Френсис Дрейк: золотой бег вокруг шарика, или удар в подбрюшье Испании. Часть IV


Ворчалка № 517 от 03.05.2009 г.


От обезоруженных охранников кораблей Дрейк узнал, что капитан Джон Оксенхэм захвачен испанцами в плен и в настоящее время с тремя другими англичанами находится в руках инквизиции в Лиме. Однако Лима была слишком большим городом, чтобы Дрейк мог попытаться освободить старого приятеля.



Тем временем испанцы обнаружили подозрительное судно и подняли тревогу. Зазвонили колокола на церквах, известие об англичанах, напавших на Кальяо, быстро достигло Лимы (всего-то 6 миль), и вице-король Перу дон Луис де Толедо приказал генералу Диего де Фриас Трехо захватить наглецов.
Но когда испанские солдаты прибыли в гавань, то обнаружили, что "Золотая лань" вместе с одним захваченным испанским кораблем уже вышла в открытое море.



Испанцы на двух кораблях попытались преследовать Дрейка, но тот вначале спокойно перегрузил с захваченного судна шелк и полотно на "Золотую лань", и только потом двинулся на север. Больше суток испанцы пытались догнать Дрейка, но безуспешно, и вернулись в Кальяо, где рассвирепевший вице-король разжаловал генерала Диего.



К этому времени испанцы знали, что в Кальяо пожаловал уже хорошо им известный по старым подвигам капитан Дрейк. Во все порты от Перу до Панамы были посланы суда с предупреждением о появлении английских пиратов в Тихом океане.



"Золотая лань" тем временем продолжала свою погоню за "Какафуэго". Капитаны захваченных кораблей тщательно допрашивались на предмет прохождения искомого судна. Добыча англичан пока была не слишком большой: на одном из кораблей они захватили большое количество новой одежды, а на барке, захваченном 28 февраля, англичане обнаружили груз нового такелажа, что было очень кстати. На этом же барке англичане захватили и 20 тысяч золотых песо.



В тот же день, 28 февраля, "Золотая лань" пересекла экватор, но "Какафуэго" как в воду канул. Дрейк посулил золотую цепь тому, кто первым увидит желанное судно, и 1 марта его кузен Джон Дрейк прокричал с грот-мачты:
"Парус! Вижу парус!"
В девяти милях от них шел столь желанный "Какафуэго".



Дрейк решил напасть на "Какафуэго" ночью и снизил скорость своего корабля, чтобы испанцы ничего не заподозрили, с помощью хитроумной проделки: он велел спустить за борт все пустые бурдюки и бочки, которые значительно снизили скорость "Золотой лани". Вечером Дрейк отбросил осторожность и стал нагонять "Какафуэго".



"Золотая лань" пересекла курс испанцев, англичане дали предупредительный залп из нескольких орудий, и Дрейк приказал испанскому капитану убрать паруса. С одного из бортов к испанскому кораблю уже пристала пинасса с вооруженными моряками, которые быстро скрутили капитана "Какафуэго" дона Сан Хуана де Антона и взяли в плен всю команду. Испанцы не оказали никакого сопротивления.



Целых три дня англичане освобождали захваченный корабль не только от золота, серебра и драгоценностей. На "Золотую лань" были доставлены запасы воды, продуктов, запасные паруса и канаты. Добыча, захваченная Дрейком на "Какафуэго" была оценена в 400 тысяч золотых песо, и это не считая ювелирных украшений, фарфора и прочих вещей, которые были оценены в 100 тысяч песо.



7 марта Дрейк велел перевести всех пленных испанцев на "Какафуэго" и отпустил их. Каждому испанцу было выдано от 30 до 40 песо, не считая мелких вещей. Дрейк мог позволить себе быть щедрым!



16 марта капитан де Антон уже давал в Панаме показания королевскому суду. В частности, он показал, что спрашивал у Дрейка, каким путем тот собирается вернуться в Англию. На это
"означенный капитан показал ему карту мира, на которой он продемонстрировал, что существует три пути, которыми он мог бы воспользоваться. Один путь лежит через мыс Доброй Надежды, второй – той же дорогой, которой он пришел сюда. О третьем пути он ничего не сказал".



Кроме того, Дрейк показывал де Антону навигационную карту, которая была изготовлена в Лиссабоне за 800 крузадо и имела в длину более 30 футов.



Испанцы тоже старались не терять времени даром. Еще 20 февраля инквизиторы в Лиме допрашивали Оксенхэма и его товарищей о том, что те знают о планах английской королевы послать свои корабли через Магелланов пролив и о капитане Френсисе Дрейке. Англичане дружно ответили, что знают капитана Дрейка, как очень хорошего капитана и моряка, и что если бы королева Елизавета отдала соответствующий приказ, то Дрейк наверняка бы прошел Магеллановым проливом в южные моря.



Англичан еще несколько раз подвергали допросам, а в ноябре 1580 года всех четверых повесили на базарной площади в Лиме.



Вице-король Перу дон Франциско де Толедо приказал капитану Сармиенто де Гамбоа (1532-1592) блокировать Магелланов пролив и перехватить Дрейка, когда тот будет возвращаться в Англию. О том, что Дрейк может выбрать другой путь домой, дон Франциско даже не подумал.
Де Гамбоа долго патрулировал Магелланов пролив и его окрестности, но Дрейка так и не дождался. Зато за время патрулирования он составил прекрасную карту Магелланова пролива.



Другая группа испанских кораблей бросилась в погоню за Дрейком, но все, что им удалось, так это встретить капитана де Антона в Панаме. Дрейк как в воду провалился, и испанцы умножили усилия по поимке ненавистного корсара.



Король Филипп II (1527-1598) принял для этого решительные меры.
Из Кадиса была направлена эскадра для блокировки Магелланова пролива.
Другая эскадра должна была ловить Дрейка в Карибском море: это на тот случай, если Дрейк бросит "Золотую лань", а новый корабль построит на Атлантическом побережье.
Испанскому послу в Лондоне де Мендосе были даны строгие указания ничего не сообщать англичанам про успехи Дрейка и не заводить разговоров о компенсации нанесенного ущерба. Это следовало сделать только в случае возвращения Дрейка.
Филипп II лично просил (письмом, конечно) португальского монарха Энрике I (1512-1580) посодействовать в поимке Дрейка, если тот будет возвращаться через Молуккские острова.
Испанскому послу в Лиссабоне было приказано организовать поиски лиц, которые "вели дела с этим корсаром", а также снять копию с карты, сделанной для Дрейка.



Дрейк же тем временем пробирался в более высоким северным широтам. Он понимал, что враги будут его сторожить и у Магелланова пролива, и у Молуккских островов. Поэтому Дрейк вначале попытался найти пресловутый пролив Фробишера (его еще называли проливом Аниан), чтобы через него попасть в Атлантику.



Перед этим Дрейк поставил "Золотую лань" в одной из бухт залива Коронадо для ремонта. Команда занималась обычными делами для береговой стоянки: чинила корабль, запасала продовольствие, воду и дрова и по возможности отдыхала.



Плавая на пинассе вдоль окрестных берегов, англичане захватили испанский корабль с грузом китайского шелка и фарфора. Вся добыча была перегружена на "Золотую лань", а испанцев Дрейк отпустил.



24 марта Дрейк велел продолжать плавание на север, и 4 апреля англичане захватили еще один испанский корабль, но никаких особых ценностей на нем не оказалось. Отметим на будущее, что капитан захваченного судна доложил позднее испанским властям, что корабль Дрейка вооружен такой артиллерией, какой он еще не видел.



13 апреля "Золотая лань" вошла в гавань Гуатулко, но один из матросов на берегу опознал по очертаниям английский корабль, и город мгновенно опустел. Пираты спокойно обошли пустой город, забирая брошенные ценности и деньги.



Несмотря на панику, власти Гуатулко сообщили вице-королю Мексики Мартину Эрнандесу о нападении Дрейка. Вице-король Мексики не только информировал своего короля о новой проделке Дрейка, но и попытался поймать неуловимого англичанина. Он разослал в разные стороны отряды для защиты побережья, как тихоокеанского, так и атлантического, а также отправил корабль вдогонку за Дрейком, впрочем, безуспешно.



16 апреля Дрейк, покинув Гуатулко, двинулся дальше на север. Американский берег потихоньку отклонялся к западу, и никаких следов северо-восточного прохода не наблюдалось, хотя 3 июня "Золотая лань" оказалась на 42° с.ш. Здесь англичан ожидал внезапный переход к холоду: шел дождь со снегом, канаты на корабле обледенели, и команда едва справлялась с уборкой выпавшего снега.
Команда испытывала и другие неудобства, связанные с внезапно наступившими холодами.



Ледяные штормы и туманы оказывали деморализующее действие на команду, но Дрейк не сдавался и приказывал двигаться вперед. Наконец Дрейк тоже не выдержал и приказал повернуть назад. По оценкам современных специалистов, анализировавших текст Флетчера, это произошло на 43° с.ш., но сам Флетчер называет точкой поворота 48° с.ш.



"Золотая лань" бодро спустилась к 38° с.ш. и 17 июня бросила якорь в бухте, которую потом назвали заливом Дрейка – это немного севернее современного Сан-Франциско.



На берегу англичане быстро построили форт для защиты от нападения индейцев. Эта мера предосторожности в данном случае оказалась излишней, так как многочисленные индейцы, собиравшиеся около стоянки англичан, вели себя исключительно мирно и не проявляли никаких враждебных намерений.



Земли вокруг стоянки "Золотой лани" Дрейк объявил владениями английской королевы, назвал их Новым Альбионом и установил в честь этого события на берегу океана памятный столб.



Отремонтировав "Золотую лань", на что ушло четыре недели, Дрейк принял окончательное решение возвращаться в Англию через Молуккские острова и мыс Доброй Надежды. Возможная встреча с португальцами, которым он еще не насолил так сильно, как испанцам, тревожила Дрейка значительно меньше. Кроме того, возвращаясь путем Эль Кано, у англичан было больше возможностей для маневра, чем в узком Магеллановом проливе.



23 июля 1589 года "Золотая лань" покинула берега Америки и взяла курс на запад. До Плимута оставалось плыть еще более 30 тысяч километров.



(Продолжение следует)



Предыдущие выпуски:

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: