История Древней Чехии, вып. 13. Интерлюдия. Восточная политика императора Оттона III (окончание)


Ворчалка № 430 от 08.07.2007 г.


Но поклонение мощам св. Войтеха было вовсе не главной целью императорского визита, которая заключалась в том, что после серьезных переговоров было принято решение об основании архиепископства в Гнезно, в состав которого входили бы три новых епископства с центрами в Кракове, Вроцлаве и Колобжеге. На архиепископскую кафедру был поставлен Гауденций (Радим), брат и сподвижник Войтеха.



Все же, чтобы не допустить чрезмерного усиления Польши, Познанское епископство осталось в подчинении у Гизилера, архиепископа Магдебургского. Кроме того, Гизилера следовало хоть немного умаслить – ведь он не давал своего согласие на образование нового архиепископства в зоне своего влияния, и формально мог бы оспаривать законность его создания. Другое дело, что из этого вряд ли бы что получилось, так как Сильвестр II был почти карманным папой у Оттона III.



Такой шаг императора выводил почти всю Польшу в церковном отношении из-под немецкого влияния и делал ее подчиненной только Риму. А это, в свою очередь, делало Польшу сравнительно независимым форпостом Империи на Востоке, которая должна была теперь отчитываться в своих действиях только перед императором. Основной центр миссионерской деятельности на Востоке и в Прибалтике, по мысли Оттона III, теперь должен был располагаться именно в Польше, и это автоматически делало невозможным прямую экспансию немцев на Восток.



Такая новая восточная политика Оттона III вызвала резко негативную реакцию у широкой немецкой общественности (рыцарской и духовной). Сразу же начались заговоры и поиски новой кандидатуры в императоры, но возможные претенденты не спешили афишировать свои претензии и вели себя довольно скромно.



В качестве признания своей зависимости от императора Болеслав Храбрый передал Оттону III три сотни рыцарей в латах. Он также с пышной свитой проводил императора в Магдебург, где они вместе торжественно отметили Вербное Воскресенье.



Ослабленную и провинившуюся Чехию император всерьез не воспринимал и, вероятно, рассчитывал на легкую колонизацию чешских земель, имея своим опорным пунктом Прагу. Дальше Империя могла расширяться и на Восток, в сторону Руси, и на север – в Прибалтику, в обход Польши.



Если бы Оттон III поцарствовал немного дольше, то, возможно, его политика и принесла бы свои плоды. Но он умер очень молодым, а ему наследовал Генрих II, который сразу же покончил с восточной политикой своего предшественника. Правда, ликвидировать архиепископскую кафедру в Гнезно новый император не смог.



Пока же польский князь мог теперь по своему усмотрению устраивать религиозную жизнь, как в Польше, так и в присоединяемых землях.
Многие историки полагают, что одновременно произошло также некое повышение юридического и правового статуса польского князя, а польские исследователи прямо говорят о коронации Болеслава Храброго.
Следует отметить, что никаких достоверных свидетельств в современных источниках на этот счет нет. Известно, что королевскую корону Болеслав Храбрый получил незадолго до своей смерти в 1025 году. А в Гнезно Оттон III лишь даровал Болеславу Храброму титул римского патриция, что как бы автоматически включало Польшу в состав Римской империи.



Галл Аноним в своей "Хронике", написанной примерно через 100 лет после свидания в Гнезно, описывает следующую символическую процедуру, которую историки трактуют самыми разными образами.



Вначале император якобы Оттон III возложил на голову Болеслава какую-то корону или диадему (imperoalis diadema) и вручил ему копье св. Маврикия. Затем Болеслав был назван братом императора и соратником Империи, после чего Болеслав был провозглашен другом и союзником римского народа.



Почему римского народа? Потому что Империя считалась Римской, правда, создавали ее, в основном, немцы.



Как видите, в таком символическом описании нет указания на королевскую коронацию, но сам характер данной процедуры дает простор для многочисленных спекуляций.



Хорошо известно и о том, что вскоре Оттон III проделал сходные манипуляции и в Венгрии.
Там он также устроил архиепископскую кафедру в Эстергоме, это произошло 13 апреля 1001 года, а немного позже Стефан I получил королевскую корону, присланную ему папой Сильвестром II. По некоторым источникам, коронацию проводил сам император Оттон III, и было это 15 или 17 августа 1001 года.
Папа и император достойно оценили усердие, с которым Стефан насаждал в стране христианство по католическому образцу и выкорчевывал остатки православных общин. Вот так и Венгрия вошла если не в состав, то в сферу влияния Римской империи.



Но в этом случае источники прямо говорят о коронации правителя Венгрии, как короля, а в случае с Болеславом Храбрым таких свидетельств нет, и даже описание процедуры, приводимое Галлом Анонимом, довольно туманно. Это, скорее, символическое повышение статуса польского князя, чем его коронация.



Такое поведение императора выглядит вполне оправданным. Ведь теперь положение Польши и Венгрии выглядит значительно более предпочтительным, чем Чехии, которая в этой истории вообще оказалась обделенной и отодвинутой на второй план, хотя выгодное положение Праги не ускользало от внимания императоров. Да и епископство в Праге было основано раньше, чем в сопредельных землях, что давало ей некоторое моральное превосходство. Однако чехов император обошел из-за их враждебности к св. Адальберту. И в то же время был заложен элемент ревности и соперничества как между правителями двух облагодетельствованных стран, так и Чехии с каждой из них.



Таким образом, паломничество императора Оттона III по святым местам в 1000 году оказало сильнейшее влияние на дальнейшее развитие событий в Восточной Европе и ожесточило соперничество между Чехией и Польшей на многие десятилетия.



Я должен отметить, что существует и другой взгляд на миссию Войтеха и на его роль в описываемых событиях. Войтех рассматривал Прагу, как центр будущей христианизации Восточной Европы. Для этого следовало создать на восточноевропейских землях, не входящих в состав Империи, архиепископство, разумеется, с центром в Праге, в состав которого входили бы семь епископств из Чехии, Польши и Венгрии.



Это могло привести к созданию мощного государства на восточной окраине Империи, которое положило бы конец немецкой экспансии на Восток. А куда еще было двигаться немцам?
Следовательно, такие планы надо было душить еще в зародыше. Поэтому-то Оттон III и Болеслав Храбрый так легко отправили своего друга и союзника на верную гибель. Нет человека – и нет проблемы. А чтобы подобные мысли не могли возникнуть у кого-нибудь и в будущем, император Оттон III и отправился в свое путешествие по святым местам, сея семена будущих раздоров.



Результаты его деятельности видны невооруженным взглядом. Правда, стоит отметить, сто строил император Оттон III надолго, но 24 января 1002 года он умер от болезни в Патерно, после того как был изгнан из Рима в феврале 1001 года.



Современники связывали преждевременную смерть молодого императора с тем обстоятельством, что во время посещения Аахена, Оттон III велел вскрыть гробницу Карла Великого. Он, будто бы, нашел Карла, сидящим на троне, со скипетром в руке, в шикарных одеждах и с нательным крестом. Оттон III взял себе нательный крест императора Карла, а все остальное не тронул и его гробницу велел замуровать, но все расценили такие действия молодого императора, как страшное святотатство, и стали предрекать ему скорую смерть. Так вскоре и случилось, но мне кажется, что предрекать скорую смерть Оттону III стали только уже после его кончины.



Жениться Оттон III не успел, так что наследников у него не было, а новый император, Генрих II, стал проводить в отношении Польши совсем иную политику. Для этого у него были весьма серьезные причины. Ведь, когда Генрих II стал императором, с притязаниями на герцогство Бавария выступили его родной брат Бруно и маркграф Генрих Швейнфуртский. Болеслав Храбрый решил вмешаться в имперские дела на стороне противников нового императора, и просчитался. Генрих II сумел победить союзников, отдал Баварию брату своей жены Генриху Люксембургскому, и принялся за Польшу, с которой он воевал до 1018 года.



Императору приходилось много воевать в Италии, были столкновения и с чехами, но с Венгрией у него серьезных столкновений не было. Ведь Стефан I был женат на родной сестре императора, ревностно насаждал христианство и был благодарен Империи за королевскую корону.



Но это уже совсем другая история. Я же надеюсь, что данный очерк поможет вам, уважаемые читатели, лучше понять чешские события. Чехия – маленькая страна в середине Европы, и очень трудно излагать ее историю в отрыве от истории соседних стран.



P.S. Хочу заметить, что решение о создании архиепископств в Польше и Венгрии не были плодом оригинальных решений Оттона III. Его отец Оттон II внимательно рассматривал идею создания на славянских землях Европы архиепископства, не зависящего от немецких пастырей, а находящегося в непосредственной зависимости от Рима. Территория такого архиепископства должна была охватывать польские, чешские и венгерские земли. Считается, что Феофания, мать Оттона III, могла увлечь своего сына этой идеей, но время заставило его внести некоторые коррективы в план отца.



(Продолжение следует)



©Виталий Киселев (Старый Ворчун)
abhoc@abhoc.com

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: