Анна Иоанновна: несколько картинок из времен ее царствования. Часть III. Ледяной дом


Ворчалка № 453 от 06.01.2008 г.


Что может быть более зимнего, чем лед? Правда, зима в этом году не очень... И естественного льда тоже не слишком много. Но ведь бывали же времена с суровой зимой и соответствующими зимними забавами. Наиболее известной из таких забав в России был "Ледяной дом", о котором если кто и знает, так, в основном, по роману Ивана Ивановича Лажечникова (1792-1869). Роман, он и есть – роман, достоверные факты в нем сильно перемешаны с авторским вымыслом и народной фантазией. Я же хочу пересказать эту историю, опираясь только на свидетельства современников данного события.



Регулярные ледяные забавы начались в Петербурге при Анне Иоанновне. В 1733 году на Неве была выстроена ледяная крепость, которая очень понравилась императрице, да и прочему народу это развлечение пришлось по душе. Так и пошло.



В конце 1739 года Михаил Алексеевич Голицын, служивший при дворе одновременно и пажом, и шутом [шутом его сделали в наказание за то, что он без высочайшего разрешения женился на итальянке и перешел в католичество] попросил у Анны Иоанновны позволения жениться, так как он был уже давно вдовцом, а императрица-де обещала подыскать ему хорошую невесту. Это была первая песчинка, которая родила Ледяной дом.



Императрице было постоянно скучно. И она смеха ради решила женить князя на другой шутихе – калмычке Авдотье Ивановне Бужениновой. Тут подсуетился камергер Алексей Данилович Татищев (1697-1760), который напомнил императрице о ледяных постройках на Неве и предложил для свадебной церемонии выстроить около Зимнего дворца изо льда домик для новобрачных.



Идея стала быстро набирать обороты, домик быстро превратился в ледяной дворец, и вскоре была создана специальная маскарадная комиссия под руководством кабинет-министра Артемия Петровича Волынского (1689-1740). Проект Ледяного дома был разработан одним из "конфидентов" Волынского – Петром Михайловичем Еропкиным (1698-1740), но само строительство производилось под личным наблюдением Анны Иоанновны.



Для строительства Ледяного дома было выбрано место близ нынешнего Дворцового моста. Плиты для строительства дома вырезались из самого чистого льда. Они с помощью рычагов клались одна на другую, а для прочности места соединения плит проливались водой. Стояли сильные морозы, до минус 35 градусов, и строение получилось довольно прочным.



Так как Голицын должен был жениться на калмычке, императрицу заинтересовало, а сколько вообще разных инородцев живет в Империи, и как они выглядят. Чтобы удовлетворить высочайшее любопытство, во все концы империи были разосланы специальные письма на имя соответствующего губернатора (ни одного не пропустили) с повелением прислать в Петербург по паре инородцев различного вида, проживавших в тех губерниях. К каждой паре полагалось приложить специальное письмо с описанием образа жизни данных инородцев, их костюмов, танцев, национальных кушаний и прочих их особенностей.



Вскоре пары диковинных гостей начали прибывать в столицу, где им шили соответствующие национальные костюмы и создавались (или покупались) национальные музыкальные инструменты за счет двора Ея Величества. Всего ко дню свадьбы набралось около 300 человек диковинных гостей.



В конце января 1740 года строительство и украшение Ледяного дома было закончено. Сохранилось подробное описание Ледяного дома, сделанное академиком Георгом-Вольфгангом Крафтом (1701-1754). Кстати, именно Крафт будет напарником Эйлера при составлении гороскопа несчастного Иоанна Антоновича.



Ледяной дом имел в длину 8 саженей или 56 лондонских футов (1 л.ф. = 30,479 см), шириною он был в две с половиной сажени и высотою вместе с кровлей в 3 сажени. Довольно приличный по величине домик, далеко не у всех дачников есть строение подобного размера.



Казалось, что дом был вырезан из одного куска какого-то драгоценного голубоватого камня – так казалось современникам этого события.



Перед домом у ворот были установлены 6 ледяных пушек и две мортиры. Пушки были отлиты точно по размерам трехфунтовых медных пушек и рассверлены соответствующим образом. Из этих пушек несколько раз стреляли, закладывая в пушку по четверти фунта пороху и заряжая их посконными или даже железными ядрами.



Один раз в присутствии императрицы одну такую пушку зарядили железным ядром, которое с расстояния в 60 шагов насквозь пробило двухдюймовую доску. Мортиры же были отлиты по размеру медных мортир, метавших двухпудовые бомбы. Крафт утверждает, что из мортир тоже стреляли.



В том же ряду стояли и два ледяных дельфина, из пасти которых в темное время суток с помощью насосов качали поджигаемую нефть, что изрядно веселило почтенную публику.



Дом был окружен ледяными перилами, которые опирались на четырехугольные столбы, а между столбами были установлены изящные балясины.



Кровля Ледяного дома была украшена галереей ледяных статуй, стоящих на четырехугольных столбах. Фронтон дома также был украшен ледяными статуями.



В перилах, окружавших дом, кроме главного входа были сделаны еще и двусторонние ворота, украшенные наверху горшками с цветами и с апельсиновыми деревьями (ледяными, разумеется). Возле ворот также стояли ледяные деревья с тщательно выделанными ветвями и листьями, на которых сидели ледяные птицы.



В Ледяной дом можно было попасть с крыльца через две двери. Войдя в дом, вы попадали в сени, справа и слева от которых находились две комнаты. В комнатах потолка не было, а его функции выполняла крыша. В каждой комнате было по четыре окна, а в сенях – пять. Рамы окон были, разумеется, стеклянными, а стекла были сделаны из тончайшего прозрачного льда. Снаружи окна и двери были отделаны косяками, выкрашенными в зеленый цвет наподобие зеленого мрамора. Такого же цвета были и пилястры, украшавшие дом.



Ночью окна Ледяного дома освещались огнями множества свечей, и почти в каждом окне виднелись изображенные на полотне забавные картинки.



Внутри Ледяной дом был наполнен огромным количеством искусно сделанных изо льда предметов.



Так как этот дом был сделан для свадьбы, то главное место в нем занимала большая кровать с пологом, одеялом, подушками и прочим. Около кровати стоял табурет с двумя ночными колпаками, а на полу стояли две пары ночных туфель. Около кровати был сделан небольшой очаг, в котором укладывали ледяные дрова, смазанные нефтью. Их иногда зажигали.



Неподалеку стоял туалетный столик с зеркалом, а на столике лежали карманные часы и кое-что из посуды. Стол был декорирован канделябрами со свечами, которые намазывали нефтью, а ночью поджигали. На стене также висело зеркало.



В другой комнате стоял большой стол, а на нем столовые часы. Часы были сделаны так искусно, что можно было видеть колесики механизма (но часы не ходили). К столу были приморожены игральные карты и фишки (их тогда называли марками). Около стола стояли два резных стула, а в углах комнаты – две статуи.



У стены стоял резной угольный поставец, украшенный различными фигурами. Внутри него стояла тончайшая чайная посуда, стаканы, рюмки и блюда с кушаньями. Все это было тонко расписано натуральными красками.



Выйдем теперь из дома и оглядимся еще раз – вдруг мы что-нибудь упустили? Так и есть! Мы не заметили, что с четырех сторон дома стояли на специальных пьедесталах пустотелые четырехугольные пирамиды. В каждой стороне пирамиды было вырезано круглое окно. Снаружи окна были декорированы как часовые доски. Внутри каждой пирамиды был подвешен большой восьмиугольный бумажный фонарь, на каждой стороне которого были нарисованы смешные картины и фигуры. Ночью в фонари вставляли зажженные свечи. Спрятанный человек незаметно тихо вращал эти фонари, чтобы посетители могли увидеть все картинки.



Кроме того, сбоку от дома был сделан слон в натуральную величину с тремя персами, один из которых сидел на слоне. Слон был пустотелым, так что днем в него по трубам накачивали воду из канала Адмиралтейской крепости, и он пускал фонтан высотой в 24 фута. Ночью же слон к удивлению и радости публики пускал вверх фонтан горящей нефти. Слон мог и кричать почти как настоящий – внутри него прятался человек и гудел в трубу.



С другой стороны дома, слева от входа, была сделана рубленая баня, как будто из настоящих бревен. Ее несколько раз топили и парились в ней.



День свадьбы был назначен на 6 февраля 1740 года. С утра все участники свадебной церемонии собрались во дворе дома А.П. Волынского, который был главным распорядителем этого праздника. Свадебный поезд оказался очень большим – ведь только гостей разных народностей оказалось около 300 человек. Новобрачных посадили в большую клетку, закрепленную на спине слона (живого – холодно пришлось бедолаге). Гости парами ехали в санях, но не все сани были запряжены лошадями. Многие сани были запряжены оленями, волами, собаками, козами, свиньями и даже верблюдами. Ошибочка, увлекся, на верблюдах гости все-таки ехали верхом, но парами.



Свадебный поезд вначале проехал мимо императорского дворца, а потом по всем главным улицам города на потеху публике.



Затем поезд прибыл в манеж Бирона, где пол был выстелен досками и расставлены обеденные столы. Инородным гостям подавали их национальные кушанья и напитки. Затем начался бал, на котором инородцы танцевали под свою национальную музыку.



После бала новобрачных отвезли в Ледяной дом и уложили их в ледяную постель. Приставленному караулу было приказано не выпускать молодых из дома до самого утра. Как они там не подхватили воспаления легких, ума не приложу?



Ледяной дом простоял до самого конца марта месяца из-за сильных морозов того года. К концу марта он начал заваливаться с южной стороны, так что было решено самые большие ледяные плиты отвезти в императорский ледник.

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: