Уэльс: валлийские войны Эдуарда I. Часть II


Ворчалка № 609 от 02.04.2011 г.




Эдуард I при сборе своей армии в 1277 году обращал самое пристальное внимание на все мелочи, вникал во все детали вооружения и снабжения. Следует сказать, что Эдуард I хорошо учёл опыт предыдущих английских вторжений в Уэльс и сделал из их неудач правильные выводы. Очень большое внимание король уделил формированию обоза армии, исправности повозок и качеству лошадей: продовольственное обеспечение армии во всё время боевых действий в Уэльсе должно было быть бесперебойным.

Но главным новшеством, применённым Эдуардом I, было создание сильного флота для тесного взаимодействия с армией, экипажи кораблей которого были наняты по контракту, а не призывались по обычному феодальному набору. Флот должен был прикрывать фланг английской армии со стороны моря, обеспечивать своевременный подвоз продовольствия и прочих припасов, а также высаживать десантные подразделения.

До июля 1277 года основные операции против Ллевелина вели маркграфы, да так успешно, что к началу июля тот лишился всех своих владений за пределами Гвинеда.
В начале июля в поход выступил из Вустера король со своей армией. Его сопровождал и Давид ап Груффид со своими сторонниками, надеясь захватить власть в Гвинеде.
Вначале англичане двигались вдоль рек Северн и Ди и через Честер вышли на побережье Ирландского моря. Если англичанам приходилось передвигаться сквозь особенно густые леса, то король приказывал прорубать настолько широкие просеки, чтобы обеспечить безопасное продвижение своего войска.

Ллевелин ап Груффид со своим войском укрылся в лесистых горах, собираясь, как обычно, вести партизанскую войну с англичанами, изматывая из внезапными нападениями; но Эдуард I и не собирался атаковать его в такой труднодоступной местности. Флот пока обеспечивал безопасность королевской армии с одного из флангов, а Эдуард I медленно подбирался к своей цели. В конце августа королевская армия добралась до устья реки Конвей, и вот тут Эдуард I совершил манёвр, которого Ллевелин ап Груффид совершенно не ожидал.

Остров Англси находится близ побережья Уэльса, и он всегда был житницей валлийцев. Именно Англси снабжал пшеницей, сыром и мясом большую часть Уэльса. Вот на этот остров Англси Эдуард I и высадил с кораблей свой экспедиционный корпус. Момент для высадки десанта был выбран самый удачный, так как урожай зерновых был уже собран и подготовлен для отправки к Ллевелину ап Груффиду. Но этот урожай полностью попал в руки англичан.
Более того, Эдуард I не только отрезал Ллевелина от источников снабжения продовольствием, но и угрожал высадкой десанта в тыл своему противнику.

Ллевелин быстро понял, что он потерпел поражение, не стал упорствовать и капитулировал. Как записал летописец от имени короля:
"Князь Уэльса предстал перед Нашими судьями в Марках и искал правосудия, и подчинился решению суда, полностью выражая своё согласие".


По мирному договору, заключённому в ноябре 1277 года, под властью Ллевелина ап Груффида остался Гвинед в старых границах. Валлиец был лишён всех своих завоеваний за пределами княжества и отказался от претензий на гегемонию в пограничных землях (марках). Кроме того, Ллевелин ап Груффид согласился выдать королю заложников, а также выплатить ему компенсацию за войну и арендную плату за остров Англси.
В Рудлане Ллевелин ап Груффид принёс, наконец, присягу на верность королю Эдуарду I.

Король проявил редкостное великодушие к покорившемуся вассалу. Он сразу же простил Ллевелину ап Груффиду все причитавшиеся по мирному договору платежи, а во время Рождества на пире в Вестминстере Эдуард I даже поцеловал Ллевелина ап Груффида после повторного принесения тем оммажа.
Вроде бы наступило полное примирение между вассалом и его сюзереном. Довольный поведением своего вассала Эдуард I во второй половине 1278 года даже позволил Ллевелину ап Груффиду жениться на Элеоноре де Монфор и присутствовал на его свадебном пире.

Король достиг своих целей и принудил своего вассала к покорности, а вассал вроде бы и не слишком пострадал во время этой экзекуции. Но после заключения мира с королём английские маркграфы построили много новых замков близ валлийской границы.
Ллевелин ап Груффид был истинным валлийцем и мог взорваться в любой момент, а строительство англичанами замков он посчитал нарушением договора.

Тут, как это часто бывает, вмешался случай. В начале 1282 года юстициарий из замка Хаварден повесил одного из людей Давида ап Груффида за преступление, которое по валлийским обычаям не каралось смертной казнью. Тогда в ночь на Вербное воскресенье Давид с отрядом своих сторонников захватил замок Хаварден, вырезал весь его гарнизон, а злостного юстициария захватил в плен.

Валлийцы как будто только и ждали подобного сигнала и дружно поднялись против англичан. Отряды валлийцев вторглись в пограничные земли и уничтожили большинство новых английских замков. Более того, валлийцы даже дошли до Честера и Бристольского канала.
В таких обстоятельствах Ллевелин ап Груффид забыл о разногласиях с братом и тоже выступил против англичан.

Для Эдуарда I новый мятеж в Уэльсе был полной неожиданностью. Простив и осыпав благодеяниями Ллевелина ап Груффида, король был уверен, что валлийцы надолго усмирены, но он недоучёл их менталитет и темперамент.
В это время король окунулся в обширную дипломатическую деятельность. Он выступал третейским судьёй в вопросе о Сицилии, а также готовил новый крестовый поход против Египта.
И тут вдруг мятеж в Уэльсе!

Кроме того, король в это время был втянут в многочисленные судебные процессы между князьями Уэльса, среди которых оказались и дела Ллевелина ап Груффида и его вассалов.
Если бы в стране действовало старинное валлийское право, то дела решались бы быстро, и многие из них в пользу Ллевелина. Тем более что, подписывая мир с Ллевелином ап Груффидом, Эдуард I поклялся соблюдать в Гвинеде закон и обычаи Уэльса в той мере, в какой они будут цивилизованными и не расходиться со здравым смыслом и десятью заповедями.
Но на практике это выливалось в то, что король и его чиновники настаивали на том, чтобы теперь действовало обычное английское право. Так что теперь сложные спорные вопросы между баронами и князьями, а таких было большинство, чаще всего передавались через парламент на рассмотрение в королевский совет, где их решение затягивалось на годы.
Это также вызывало чувство обиды у валлийцев и сплачивало их в борьбе с англичанами.

У Ллевелина ап Груффида были и свои личные обиды на англичан. Однажды он во время охоты пересёк пограничную речку и оказался в марке. Королевские чиновники горном созвали своих людей, конфисковали гончих собак и даже арестовали всадников.
В другой раз юстициарий Честера конфисковал княжеский мёд по жалобе одного купца из Лестера, чьи товары были захвачены валлийцами несколько лет назад после кораблекрушения: валлийский обычай отдавал груз потерпевшего кораблекрушения судна в руки тех, кто мог до него добраться, а английский закон требовал вернуть его хозяину, правда, за вознаграждение.
Перед началом мятежа Ллевелин ап Груффид в течение двух лет вёл тяжбу с одним из своих вассалов, но так и не мог добиться принятия какого-нибудь решения в королевском совете.

Объясняя свою позицию в вопросах правосудия, Ллевелин ап Груффид писал Эдуарду I:
"У каждой провинции, находящейся во власти английского короля, есть свои обычаи и законы, соответствующие образу жизни и местности, где они существуют, как, например, гасконские в Гаскони, шотландские в Шотландии, ирландские в Ирландии и английские в Англии. Таким образом, я, как князь Уэльса, стремлюсь, чтобы у нас были валлийские законы, и мы могли следовать им. По общему праву мы должны иметь наш валлийский закон и обычай, как и другие нации королевской империи, а также наш собственный язык".


Но Ллевелин упускал из виду, что он не был правителем единого Уэльса, а в Гвинеде никто не подвергал сомнению его право применять валлийские законы. Другое дело, что когда возникали споры с соседями Гвинеда, применялось обычное английское право, и это, как я писал выше, вызывало возмущение всех валлийцев.
У валлийского хрониста тоже звучат мотивы, созвучные с письмом Ллевелина:
"Все христиане живут по законам и традициям собственной земли. У евреев, живущих среди англичан, есть свои законы. У нас и наших предков в валлийских землях были неизменные законы и обычаи до тех пор, пока после последней войны англичане не отняли их у нас".


Такая точка зрения валлийцев на произошедшие события вызвала многочисленные жертвы среди англичан во время этого мятежа. Валлийские отряды сумели довольно далеко вторгнуться в английские земли, и на всём пути следования они убивали обнаруженных англичан, разрушали их церкви и сжигали их фермы.

Узнав о начале мятежа, Эдуард I начал быстро действовать. Он приказал архиепископу Кентерберийскому отлучить мятежников от церкви, а через своих чиновников король обратился к графствам с призывом на войну.
К середине мая король опять собрал близ Вустера около десяти тысяч пехотинцев и более тысячи лёгких кавалеристов, набранных в своём большинстве на контрактной основе. Для войны в Уэльсе королю была не нужна тяжёлая рыцарская конница, зато он нуждался в лучниках, арбалетчиках и вспомогательных войсках, которых также нанимал по контракту.
Даже высшие бароны королевства согласились служить королю за плату; исключение составили лишь граф Норфолка и констебль Херефорда.

Но чтобы содержать такую армию, королю требовались немалые средства, которых в казне явно не хватало. Пришлось Эдуарду I обратиться к баронам и магнатам с учтивой просьбой о выделении "обходительных субсидий" на содержание армии и борьбу с мятежным Уэльсом. Вице-канцлер Джон Керкби (?-1290) и его чиновники объехали страну с такой королевской просьбой, и почти никто не отказал в выделении средств на содержание королевской армии.

Уэльс: валлийские войны Эдуарда I. Часть I

(Окончание следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: