Римская администрация периода Республики. Часть VI. Диктатор (окончание). Начальник конницы


Ворчалка № 450 от 16.12.2007 г.


Последним диктатором rei gerundae causa стал Марк Юний Петра, которого избрали в 216 г. до Р.Х. после сокрушительного поражения при Каннах.



С этим же годом связана и единственная попытка назначить двух диктаторов одновременно, так как после нескольких поражений от Ганнибала римский сенат значительно опустел. Для заполнения вакансий в сенате вторым диктатором был назначен Марк Фабий Бутеон, но он отказался от этой должности в первый же день своего назначения, мотивируя свой отказ тем, что в Риме не может быть двух диктаторов одновременно, но об этом чуть ниже.



После 202 г. до Р.Х. диктаторов не было вплоть до 82 г. до Р.Х., когда диктатуру получил Сулла, но это была диктатура для устройства государства - rei publicae constituendae causa – и ее срок не был определен (dictator perpetuum). Известно, что Сулла добровольно сложил свои полномочия через три года. Однако многие считали назначение Суллы диктатором незаконным, так как его произвел не консул, а интеррекс, не имевший соответствующих полномочий.



Последним римским диктатором был Юлий Цезарь. Он назначался на эту должность несколько раз и незадолго до смерти он был назначен пожизненным диктатором (dictator perpetuum), но это последнее его назначение также нельзя считать законным, так как его сделал претор.



После смерти Юлия Цезаря диктатура по предложению Марка Антония была отменена навсегда, как ненавистная римскому народу.



Иногда диктатора избирали для выполнения какого-нибудь разового поручения, часто религиозного характера, которое мог осуществить только высший магистрат, по каким-либо причинам отсутствовавший в городе, или по причине его отсутствия в данный момент вообще. К этой группе можно отнести следующие случаи назначения диктаторов:
для церемонии вбивания гвоздя в храме Юпитера во время эпидемий или смут в государстве;
для проведения общественных игр, которыми должны были руководить высшие магистраты, или для учреждения празднеств или игр в связи с появлением определенных знамений;
для проведения важных уголовных судебных процессов, которые должны проводиться высшими магистратами;
для проведения очередных или назначения внеочередных или досрочных выборов магистратов.



Как я упоминал уже выше, однажды была предпринята попытка назначить диктатора для заполнения вакансий в сенате. Этот случай настолько любопытен, что я предоставлю слово Титу Ливию (XXIII, 22-23):
«Постановили назначить диктатора для составления списка сената, поставив на эту должность старейшего из живших тогда бывших цензоров, и вызвать консула Гая Теренция, чтобы он провозгласил диктатора. Оставив в Апулии войско, он, идя большими переходами, прибыл в Рим и, как было заведено, в ближайшую же ночь, по сенатскому постановлению, провозгласил Марка Бутеона диктатором без начальника конницы на шесть месяцев.

Диктатор, поднявшись с ликторами на ростры, заявил: он не одобряет ни того, что сейчас сразу два диктатора – такого никогда прежде не бывало; ни того, что при диктаторе нет начальника конницы; ни того, что цензорские полномочия вручены одному человеку, да еще во второй раз; ни того, что диктатору, выбранному не для ведения военных действий, дана власть на шесть месяцев.

Беспредельной власти, которая сейчас понадобилась, он сам положит предел: он не исключит из сената никого из зачисленных в сенат цензорами Гаем Фламинием и Луцием Эмилием, но распорядится только переписать их список и прочитать его. Нельзя ведь, чтобы один человек произвольно судил о добром имени сенатора и его честных нравах: он заместит умерших, отдавая предпочтение не человеку перед человеком, а сословию перед сословием.

Прочитали список старого сената; на места умерших диктатор назначил в порядке очередности тех, кто после цензоров Луция Эмилия и Гая Фламиния занимал курульные должности, но еще не был в сенате, затем бывших эдилов, народных трибунов и квесторов, а из тех, кто должностным лицом еще не был, привезших домой снятые с врага доспехи или получивших гражданский венок.

Когда при громком одобрении присутствовавших было выбрано в сенат сто семьдесят семь человек, диктатор сразу же снял с себя свое звание, сошел с ростр частным лицом, отпустил ликторов и затерялся в толпе людей, занятых частными делами. Он нарочно тянул время, не хотел никаких проводов, но это промедление не повлияло на отношение к нему: густая толпа сопровождала его до самого дома. Консул следующей ночью отбыл к войску, не уведомив сенат о своем отъезде, чтобы его не задержали для проведения выборов».



Как видим, Марк Бутион и исполнил возложенную на него функцию пополнения сената, и в то же время не позволил нарушить закон, так как он оставался в должности диктатора менее одного дня.
Консул также вел себя законопослушным образом: он выполнил постановление сената, немедленно прибыв от войск в город, назначил диктатора, и тут же поспешил обратно к войскам, не задерживаясь в городе.



Такие кратковременные диктаторы не могли использовать свои чрезвычайные полномочия ни для какой иной цели кроме той, для выполнения которой они были назначены.
Ясно, что продолжительность подобной диктатуры была очень невелика, и сразу после выполнения своей функции такой диктатор должен был немедленно сложить свои полномочия.



Начальник конницы



Одновременно с диктатором обычно назначался и его помощник, называемый начальником конницы, а в Риме его называли magister equitum – магистр конницы. Чаще всего его кандидатуру подбирал себе сам диктатор при занятии должности, но в некоторых случаях имя начальника конницы называл сенат в своем постановлении.



Этот магистрат действительно командовал конницей и исполнял функции заместителя диктатора (исполнял обязанности диктатора), например, во время его отсутствия. Начальник конницы, в принципе, выполнял те же самые функции, что и диктатор или консулы, но за одним исключением – он был в полном подчинении у диктатора и нес перед ним личную ответственность за свои действия. Но это была дисциплинарная ответственность, так как диктатор, назначив себе начальника конницы, уже не имел права сместить его. Сам выбрал – сам и мучайся!



Если диктатор досрочно слагал свои полномочия, то он мог только порекомендовать начальнику конницы сделать то же самое, но не известно ни одного случая, когда бы magister equitum не прислушался к такому совету.



При вступлении в должность начальник конницы получал шесть ликторов, в фасцы которых были постоянно воткнуты топоры. Ему также полагались курульное кресло, тога-претекста и меч офицера.



Когда диктатор командовал войсками, то начальник конницы выполнял при нем функции адъютанта. Когда же диктатор находился в городе, начальник конницы должен был оставаться в лагере и командовать войсками. Часто начальник конницы должен был набирать новые легионы для ведения войны.



Диктатор не мог осуществлять свои функции без наличия начальника конницы, поэтому если тот умирал во время исполнения своих обязанностей, то диктатору следовало немедленно назначить нового начальника конницы.



Даже в тех случаях, когда диктатора назначали для выполнения второстепенных функций, в качестве его помощника всегда назначался магистрат, называвшийся начальником конницы.



Первоначально начальником конницы могли назначить человека, который еще не занимал никакой государственной должности. Позднее начальника конницы стали обычно избирать из числа консуларов, т.е. бывших консулов.



Свои полномочия начальник конницы должен был сложить не позднее, чем через 6 месяцев после занятия должности, и обычно он это делал одновременно с диктатором.



(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: