет, никакого единообразия в вооружении и снаряжении не было, и отличить своих от чужих было очень трудно. Знамена и баннеры знатных сеньоров очень быстро становились неразличимыми, так что для опознания своих приходилось использовать опознавательные кличи, часто с определениями. То и дело на поле сражения раздавались кличи по названиям крупных феодов или владений: "Геннегау!", "(Львиная) Фландрия!", "Сен-Дени!" и т.д. Летописцы утверждают, что воины выкрикивали во время сражений очень красивые и благозвучные лозунги, например, "Благородный граф Геннегау!", но в это трудно поверить.



(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: