Сражение при Розебеке 27 ноября 1382 года


Ворчалка № 633 от 15.10.2011 г.




В своё время в выпусках Ворчалок № 329, № 330 и № 331 я рассказал о битве при Куртрэ 11 июля 1302 года, широко известной как битва "золотых шпор".
Пришла пора рассказать теперь о битве, после которой золотые шпоры из Куртрэ исчезли.

Итак, 1382 год, Фландрия. Беспокойное это было времечко. Очередные волнения начались здесь ещё в 1379 году, когда взбунтовались жители Гента. Вскоре волнения перекинулись на другие города Фландрии, которые объединёнными усилиями прогнали Людовика II Мальского (1330-1384), графа Фландрии. На стороне графа осталась лишь небольшая часть Фландрии, в том числе и город Уденард. В таких обстоятельствах Людовик II отправился за помощью к французскому королю Карлу VI (1368-1422).

Во Франции в то время тоже было не слишком спокойно. Париж бурлил из-за новых налогов, а 28 февраля 1382 года в городе вообще вспыхнуло восстание. Бонаккорсо Питти в своей "Хронике" утверждает, что жителей Парижа и Руана подговаривали к восстанию своими письмами восставшие горожане Фландрии.

Начало и первый этап парижского восстания майотенов Питти описывает так:
"...начал восстание в Париже "тощий народ", и восстание это начала одна торговка на площади, которую сборщик налогов хотел оштрафовать за неуплату габеллы на фрукты и травы, которые та продавала. Она начала кричать:
"Долой габеллу", -
т. е. налоги. И весь народ поднялся, и все побежали к домам сборщиков габеллы, разграбили их и поубивали. И, поскольку весь этот тощий народ был без оружия, один из них направил их к новому замку, где ещё башни, где мессер Бертран Дюгеклен, тогда бывший коннетаблем Франции, велел хранить 3000 налитых свинцом палиц, что сделал он, готовясь к сражению, которое предполагал дать англичанам.
Народ разбил топорами двери башни, где лежали упомянутые палицы, каковые стали с тех пор называться "молоточками", и, захватив указанные "молоточки", разбежался по всему Парижу, грабя дома королевских служащих и многих из них убивая. Жирный народ, т. е. все добрые граждане, называемые боргьези, опасаясь, что указанный тощий народ, который себя прозвал майотенами и был таким же, как наши чомпи, завладевшие Флоренцией, начнет грабить и их, вооружился и стал настолько сильным, что указанные майотены согласились повиноваться ему".
[Бертран дю Геклен (1320-1380), коннетабль Франции, к тому времени уже умер.]
Не обошлось в Париже и без еврейского погрома.
Зажиточные горожане вскоре взяли руководство мятежом в свои руки и были готовы примириться с королём, но их не устраивало то, что им было обещано только прощение за участие в мятеже.

Юный король Карл VI со своими приближёнными укрылся в Венсеннском лесу, откуда разослал призыв по всей стране для сбора рыцарского войска. На королевский призыв откликнулось не слишком много вассалов, так что к сведениям хронистов, называющих численность армии, собранной Карлом VI, от 10 до 30 тысяч человек, следует относиться критически.

А жители Гента в декабре 1381 года выбрали своим предводителем Филиппа ван Артевельде (1340-1382), суконщика, который вскоре провозгласил себя правителем (или регентом) Фландрии. Филипп ван Артевельде был славен своим именем, так как его отец, Якоб ван Артевельде (1290-1345) в борьбе с графами Фландрии много лет правил страной как диктатор.

Филипп ван Артевельде понимал, что вскоре ему предстоит столкновение с Францией, собрал ополчение почти из всех фландрских городов (один только Гент выставил девять тысяч человек) численностью около сорока тысяч человек, а также стал искать союзников. Естественным союзником Фландрии была Англия, и Артевельде отправил в Лондон делегацию с просьбой о помощи в борьбе против Франции, обещая за это Ричарду II (1367-1400) признать его законным королём Франции.
Однако в Англии всё ещё разбирались с последствиями восстания Уота Тайлера (1341-1381), так что парламент отказался выделить средства для оказания помощи Артевельде.

Оказавшись без союзников, Филипп ван Артевельде приступил к решительным действиям. Вначале городское ополчение 3 мая 1382 года в сражении около Брюгге разбило войско, собранное графом Людовиком II. Считается, что в этом сражении большую роль сыграла артиллерия горожан: залпом из трёхсот орудий они привели в замешательство войско графа Фландрии, а затем, атакуя сомкнутым строем (фалангой?), горожане окончательно разгромили армию противника.

Эта победа придала уверенности горожанам в своих силах, так что теперь Артевельде решил осадить город Уденард (Oudenaarde, Audenarde), который ещё оставался на стороне графа Фландрии. Артевельде надеялся, что французы попытаются деблокировать Уденард, и у стен этого города он им даст решающее сражение.

Филипп ван Артевельде хорошо помнил уроки битвы при Куртрэ и построил возле Уденарда систему укреплений, рвов и прочих ловушек аналогичную той, что принесли фламандцам победу в 1302 году. Здесь, не располагая кавалерией, Артевельде мог так расположить своё войско, чтобы его фланги упирались в естественные преграды (обрывы, болота), а перед фронтом войска располагались многочисленные ловушки для рыцарской конницы.
При таком расположении войска горожан его нельзя было обойти с флангов, а фронтальная атака была бы обречена на неудачу.

Тем временем во Франции Карл VI со своим немногочисленным войском смог почти без сопротивления подавить мятеж в Руане, однако для борьбы с восставшим Парижем сил у него явно не хватало. На помощь королю пришёл Филипп II Смелый (1342-1404), герцог Бургундии и зять графа Фландрии Людовика II, который начал собирать войско в своих владениях. Его примеру последовали герцоги Людовик I Анжуйский (1339-1384) и Жан IV Храбрый (1340-1399), герцог Бретани. Впрочем, герцог Анжуйский вскоре отправился в Неаполитанское королевство по своим династическим делам.

Переговоры короля с парижанами проходили всё лето с переменным успехом, бунтовали против налогов и другие города Франции, так что герцог Бургундский понял – добиться спокойствия во Франции можно только после победы над восставшей Фландрией. Он сумел убедить в этом юного короля, и 18 августа король взял орифламму из монастыря Сен-Дени и выступил в поход против Фландрии.

Но это не означает, что французы сразу же двинулись на Фландрию. Нет, они ещё пытались собрать деньги и увеличить свои силы, но юному королю, чьи средства присвоил герцог Анжуйский, не удалось собрать под своё знамя более десяти тысяч солдат, из них собственно рыцарей было вряд ли больше тысячи.
Вначале армия ещё раз усмирила Руан и другие бунтовавшие города, и только поздней осенью французы вошли во Фландрию.

Командовал французской армией в этом походе новый коннетабль – Оливье V де Клиссон (1336-1407), который оказался одним из самых талантливых полководцев в истории Франции.
Считается, что именно по настоянию де Клиссона французская армия не стала атаковать позиции фламандцев возле Уденарда, а начала захватывать города в Западной Фландрии, начиная с Ипра, и продвигаясь в сторону Брюгге.

Филипп ван Артевельде не ожидал такого манёвра французской армии. Он не мог допустить падения Брюгге, так как в этом случае вся Фландрия перешла бы на сторону своего законного правителя, и вынужден был покинуть свои удобные позиции близ Уденарда. Фламандцы поддержали решение своего правителя и решили дать сражение французам на любой удобной позиции. Но таких позиций не нашлось.

Фламандцы и французы вошли в соприкосновение вечером 26 ноября 1382 года около деревни Розебеке (Rosebecque, Roosebeke, [West]-Rozebeke), которая находилась в нескольких километрах на северо-восток от Уденарда. Артевельде понимал, что победить он может только стремительной атакой, и что время будет играть против него.

Филипп ван Артевельде решил выстроить своё 30-тысячное войско сплочённой фалангой. Рано утром (около 8 часов утра) 27 ноября, когда ещё не рассеялся утренний туман, фламандцы дали залп из своих пушек по расположению центра французских войск, а затем двинулись в стремительную атаку. Но пушек в распоряжении фламандцев на этот раз оказалось значительно меньше, чем в их сражении против графа Фландрии 3 мая, и эффект от их применения оказался совсем незначительным.

Оливье де Клиссон выстроил французских солдат значительно более широким фронтом, чем был у атакующих фламандцев, но, соответственно, менее глубоким. На флангах он расположил два отряда рыцарской конницы. Юный король Карл VI непременно хотел принять участие в сражении, хотя бы как простой воин, так что Филипп Смелый с трудом смог удержать его от такого сомнительного предприятия.

Центр французской армии выдержал первоначальный удар фламандцев: они уступили не более двух метров своей позиции, а фланги французов начали охватывать фламандскую фалангу. В это же время де Клиссон приказал отрядам рыцарей ударить по незащищённым флангам фламандской пехоты. На этом можно было бы и закончить описание сражения при Розебеке.

И без того слишком сплочённый строй фламандцев оказался так стиснут французами, что почти никто из фламандцев не мог оказать противнику ни малейшего сопротивления. Французы резали давившихся в тесноте фламандцев как овец, пленных не брали. Трудно сейчас оценить, сколько фламандцев полегло от французского оружия, а сколько человек погибло в страшной давке.

Достоверно известно лишь, что сам Филипп ван Артевельде был задавлен своими соотечественниками. Весь гентский контингент, а это 9 тысяч человек, был уничтожен начисто, а всего на поле боя насчитали около 30 тысяч трупов. Фламандская повстанческая армия была полностью уничтожена, а её предводитель погиб в бою.
Труп Филиппа ван Артевельде нашли и предъявили королю и военачальникам французов. После опознания труп Артевельде был повешен.

После этой победы французы двинулись на Куртрэ, легко захватили этот город, разграбили его и затем подожгли. Все золотые шпоры – память о сражении 1302 года – из церквей города были изъяты и увезены во Францию.

Красивое, но не совсем точное, описание этого сражения даёт Бонаккорсо Питти в своей "Хронике":
"В этом же году [1382] в сентябре я снова поехал в Париж и в ноябре, в день св. Екатерины, оказался на поле битвы — близ Ипра во Фландрии, где французский король дал сражение фламандцам, а именно гражданам Гента; и был военачальником у фламандцев Филипп Артевельде. Фламандцев было 40 тысяч вооружённых, а со стороны короля было нас до 10 тысяч; и сражение началось в пешем строю на восходе солнца. И тут явилось чудо, ибо был такой густой туман, что свет еле был виден, а наше войско было разделено на три отряда, и король приказал поднять знамя, которое они называют "орифламма"; каковое знамя, говорят, получили они ещё в древности чудом божественного произволения; и, когда орифламма была развёрнута, внезапно туман рассеялся, и с лучами солнца все отряды увидели друг друга. И битву начал первый наш отряд под водительством коннетабля Франции, напавший на указанных фламандцев, которые все были построены в один отряд.
Сражение продолжалось в течение двух часов, и, в конце концов, фламандцы были разбиты указанным отрядом коннетабля; и, не желая брать пленных, всех их убивали. Там нашли свою смерть, как было подсчитано после битвы, 27 500 человек. Выиграв это сражение, пошли мы без остановок в Куртре... и после захвата города всё там было подвергнуто разграблению и огню в отмщение за одну давнишнюю битву, где фламандцы победили французов, как об этом упоминает хроника Филиппо Виллани, когда здесь было убито большое число французских рыцарей. И после этого король вместе со своим победоносным воинством направился в Париж".


В январе 1383 года король со своим войском вошёл в Париж и навёл там порядок. Около 40 человек было казнено, а на горожан были наложены дополнительные повинности для сбора средств на покрытие расходов кампании 1382 года и для пополнения королевской казны.

Победа Карла VI над фламандцами значительно повысила его престиж в стране, так что на королевский призыв в 1383 году для борьбы с англичанами откликнулось в десять раз больше рыцарей, чем в 1382 году.

Битва при Розебеке ещё раз показала, что в открытом бою городское ополчение, даже при поддержке артиллерии, всё ещё не может противостоять рыцарской коннице.

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: