Карл Великий, Восток и слон


Ворчалка № 629 от 17.09.2011 г.




Про восточную политику Карла Великого (742/747-814) достоверно известно не слишком много. С сарацинами этот король сталкивался, в основном, в Европе, на Пиренейском полуострове, где правили последние Омейяды. Злейшими врагами Омейядов, были Аббасиды, правившие из Багдада и всё ещё стремившиеся расправиться с уцелевшими и бежавшими на Запад соперниками, которые могли бы претендовать на власть в халифате.
Таким образом, наличие общего врага могло подстегнуть взаимный интерес Багдада и короля франков.

Но это так прозаично, что почти сразу же возникла более романтическая версия о возникновении интереса Карла Великого к Востоку.
Якобы, однажды среди подарков, присланных королю, оказался удивительный рог (слоновий клык), украшенный красивой резьбой. Когда Карлу Великому рассказали, что этот рог является зубом большого животного, называемого слоном, то он очень захотел получить такое животное. Однако слоны водились где-то у сарацинов, - не то в Африке, не то в Индии, - и достать такое животное было очень трудно.

Вот тогда-то Карл Великий и вспомнил, что в 768 году король Пипин III Короткий (714-768), отец Карла Великого, принимал в Меце послов из Багдада от халифа аль-Мансура (714-775) из династии Аббасидов. Пипину были вручены дары от халифа, а послам вручили подарки для аль-Мансура и с почётом отправили их на родину. Вместе с послами халифа в Багдад отправилось и посольство от Пипина. Делегация франков провела в пути три года и высадилась на европейскую сушу в Марселе, откуда и вернулась домой; но королём франков в это время был уже Карломан (751-771) или Карл Великий.

Цели этих посольств остались нам неизвестными, но Карл Великий, несомненно, уже знал о них. Вероятно, халиф и король франков искали союзников для борьбы с Омейядами в Испании или с Византийской империей.
Не следует также забывать и об интересе западных правителей к Иерусалиму, вернее, о свободном доступе к святым местам, находящихся во владениях халифов.

Как бы то ни было, в 797 году Карл Великий решил возобновить связи с халифатом и отправил посольство на Восток, которое должно было посетить Иерусалим "с дарами ко святому гробу Господа нашего и Спасителя и к месту его Воскресения" и Багдад.

В Иерусалиме послы Карла Великого, Лаутфрид и Зигмунд, должны были передать патриарху дары от своего короля, совершить паломничество к наиболее почитаемым святым местам и раздобыть некоторое количество христианских святынь, а также мощи святых.

В Багдаде послы Карла Великого должны были обсудить с халифом Харуном-ар-Рашидом (763/766-809) несколько вопросов:
1) объединение или координация действий сил двух сторон для борьбы с общими врагами – Византией и испанскими Омейядами;
2) облегчение доступа западным христианам к святым местам в Палестине без дополнительных согласований с местными властями;
3) борьба с пиратами в Средиземном море;
4) покупка слона.

В качестве переводчика и коммерческого советника посольство сопровождал некий еврей по имени Исаак, которому в дальнейшем выпало сыграть главную роль в нашей истории.
Впрочем, не исключено, что на Восток отправились две королевские миссии, каждая со своими задачами.

Первые результаты о деятельности своих посланников Карл Великий получил в конце 799 года, когда в Ахен прибыл монах из Иерусалима, передавший королю "благословение и святые мощи от Гроба Господня по поручению патриарха", а также другие реликвии.
Так аббат монастыря Сен-Рикье Энгельберт (или Ангильберт, 740-814) перечисляет святыни, переданные его монастырю Карлом Великим
"от Гроба Господня, от камня на Его Гробе, от горы Хорив, от невинн[оубиенн]ых младенцев и от древа Дарохранительницы".
После окончания рождественских праздников Карл отпустил этого монаха в Иерусалим. Сопровождать почётного посланника должна была целая делегация во главе со священнослужителем Захарием, которая везла в Святую Землю дары от короля.

Вернулся Захария в конце 800 года и прибыл с двумя сопровождавшими его монахами в Рим, где Карл Великий в тайне готовился к своей коронации в качестве императора Запада. Коронация (как бы неожиданная!) состоялась 25 декабря, а Захарию со спутниками Карл Великий принял 23 декабря. Захария передал Карлу благословение патриарха, а также различные реликвии из Святой Земли, среди которых, по преданию, находились и ключи от Иерусалима.

Трудно полностью поверить в это сообщение, так как ключи от города патриарх Иерусалимский вряд ли бы решился преподнести королю франков без разрешения халифа, в чьём владении находилась Святая Земля, а о судьбе посольства в Багдад ещё ничего не было известно.

В начале 801 года, когда Карл Великий ещё находился в Италии, туда прибыли два посланца от мусульманских правителей: один из них представлял Харуна-ар-Рашида, а второй – Ибрахима ибн аль-Аглаба, основателя тунисской династии Аглабидов, вассала халифа.

После вручения даров от своих правителей послы сообщили Карлу Великому, что его посланники в Багдад, Лаутфрид и Зигмунд, не вынесли тягот пути и скончались на обратном пути. Дары же от Харуна-ар-Рашида и долгожданного слона везёт к императору Исаак, который сейчас находится во владениях Аглабидов и имеет затруднения с доставкой слона.
Некоторые историки толкуют эту информацию как отсутствие достаточных средств у Исаака, чтобы доставить слона в Италию. Мне представляется более вероятным, что в Северной Африке просто не нашлось достаточно большого корабля для перевозки слона через Средиземное море.

Карл Великий сразу же поручил своему нотариусу и начальнику королевской канцелярии Эрканбальду обеспечить перевозку через море и доставку Исаака со слоном и прочими дарами ко двору императора в Ахен.
Осенью 801 года Исаак со слоном по имени Абу-ль-Аббас высадился на севере Италии, но ввиду надвигающейся зимы он не стал рисковать здоровьем слона, переправляясь через Альпы, а зазимовал в Верчелли.

Только 13 июля 802 года Исаак со слоном прибыл в Ахен, и Карл Великий смог лично увидеть это большое животное, о котором он так много слышал. Среди подарков от халифа также были обезьяны, шёлковые одежды и различные мази и благовония.
Прибытие слона от халифа не только повысило престиж нового императора Запада, но и произвело настоящий фурор во всей Европе, а отзвуки этого события сохранились во многих европейских хрониках.

Карл Великий не мог оставить без ответа столь ценные подарки от Харуна-ар-Рашида и отправил в Багдад не менее ценные дары. Как сообщает хронист из монастыря Сен-Галлен, император
"послал царю персов [халифу] ещё гирканских лошадей и мулов, фризские платки белой, серой, пёстрой и голубой расцветки, которые, как он слышал, в тех краях считаются редкостью и очень высоко ценятся, а также необычайно быстрых и свирепых собак, которых тот царь сам изъявил желание иметь для охоты на львов и тигров".


В этом этюде мне хочется сказать несколько слов и о миссии, которую граф Тревизо по имени Гебхардт в 797 году отправил в Святую Землю, чтобы они раздобыли и доставили в Италию мощи святых Евгения и Гервезия. В Палестине монахи из Тревизо встретились с посланцами Карла Великого и договорились с ними о совместном возвращении в Италию.
Дальнейший рассказ о миссии из Тревизо из-за противоречивости древних источников распадается на две основных версии.
Согласно первой из них, монахи из Тревизо узнали о смерти эмиссаров Карла Великого и вернулись в Италию в 799 или 800 году.
По другой версии, они дождались прибытия Исаака со слоном и другими ценными дарами от халифа и вместе с ним отправились домой через Северную Африку. Правда, и здесь не совсем ясно, вернулись ли они в Италию вместе с Исааком, или прибыли раньше него.

Карл Великий очень полюбил своего Абу-ль-Аббаса, старался с ним не расставаться, а потому и таскал его всюду с собой.
Прибытие в Европу такого замечательного животного вызвало оживлённую полемику среди учёных того времени. Так ирландский учёный монах Дикуил писал одному из своих оппонентов, который утверждал, будто слон никогда не ложится:
"Слон, напротив, лежит подобно быку, что все люди Франкского государства наблюдали на слоне императора Карла…"
Хоть за слоном и был установлен надлежащий уход, но такую кочевую жизнь слон смог вынести только до 810 года, скончавшись где-то в Саксонии, вроде бы в Липпенхаме (совр. Везель).
Смерть этого слона также вызвала многочисленные упоминания в хрониках того времени. Так уж получилось, что в 810 году умер и король Италии Пипин (777-810), сын Карла Великого, и один из летописцев простодушно записывает:
"В том же году, когда умер слон, скончался и король Италии Пипин…"


Эта история до сих пор вызывает оживлённую полемику среди историков, которые, в основном, упирают на несколько неясных моментов во всей этой истории. Почему в сообщениях летописцев ничего не говорится о грамотах, которые послы должны были вручить Харуну-ар-Рашиду? Почему в арабских летописях ничего не говорится об этих посольствах и даже не упоминается Карл Великий? Почему мусульманские посланники не взяли с собой Исаака вместе со слоном и прочими дарами от халифа?
Разных вопросов задаётся большое количество, и на все можно найти ответы, которые удовлетворяют, но не всех.

На этом связи Карла Великого с Багдадом не прекратились. Через несколько лет Карл Великий отправил в Багдад новое посольство во главе с Ратбертом, который доставил Харуну-ар-Рашиду богатые дары. Но Ратберт также не выдержал тягот дальнего пути и умер, хотя миссия Карла Великого и достигла Багдада. А в 807 году к императору в Ахен прибыл посол от Харуна-ар-Рашида по имени Абдулла, которого сопровождали два иерусалимских монаха, Григорий и Феликс.

Абдулла вручил императору подарки от халифа, среди которых летописцы выделяют красивый ковёр с 12 красивыми занавесями, множество шёлковых одеяний и благовоний, а также удивительные бронзовые часы с водным механизмом. Каждый час железный шарик со звоном падал в металлический тазик, после чего из 12 окошек выезжали 12 рыцарей и открывали такое же количество ещё закрытых окошек. Также летописцы отмечают два очень красивых бронзовых подсвечника, больших размеров и очень удивительных по форме.
Карл Великий некоторое время удерживал при своём дворе посла Абдуллу и монахов, но с приближением весны позволил им отправиться в Италию для возвращения в родные края.

После смерти Харуна-ар-Рашида в 809 году ещё продолжались скоординированные, как бы союзнические [что не пропагандировалось!], действия Карла Великого и халифов аль-Амина (787-813) и аль-Мансура (786-833), но такое взаимодействие прекратилось со смертью императора Карла Великого.

Связи Карла Великого с Востоком нашли своё отражение и в позднейших летописях, а также в эпосе, где утверждалось, в частности, что император лично путешествовал в Иерусалим, встречался с Харуном-ар-Рашидом и ездил с ним в Александрию, а также получил в своё владение если и не всю Палестину, то, по меньшей мере, Иерусалим с окрестностями. Недаром многие участники Первого крестового похода называли свой путь "дорогой Карла Великого".

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: