Френсис Дрейк и Джон Хокинс: последнее плавание. Часть I


Ворчалка № 604 от 26.02.2011 г.




Экспедиция в Португалию окончилась полным провалом, так как не было достигнуто ни одной из поставленных целей. Уцелевшие корабли Армады не были уничтожены, Лиссабон не был захвачен. Более того, англичане потеряли от болезней около десяти тысяч человек и шесть кораблей. Правда, ни один из кораблей, выделенных Елизаветой, не пострадал, но расходы короны на эту экспедицию составили 50 тысяч фунтов стерлингов вместо запланированных 20. Для королевы это было изрядным перебором.

Вскоре, однако, выяснилось, что у экспедиции 1589 года были и положительные результаты.
Во-первых, был нанесён серьёзный ущерб престижу Испании и лично её королю Филиппу II, так как королева, владевшая лишь частью острова Британия, могла хозяйствовать в метрополии мировой империи, в которой никогда не заходило солнце.
Во-вторых, Испания потеряла большие запасы продовольствия, много торговых судов, а также понесла значительные потери в живой силе и вооружениях.
В-третьих, из-за английской экспедиции у берегов Испании в 1589 году был значительно задержан выход «золотого флота» из Америки, что вызвало финансовый кризис на Пиренеях.
В-четвёртых, у герцога Пармского из Нидерландов отозвали часть его армии для защиты метрополии, что улучшило положение голландцев, а оставшимся войскам не было своевременно выплачено жалованье, что не повышало боеспособность испанских войск. В общем, голландцы были очень довольны результатами экспедиции 1589 года.
В-пятых, захваченные Дрейком торговые суда были проданы за 30 тысяч фунтов стерлингов, что смогло компенсировать Елизавете незапланированные финансовые потери.

Англичане также передали в казну 150 захваченных пушек и множество прочего оружия, о стоимости которого нам сейчас трудно судить. О захваченных иных ценностях никакой достоверной информации не сохранилось.
Известно только, что солдаты и матросы, участвовавшие в этой экспедиции, получили на руки всего по пять шиллингов. Моряки, естественно, взбунтовались, но были разогнаны регулярными войсками, а четырёх зачинщиков бунта повесили.

После экспедиции 1589 года Френсис Дрейк надолго утратил доверие не только королевы, но и магнатов из Сити. Пришлось ему заниматься делами на суше, но связанными всё-таки с морем, а именно, с дорогим ему Плимутом. Дрейк улучшил водоснабжение города, соорудил водоотводный канал, но главное внимание он уделил ремонту старых оборонительных сооружений города и возведению новых. Во все эти работы Дрейк вкладывал много собственных средств.

Испанцы тоже не теряли времени даром, более того, сразу после неудачи Армады, Филипп II произвёл модернизацию испанских ВМС, в частности, было построено большое количество новых быстроходных кораблей с мощной артиллерией. Новые испанские корабли были более скоростными, чем их английские аналоги, и они в случае необходимости могли легко уйти от противника. Сокровища из Нового Света теперь доставлялись в Испанию на таких кораблях, которые не надо было собирать в конвои и сопровождать их внушительной охраной.

Помимо этого испанцы большое внимание уделили укреплению своих портов и опорных пунктов, возведя новые укреплении, усилив гарнизоны и снабдив их мощной артиллерией.

Однако новых кораблей ещё не хватало для выполнения всех заданий, так что англичане пока успешно этим пользовались.
В сентябре 1588 года в Плимут вернулся из кругосветного путешествия Томас Кавендиш (1560-1592), который сумел повторить путь Дрейка и привёз в Англию много сокровищ: золото, драгоценные камни, шёлк, фарфор, пряности – каких только ценностей не было на борту его корабля.
Судовладелец и купец Джон Уатт (?-1616), который позднее станет лорд-мэром Лондона, в 1590 году захватил два испанских корабля с ценнейшим грузом.
Чуть позже Джордж Клиффорд, 3-й граф Камберленд (1558-1605), привёз большую добычу из своего очередного плавания. Следует, правда, отметить, что хотя граф снарядил двенадцать экспедиций, ему фатально не везло в финансовом отношении, так что скончался он в долгах.

По испанским морям постоянно шныряли десятки, если не сотни, английских кораблей, которые за три года, с 1589 по 1591, сумели захватить около трёхсот испанский кораблей, а стоимость награбленных ценностей и товаров почти в десять раз превосходила стоимость английского импорта за тот же период. Выгоднейший бизнес!

В начале 1592 года была организована очередная экспедиция в Новый Свет, которой должен был командовать Уолтер Рэйли (1552-1618). В состав экспедиции были включены 16 кораблей, из которых два принадлежали лично королеве, и большой отряд солдат. Целью экспедиции был захват Панамы, но Рэйли самовольно решил изменить план кампании, за что и поплатился. Елизавета I арестовала Рэйли, и новым командующим был назначен Мартин Фробишер (1535-1594).

Это назначение раскололо экспедицию на две части. Часть кораблей под командованием Фробишера отправилась теперь к мысу Сан-Висенти, но успеха англичане не имели и вернулись домой с пустыми руками. Меньшая часть эскадры под командованием Вильяма Бороу (1538-1599) и капитана Кросса отправилась к Азорским островам и добилась значительного успеха.
Англичанам удалось захватить каррак с большим грузом ценных товаров и золота. Такой добычи за один раз ещё никто из англичан не захватывал, так что когда в сентябре 1592 года Бороу с Кроссом вернулись в Англию, то сразу же стали распространяться слухи о том, что большая часть ценного груза уже разворована капитанами и их командами.

Вот тут королева вспомнила о Дрейке и назначила его главой комиссии по проверке результатов плавания Бороу и Кросса. В комиссию также вошли Роберт Сесил (1563-1612), сын лорда Берли, и Ричард Хокинс, сын старого друга Дрейка Джона Хокинса.
Комиссия сразу же легко установила, что капитаны и их команды уже изрядно поживились, но Дрейк предложил не поднимать шума, так как оставалось ещё очень много ценностей. Кроме того, капитаны кораблей и члены комиссии были уже давно связаны дружескими и деловыми отношениями, а Вильям Бороу несколько раз плавал вместе с Дрейком. Возможно, и члены комиссии получили свою долю.

Френсис Дрейк доложил королеве, что им не удалось распутать это дело, однако стоимость захваченной добычи была оценена в 150 тысяч фунтов стерлингов, так что королева на свои вложенные в дело 3 тысячи фунтов стерлингов получит 90 тысяч.
Размеры полученной прибыли так впечатлили Елизавету I, что она не стала проводить дополнительное расследование для установления первоначальной стоимости захваченной добычи.

Так Френсис Дрейк снова оказался на виду у королевы, и вскоре поползли слухи о том, что он вскоре отправится в очередное плавание. Дрейк даже начал составлять план нового нападения на Панаму, но тут опять вмешались испанцы, высадившиеся в Бретани в 1593 году и захватившие Брест. Враг опять оказался в опасной близости от берегов Англии, так что Елизавете пришлось довольно быстро реагировать, на возникшую угрозу.

Собранным флотом стал командовать Мартин Фробишер, экспедиционный корпус, высадившийся во Франции, возглавил Джон Норрес (1547-1597), а Френсис Дрейк руководил внутренними силами обороны острова.
Эта кампания сложилась для англичан довольно удачно, которым удалось разгромить испанскую армию и изгнать её из Бретани. Английский экспедиционный корпус в этих боях понёс тяжёлые потери, а при штурме Бреста в ноябре 1594 года был тяжело ранен Мартин Фробишер, который вскоре скончался в Плимуте.

Теперь Дрейк снова начал планировать свою экспедицию в Новый Свет, главной целью которой должен был стать захват Панамы.
Королева, в целом, благосклонно отнеслась к проекту Дрейка, но слегка видоизменила его. Она рекомендовала Дрейку лишь уничтожать корабли в испанских владениях, да попытаться перехватывать корабли «золотого флота». Не доверяя полностью Дрейку, королева вторым командующим экспедиции назначила Джона Хокинса. Так старые друзья встретились вновь.

Подготовка экспедиции шла быстрыми темпами. Королева выделила на эти цели 30 тысяч фунтов стерлингов и шесть кораблей из состава королевского флота. Деятели лондонского Сити, воодушевлённые вкладом королевы, вложили в эту экспедицию 60 тысяч фунтов стерлингов и снарядили 21 корабль. На корабли эскадры также посадили 2500 солдат, которыми командовал Томас Баскервиль (1540-1596), недавно отличившийся в боях с испанцами в Бретани.

Эскадра покинула Плимут 29 августа 1595 года, но королева поставила условие, что корабли должны вернуться в Англию не позднее мая 1596 года.
Большинство историков сходятся на том, что несколько важных факторов повлияли на неудачный исход этой экспедиции.
1.Отсутствие единоначалия. Хокинс и Дрейк обладали практически равными полномочиями, что очень осложняло проведение любой операции. Бывшие соратники за прошедшие годы по-разному восприняли опыт противостояния с Испанией, и сделали различные выводы. Да, они, конечно, остались близкими друзьями, но каждый из них видел различные пути для достижения поставленных целей.
2.Англичане ещё не до конца осознали изменения, произошедшие в обороне испанских владений в Новом Свете. Все портовые города были значительно укреплены, снабжены сильной артиллерией и их гарнизоны состояли теперь из профессиональных солдат, а не из местного ополчения.
3.Главной же причиной неудачи этой экспедиции было то, что состав и цели экспедиции не удалось сохранить в тайне.

В состав военного совета экспедиции вошли Хокинс, Дрейк, Баскервиль и капитаны всех кораблей. На первом же заседании совета, которое состоялось ещё до отплытия из Плимута, Хокинс допустил чудовищную оплошность – он подробно рассказал капитанам кораблей о главных целях экспедиции. Хокинс приказал эскадре идти в Пуэрто-Рико, чтобы уничтожить стоявший там испанский флот, захватить стоящую добычу, а уж потом двигаться на Панаму. О «золотом флоте» речь даже не заходила.

Когда такое большое количество людей овладевают секретной информацией, утечка этой информации становится неизбежной. Так и произошло: цели экспедиции стали известны экипажам кораблей и быстро достигли ушей испанских агентов, так что планы англичан в общих чертах стали известны испанским властям.

Френсис Дрейк и Непобедимая Армада. Часть V (окончание)

(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: