История Древней Чехии, вып. 11. Интерлюдия. Восточная политика императора Оттона III


Ворчалка № 429 от 01.07.2007 г.


Император Оттон III (980-1002) по прозвищу "Чудо мира" умер очень молодым человеком, но именно в годы его правления были опробованы основы новой Восточной политики как Германской империи, так и политики всего Западного мира в целом в восточном направлении. Именно, на Восток, а не на юго-восток. Что из этого получилось, я и постараюсь показать в данном очерке, так как все это оказало влияние и на историю Чехии.



Коронован германской короной Оттон III был еще в трехлетнем возрасте, в 983 году, в Аахене. Итальянскую и имперскую короны он получил только в 996 году из рук папы Григория V, которого он и посадил на папский престол.



Пока Оттон был еще мал, делами Империи в качестве регентши управляла его мать Феофания. Титмар Мерзебургский написал о ней, что она защищала интересы Империи с мужской энергией, и очень сильно оберегала интересы своего сына.
На помощь внуку поспешила и Адельгейда (931-999), жена Оттона I. К этим двум женщинам присоединилась также тетка Матильда. Получился своеобразный женский триумвират.



Возможно, что трем женщинам и не удалось бы удержать корону за Оттоном, если бы на их сторону не встал Виллигис (975-1011), архиепископ Майнцский, который помог отразить нападки всех других претендентов.



Большое влияние на Оттона оказал и Герберт Аврилакский (?947-1003), вошедший в историю как папа Сильвестр II (999-1003). Это был один из образованнейших людей своего времени, который владел множеством языков – среди них были арабский и древнееврейский. Недаром же он обучался в Кордовском и Севильском университетах, и это не считая нескольких ведущих монастырских школ Франции.



Герберт был горячим сторонником возрождения Империи не только в границах, очерченных Карлом Великим, но и ратовал за расширение границ Империи, в первую очередь, в сторону славянских земель на восточной окраине Европы.
Своим энтузиазмом Герберт сумел заразить и молодого императора Оттона III, который уже с шестилетнего возраста начал принимать непосредственное участие в военных походах.



Мечты о восстановлении Империи заставляли Оттона III вести борьбу как с Францией, так и с Итальянскими государствами, а желание расширить Империю определяло его восточную политику.



На этом пути молодого императора ожидало столкновение с Венгрией, Польшей и Чехией. Надо было во чтобы то ни стало не допустить создания союза этих государств, и посеять среди них основательные разногласия, но в то же время сохранить их в сфере влияния Империи.



Венгрией тогда правил герцог Вайк, которого мы знаем как Стефана Святого (975-1038), первого короля Венгрии. Но королем ему еще только предстояло стать, а пока он в 995 году принял крещение из рук пражского епископа Адальберта (Войтеха), хорошего приятеля Оттона III и Болеслава Храброго, и превратился из Вайка в Стефана. Править Венгрией Стефан начал в 997 году и стал ревностно насаждать в стране христианство.



Впрочем, это только одна из версий. По другой, более правдоподобной версии, Войтех крестил Вайка во время своего недолгого пребывания в Венгрии в 996 году.



По третьей версии, Вайк уже был крещен в детстве, но по византийскому обряду, как и его отец Геза. Он хотел жениться на Гизеле, дочери баварского герцога Генриха II Строптивого, но герцог не желал выдавать свою дочь за язычника и потребовал, чтобы Вайк крестился по римскому обряду. Пришлось Вайку выполнить это условие баварского герцога.



Когда же Стефан стал править Венгрией, он очень активно начал насаждать в стране христианство по римскому образцу. Вскоре в Паннонии вспыхнуло восстание, одной из причин которого были гонения Стефана на православных, и оно было очень жестоко подавлено. Довольно быстро в Венгрии были уничтожены все активные очаги православия и язычества, и это ревностное усердие Стефана было очень щедро вознаграждено Римом и Империей.



Чехи же резко отрицательно относились как к самому епископу Войтеху, так и ко всему семейству Славниковичей из-за их ориентации на Польшу в борьбе с Пржемысловичами. В сентябре того же 995 года Войтеху пришлось навсегда покинуть враждебную ему Прагу. А что ему оставалось делать после Либицкой резни?



Вместе с Войтехом подвизался его брад Радим (Гауденций), и они вместе, в конце концов, занялись миссионерской деятельностью в Прибалтике. Собебор, другой уцелевший брат Войтеха, уже давно присоединился к войску Болеслава Храброго. Он воевал вместе с ним сначала против полабских славян, а затем и против Чехии.



Негативное отношение чехов к Войтеху и его миссии, с которым Оттон III был знаком лично, наложило сильный негативный отпечаток на отношении императора к Чехии



Войтех же в 997 году погиб, пытаясь обратить в христианство пруссов, встретивших его католическую миссию резко враждебно, а Радим попал к ним в плен.



Вскоре тело Войтеха вместе с живым Радимом выкупил у пруссов польский князь Болеслав Храбрый, который правил с 992 по 1025 гг. Затем Войтех был канонизирован, как Адальберт, разумеется, и мощи нового святого были захоронены в кафедральном соборе в Гнезно. Добавлю, что первые жития св. Войтеха носили сильный античешский характер, и это отражало враждебные настроения по отношению к Чехии, господствовавшие при императорском дворе и в Риме.



Болеслав Храбрый в это время успешно воевал как с чехами, так и с русскими, но немцев пока не трогал. Более того, когда в конце X века восстали против немцев полабские славяне, Болеслав Храбрый активно сотрудничал с немцами в подавлении волнений у "проклятых" язычников. Поэтому у Оттона III сложилось весьма благоприятное впечатление о Болеславе Храбром и поляках. Это впечатление еще больше усилилось, когда правитель Польши выкупил у язычников мощи св. Адальберта.
Заметим, что когда Болеслав будет позднее воевать с императором Генрихом II, полабские славяне будут дружно воевать на стороне императора против поляков.



О событиях в Чехии вы, уважаемые читатели, знаете из соответствующих выпусков "Истории Древней Чехии", и помните, что это был период упадка и военных неудач.



При таком раскладе нет ничего удивительного в том, что Оттон III сделал основную ставку на Польшу. Он хотел видеть Болеслава Храброго постоянным и верным союзником Империи и направить его энергию на Восток, в сторону православной Руси и языческой Прибалтики. Это делалось не столько для завоевания новых земель – ведь Империи в этом случае мало что светило, а для насаждения в Восточной Европе христианства по католическому образцу. И соперничество Болеслава Храброго с чехами и венграми только укрепляло бы союз Империи с поляками.



Чтобы замаскировать истинные цели своих действий, Оттон III в 1000 году совершил широко известную поездку по святым местам, главными пунктами которой были Гнезно с мощами св. Адальберта (Войтеха) и Аахен с гробницей Карла Великого.



Почему император выбрал именно эти места?
Св. Войтех (Адальберт) пытался распространить христианство в Прибалтике, а Карл Великий восстановил Империю на Западе, так что это были знаковые места.



Во время великого поста 1000 года император с большой свитой отправился в Гнезно, чтобы поклониться мощам нового святого – св. Адальберта (Войтеха). Следует отметить, что это был совсем нетрадиционный путь для германского императора, но ведь еще в начале 999 года Болеслав Храбрый обратился к императору с просьбой сделать св. Адальберта патроном Польши.



Кроме того, послы как Стефана I, так и Болеслава Храброго, осаждали папскую резиденцию в Риме, пытаясь выторговать королевскую корону для своего повелителя.



Дальнейшие действия императора не следует рассматривать как импровизацию. Когда Оттон III выезжал из Регенсбурга, в его свите помимо нескольких кардиналов присутствовали Циано, римский патриций и "адъютант императора", и дароноситель (при папском престоле) Роберт – он-то и должен был, как папский легат, осуществить рукоположение архиепископа Польши. То есть все уже было готово.



Далее через Цейц и Мейсен император проследовал на встречу с польским князем. На границе Мейсенской марки и Польши в районе округа Диадези (близ Шпроттау) его встретил князь Болеслав Храбрый, который организовал великолепный прием Оттону III не только на границе (ночевка в Эйлау), но и на всем пути следования императора в Гнезно.



Увидев стены Гнезно, император спешился и смиренно, босиком и с молитвой на устах, вошел в город. Там его встретил епископ Унгер и проводил в церковь, в которой были захоронены мощи св. Адальберта.



Вполне вероятно, что польскому князю уже была известна политическая подоплека начавшегося визита, и он знал, что главной целью приезда императора является вовсе не поклонение святым мощам. Но мощам св. Адальберта (Войтеха) предстояло выступить символом будущего польско-германского союза. Сохранилось предание о том, что во время переговоров Оттон III даже хлопотал о перенесении мощей св. Адальберта (Войтеха) в Рим, но Болеслав Храбрый отказался уступить мощи столь ценимого святого. Ряд даже хронистов утверждает, будто Болеслав уступил императору несколько реликвий святого, а что он от этого выиграл, вы увидите чуть позже.



Следует заметить, что именно поклонение императора Оттона III мощам св. Адальберта [довольно-таки свежему святому] и дальнейшая борьба за обладание этим сокровищем очень значительно повысили статус и почитаемость этого святого. На время.



(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: