Рене Анжуйский и его дочь Маргарита. Часть II (окончание)


Ворчалка № 602 от 12.02.2011 г.




Незадолго до смерти Рене Анжуйский во время охоты обнаружил в окрестностях Анжера отшельника, который ранее был священником, но оставил свой приход и питался теперь только чёрным хлебом и полевыми растениями. Такие суровые добродетели настолько тронули сердце Рене Анжуйского, что он велел выстроить в тех же местах келью с часовенкой. Лично для себя он приказал разбить сад и построить небольшой домик, украшенный живописными картинами и аллегорическими изречениями. Частенько он отправлялся туда, чтобы в "милом своём приюте Уединения" проводить время, но не в молитвах, а в беседах с художниками и учёными из своего окружения на куртуазные темы.

Если Рене Анжуйский всю жизнь играл с Пляской Смерти, то эта же тема нашла своё место и в росписи сводчатого навершия надгробия самого короля Рене и его жены Изабеллы в Анжере. Картина должна была изображать Рене Анжуйского, но вместо портрета усопшего посетители могли видеть скелет в длинной мантии, который восседал на золотом троне и ногами отшвыривал от себя короны, державы, митры и книги. Головой этот скелет опирался на иссохшую руку, которая пыталась удержать пошатнувшуюся корону.

Маргарита Анжуйская

Маргарита Анжуйская с детства воспитывалась при дворе своей незаурядной бабки, Иоланды Арагонской, и брала у неё уроки управления подданными и обращения с мужчинами.

Дочь короля-трубадура, Маргарита Анжуйская в 1445 году была выдана замуж за английского короля Генриха VI (1421-1471) – это было одним из условий Турского перемирия 1445 года между Францией и Англией.

Маргарита сразу же после коронации попыталась играть одну из ведущих ролей в политической жизни Англии, но её амбиции привели только к обострению ситуации в стране, так как она не обладала достаточной гибкостью ни в политике, ни в интригах.

Да, Генрих VI был со странностями, некоторые называют его слабоумным, но это несправедливо, ведь когда Маргарита выходила за него замуж, это был вполне нормальный человек. Странности же заключались в его воспитании, ибо он был образованным и галантным человеком, но он не был воином, да и женщинами он не слишком интересовался, а атмосфера при английском дворе была весьма напряжённой из-за династических притязаний.

До 1453 года у Генриха VI наследника не было, и кузены короля из семейства Йорков вели постоянные интриги по вопросам престолонаследия.
Но в 1453 году родился принц Эдуард, а у короля произошёл его первый приступ безумия.
Впрочем, широко ходили слухи, что принц Эдуард не был сыном Генриха VI, да и сам Генрих частенько говорил, что Эдуард рождён не иначе как от Святого Духа.

Регентом при заболевшем короле был объявлен герцог Ричард Йорк (1411-1460), но после выздоровления короля Маргарита добилась изгнания Ричарда Йорка из королевского совета и настояла на его удалении от двора. За эти годы Маргарита успела возненавидеть всех Йорков из-за их интриг вокруг вопроса престолонаследия.

Так началась война Алой и Белой роз, но я не собираюсь описывать весь ход этой войны.
В мае 1455 года Ричард Йорк разбил войска Ланкастеров в сражении при Сент-Олбансе и взял короля в плен. Однако тут же на поле боя Ричард Йорк как законопослушный верноподданный своего короля на коленях молил его о прощении. Ричард был возвращён в королевский совет, но в 1456 году Маргарита вновь добилась удаления Йорка от двора.

Это переполнило чашу терпения Ричарда Йорка, и он объявил о своих притязаниях на английскую корону. Ведь как-никак он тоже был потомком Эдуарда III (1312-1377), причём сразу с двух сторон: по отцовской линии он был внуком пятого сына Эдуарда III, Эдмунда Ленгли (1341-1402), первого герцога Йорксого, зато по материнской линии он был потомком Лайонела Кларенса (1338-1368), третьего сына Эдуарда III. А Генрих VI был потомком всего лишь четвёртого сына Эдуарда III, Джона Гонта (1340-1399), первого герцога Ланкастерского.

Боевые действия между Ланкастерами и Йорками велись с переменным успехом, пока в 1459 году Йорки опять не пленили короля. Парламент быстро признал Ричарда Йорка законным наследником Генриха VI в обход принца Эдуарда.

Тут материнское сердце не выдержало, и Маргарита решила сама возглавить войска Ланкастеров. Ведь её муж был труслив, и никогда в жизни не принимал личного участия в сражениях. Это был, наверно, первый такой король в истории Англии.

Вначале Маргарите сопутствовал успех.
В декабре 1460 года в битве при Уэйкфилде войска Йорка были разбиты армией Маргариты, сам Ричард и его сын Эдмунд, граф Рэтленд (1443-1460), погибли в сражении.
По требованию Маргариты голова Ричарда Йорка в бумажной короне была выставлена на шесте на стене города Йорк на всеобщее обозрение.

Трумф Маргариты Анжуйской был не слишком долгим, так как её армия уже в 1461 году была разбита Йорками в битве при Таутоне, а новым королём был провозглашён Эдуард IV Йорк (1422-1483), один из её злейших врагов. Следует заметить, что главной причиной поражения ланкастерцев называют поведение Маргариты Анжуйской. Она остановила наступление своего войска, чтобы казнить несколько сторонников Йорков, попавших в её руки. Солдаты тем временем начали грабить окрестности, так что подоспевшие войска Йорков без труда разбили деморализованную армию Маргариты.

Низложенный Генрих VI, его жена Маргарита и принц Эдуард укрылись в Шотландии, откуда Маргарита с сыном через некоторое время бежали в Бургундию.

Пребывание Маргариты в Шотландии окрашено парочкой легендарных эпизодов. Она пыталась вызвать восстания на севере страны, которые заканчивались неудачей. После провала очередного мятежа Маргарита с сыном едва сумела укрыться в лесу от шайки разбойников и встретила там одинокого бродягу (или разбойника). С отчаянием она доверила ему своего сына:
"Я вверяю твоей верности сына твоего короля".
Под покровительством этого бродяги Маргарита с сыном перешли границу.

В Шотландии Маргарита так бедствовала, что однажды во время мессы, как сообщает нам хронист Жорж Шателен, ей пришлось для пожертвования попросить пенни у шотландского лучника,
"который с неохотой и через силу извлёк из кошеля своего шотландский грошик и подал ей".


Когда королева Маргарита вместе с сыном бежала в Бургундию, старый герцог Филипп Добрый (1396-1467) оказался в затруднительном положении, так как бургундские герцоги уже давно поддерживали дружеские и союзнические отношения с Йорками.

Низложенной королеве был оказан весь почёт, приличествующий её сану. Хронист Шателлен даже с умилением описывает сцену, когда Карл Смелый (1433-1477), тогда ещё граф Шароле, упорно отказывается воспользоваться для умывания перед трапезой одной и той же чашей, что и королева Маргарита вместе со своим сыном. Весь двор целый день обсуждал это событие, его даже довели до сведения герцога Филиппа Доброго, который поручил двум своим приближённым обсудить все плюсы и минусы в поведении своего сына Карла в этом эпизоде.

Женщине и королеве оказывалось высочайшее уважение, однако королева Маргарита принадлежала к лагерю противников герцогов Бургундии, поэтому её вскоре с почётом выпроводили во Францию, подарив, правда, две тысячи золотых крон.
Никакого лицемерия в поведении герцога Бургундии в этом случае не было: политика – это одно, а куртуазное поведение в отношении женщины и королевы – другое.

Иначе сложилась судьба Генриха Ланкастера, который после одного из поражений попал в руки своих врагов. Его крепко привязали к ослу, трижды в таком виде провели вокруг позорного столба, а затем отправили в Тауэр, правда, обращались с ним достаточно хорошо.

Новый король, Эдуард IV (1422-1483), постоянно сталкивался с заговорами и изменой, но ему долго удавалось разрушать козни своих противников. Однако в 1470 году союз Маргариты, брата короля (!) Джорджа (1449-1478), герцога Кларенса, и Ричарда Невилла (1428-1471), графа Уорвика по прозвищу "Делатель королей", собрал достаточные силы, чтобы вынудить Эдуарда IV к бегству.
Среди мятежников после победы сразу же вспыхнули разногласия, однако Генрих VI был освобождён из Тауэра и вновь провозглашён королём, правда, без особого энтузиазма своих подданных.

Весной 1471 года Эдуард IV высадился в Англии, к нему быстро примкнули герцог Кларенс и ряд других вельмож, опасавшиеся скорого возвращения Маргариты Анжуйской в Англию.

В мае 1471 года Эдуард вступил в Лондон, а Генрих Ланкастер вернулся в Тауэр. 14 апреля в битве при Бэрнете войско графа Уорвика было разбито, а сам "делатель королей" - погиб. Маргарита немного опоздала, и её армия была разгромлена в битве при Тьюксбери. Сама бывшая королева попала в плен, а её сын принц Эдуард погиб. Рассказывают, что Эдуард IV ударом железной перчатки ответил на мольбу принца Эдуарда о пощаде. По слухам, принца тут же на поле боя зарезали лорды, сторонники Йорка, и это произошло уже после окончания сражения.

Генриха VI вскоре казнили в Тауэре, но в парламенте было объявлено, что Генрих Ланкастер скончался от болезней и сильной печали (или приступа меланхолии).

Маргарита Анжуйская была посажена в Тауэр, и выкуплена из своего заточения в 1475 году Людовиком XI (1423-1483) по просьбе Рене Анжуйского. Однако при этом Маргарита лишалась права наследовать своему отцу, которое переходило, таким образом, к Людовику XI.

Дальнейшая жизнь Маргариты никакого особого интереса не представляет. Свои последние годы эта увядшая красавица провела в одном из родовых замков близ Анжера, без денег и всеми покинутая.

На этом можно закончить рассказ о Рене Анжуйском и его дочери Маргарите.

Рене Анжуйский и его дочь Маргарита. Часть I

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: