Римская администрация периода Республики. Часть XX. Народные трибуны


Ворчалка № 611 от 16.04.2011 г.




Слово "трибун" с древних времён означало должностное лицо, связанное с трибой. Каждая триба выбирала себе магистрата, называвшегося трибуном, который во времена существования всего трёх римских триб был и военачальником, администратором и осуществлял часть жреческих функций.
Он мог также созывать собрания своей трибы.
После реформы Сервия Туллия (царствовал в 578-533 гг. до Р.Х.), разделившего государство на 30 территориальных триб, за трибунами остались, в основном, административные функции. Теперь они осуществляли учёт всех жителей своей трибы, учёт их собственности для сбора налогов, а также производили набор в армию.

Однако такие трибуны не имели достаточных полномочий для защиты своих членов. В особенности это касалось плебейских триб, чьи трибуны оказывались бессильными против произвола и притеснений со стороны патрициев.
Дело в том, что плебеи призывались в римскую армию наравне с патрициями, и даже могли занимать в ней низшие офицерские должности. Однако на гражданке плебеи были совершенно беззащитны перед жадностью и чванливостью тогдашних патрициев.
Плебеи-земледельцы разорялись из-за частых войн, многие залезали в долги и попадали в тюрьму, а государство никак не защищало их интересы и имущество.

Такое положение дел вызывало недовольство среди плебеев и даже приводило к столкновениям между патрициями и плебеями, как, например, в 510 году до Р.Х. (Далее все даты будут даны до Р.Х.) Однако патриции продолжали жестко требовать выполнения долговых законов, что вызывало недовольство большей части плебеев.

В 495 году начался набор в армию из-за возможной войны, но военнообязанные плебеи отказались повиноваться властям. Тогда консул Публий Сервилий приостановил действие долговых законов, приказал выпустить из тюрем арестованных должников и прекратить новые аресты. После этих мер плебеи вступили в римскую армию и помогли одержать победу над врагом. Однако вернувшись домой после победы плебеи увидели, что все старые законы опять действуют, так как другой консул, Аппий Клавдий, со всей строгостью применял долговые законы. Солдаты обратились к Публию Сервилию, чтобы он остановил деятельность своего коллеги, но тот не нашёл в себе сил для такой борьбы.

На следующий год война возобновилась, но теперь плебеи отказывались повиноваться распоряжениям консулов, и сенат был вынужден назначить диктатора, которым стал Маний Валерий. Валерии пользовались хорошей репутацией среди народа, так что Манию удалось призвать плебеев в армию и разбить врагов.
Когда победоносная армия вернулась домой, Маний Валерий внёс в сенат несколько законопроектов, расширяющих права плебеев и ограничивающих произвол патрициев, но встретил упорное сопротивление сенаторов, отклонивших все его предложения.

Когда армия, всё ещё стоявшая у ворот Рима, узнала о произошедшем, она взбунтовалась, под руководством офицеров из плебеев покинула свой лагерь и расположилась на холме между Тибром и Анио. Создавалось впечатление, что плебеи собираются основать свой собственный город, а так как земли эти были одними из самых ценных в государстве, то помимо появления опасных соседей Риму ещё угрожали и серьёзные убытки.

Сенаторы могли ввергнуть город в пучину гражданской войны, но они предпочли уступить, и роль посредника в переговорах с плебеями была доверена Манию Валерию, чьи диктаторские полномочия были продлены до улаживания конфликта.

Первым делом Маний провёл закон, который обеспечивал амнистию всем солдатам за нарушение ими воинской присяги в текущем конфликте. В соблюдении этого закона должны были поклясться все члены римской общины.
Кроме того, Маний немедленно провёл ряд мероприятий, улучшавших положение должников, а также основал несколько колоний, чтобы улучшить положение крестьян и землевладельцев.
Но главным достижением Мания Валерия является закон о ежегодном избрании на плебейских комициях двух трибунов, которых стали называть плебейскими или народными трибунами. Полномочия народных трибунов распространялись на всю территорию внутри городских стен и на расстоянии одной мили от них.

Народные трибуны не были магистратами в полном смысле этого слова, их власть отступала перед властью диктатора или властью консула за пределами Рима. Однако в вопросах гражданского законодательства и/или судопроизводства власть народных трибунов совершенно не зависела от власти консулов и, тем более, от власти низших магистратов.
Основой власти народных трибунов было полученное ими право интерцессии (или трибунского вето), которым они могли приостанавливать или отменять распоряжения любых магистратов.
Первоначально трибуны использовали свою власть только для приостановки распоряжений магистратов, ущемлявших права плебеев, но очень скоро их функции стали расширяться.

Чтобы интерцессия трибуна была действительной, он должен был непосредственно предстать перед магистратом, чьи действия он собирался отменить. Действия трибунов через посредников или с помощью письменных указаний не допускались.

Из этого требования очень скоро последовало увеличение количества трибунов сначала до пяти – по одному из каждого пяти классов, а вскоре и до десяти. Кроме того, чтобы трибуны были легко доступными для тех, кто искал у них защиту, они должны были постоянно находиться в городе, не имели права отлучаться из дома на целый день, а двери их домов должны были быть открытыми день и ночь.

Личности народных трибунов на время исполнения ими своих обязанностей объявлялись священными и неприкосновенными, а всякое сопротивление народному трибуну, пользующемуся своими законными правами, признавалось заслуживающим смертной казни.
Сразу же после учреждения должности народных трибунов плебеи на своём общем собрании поклялись от своего имени и от имени своих потомков, что будут наказывать смертью всякого, кто оскорбит народных трибунов или будет препятствовать их действиям по защите плебса. Поэтому и власть трибунов стала называться Священной властью, а убийство виновных в посягательстве на права и действия трибунов не считалось преступлением, а, наоборот, было обязательным действием, которое вытекало из этой клятвы.

На стороне народных трибунов теперь был и закон, устанавливавший суровые наказания тем, кто препятствовал деятельности трибунов или мешал их обращению к трибутным комициям.
Теперь, если кто-нибудь попытался бы прервать трибуна, обращавшегося к народу, или иначе воспрепятствовать ему, то он должен быть оштрафован или представить поручителя в том, что он выплатит любой наложенный на него штраф. Если такого поручителя не находилось, то провинившегося следовало казнить, а его имущество передавалось в храм Цереры.

Народные трибуны не являлись римскими магистратами в полном смысле этого слова, так как они не выполнили никаких управленческих функций – их функции были чисто запретительными.
Не было у трибунов и судейских функций: они могли только послать провинившемуся магистрату вызов для того, чтобы он предстал перед комициями, но не могли арестовать его или доставить на комиции. Для этих целей у каждого трибуна было два помощника, называвшихся плебейскими эдилами, на которых также распространялась личная неприкосновенность.
И только комиции выносили решение о штрафе или другом наказании для провинившегося магистрата.

Однако плебеи не остановились на достигнутом, и очень скоро функции и права плебейских трибунов стали расширяться.
В 456 году до Р.Х. трибуны присвоили себе право созывать сенат, правда, пока только для того, чтобы предложить на его обсуждение законопроект (рогацию), который становился законом после - в случае его одобрения народным собранием.

Во время правления децемвиров (451-449 гг.) власть трибунов была приостановлена, но после составления письменных законов, известных как законы XII таблиц, положение и права трибунов изменились, но изменился и состав триб, в которые теперь входили и патриции со своей клиентеллой.
В дополнение к своим прежним правам народные трибуны получили право присутствовать на заседаниях сената, но их места были не среди сенаторов, а на специальных скамьях, расположенных у открытых дверей курии.
Неприкосновенность народных трибунов и их эдилов теперь гарантировалась записанным законом, а не устным соглашением между двумя сословиями.
В связи с расширением состава триб к народным трибунам за защитой теперь мог обратиться любой гражданин Республики, а не только плебей.
Народные трибуны получили право совершать на трибутных комициях некоторые ауспиции.

В кругу народных трибунов все вопросы вначале решались большинством голосов, но вскоре этот порядок был изменён, и с тех пор интерцессии одного трибуна было достаточно, чтобы отменить решение его товарищей. Это событие произошло на рубеже V и IV веков до Р.Х.

Получив право присутствовать на заседаниях сената, трибуны расширили свое право интерцессии и могли теперь накладывать вето на любые решения сената или распоряжения какого либо магистрата даже без указания причин.
Народный трибун мог помешать консулу созывать сенат или вносить на обсуждение новый законопроект, мог отложить выборы магистратов в комициях. Трибун мог наложить вето на решения цензоров или на эдикты преторов.
Народный трибун мог даже наложить вето на постановление сената и, таким образом, заставить сенат ещё раз обсудить данный вопрос.

Народные трибуны могли вносить свои предложения на заседания сената, созванном консулом, даже вопреки противодействию консула, или могли сами созвать заседание сената.
С другой стороны, сенат иногда прибегал к помощи трибунов, чтобы заставить консулов повиноваться постановлениям сената и выполнять его распоряжения.
Во II веке до Р.Х. был принят закон, согласно которому народный трибун должен быть сенатором, что было естественно, так как должность трибуна граждане обычно занимали после должности квестора, занятие которой уже само по себе давало право заседать в сенате.

Предоставленные таким образом полномочия народного трибуна мало отличались от полномочий диктатора, но дело в том, что любая инициатива трибуна, кроме запрещающей, могла подвергнуться интерцессии со стороны своих же коллег. Например, один трибун мог отменить распоряжение какого-либо магистрата, но на меру наказания этого магистрата, предложенную трибуном, мог наложить вето его коллега.
Только действуя единодушно народные трибуны могли обладать огромной властью, но на практике такое случалось крайне редко, и если один из трибунов возражал, то с ним ничего нельзя было поделать, и от предложенного решения приходилось отказываться.

Эту ситуацию попытался разрешить трибун Тиберий Гракх, который внёс в народное собрание предложение об отстранении от должности народного трибуна тех лиц, которые упорствуют в применении своего вето. Попытка Гракха удалась, но на следующий год он погиб от рук политических противников.

Диктатор Сулла в 82 г. лишил народных трибунов всех полномочий, кроме древнейшего их права помощи, но в первое консульство Помпея и Красса (70 г.) трибунам были возвращены все их права и привилегии.

Во времена поздней республики многие патриции хотели получить должность народного трибуна, и для этого они выходили из своего сословия и становились плебеями. Временно.

Избрание народных трибунов всегда проводилось в трибутных комициях, которые созывались трибунами до истечения срока их полномочий. По жребию один из народных трибунов выбирался для проведения выборов. Так как народное собрание не могло продолжаться после захода солнца, то выборы следовало закончить в течение этого дня. Если по каким-то причинам не удавалось выбрать всех десятерых трибунов, то выборы продолжались и на следующий день, и так до тех пор, пока коллегия народных трибунов не была сформирована полностью. За неисполнение этого требования народных трибунов могли казнить.
Первоначально выборы трибунов происходили на форуме, но позднее их иногда проводили на Марсовом поле или на Капитолийском холме.

Римская администрация периода Республики. Часть XIX. Квесторы

(Окончание следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: