Андроник Комнин: воин, заговорщик, бабник и любимец народа. Часть XII


Ворчалка № 637 от 12.11.2011 г.




В день Вознесения Христова около императорского дворца собралась большая толпа специально приглашённых людей: придворных, высших чиновников и военачальников. Неожиданно для всех из темницы появились Константин Макродука и Андроник Дука и под конвоем их повели ко дворцу. Осужденные полагали, что их ведут на суд и стали оправлять своё платье, но тут вышел Стефан Агиохристофорит, начальник охраны и один из самых преданных сторонников императора, взял большой камень и бросил его в Макродуку, призывая всех присутствующих последовать его примеру.

Вначале робко, а потом всё смелее присутствующие стали бросать камни в осуждённых. Стефан же оглядывал всех присутствующих, и если замечал, что кто-то уклоняется от бросания камней, то он его осмеивал и угрожал, что того вскоре постигнет такая же судьба. После таких угроз все дружно взялись за камни и вскоре несчастные были завалены большой грудой камней.

Макродука и Дука ещё дышали, когда их извлекли из груды камней и на упаковочных покрывалах отнесли в разные места: Дуку отнесли на иудейское кладбище, а Макродуку переправили через Босфор на высокий берег напротив Манганского монастыря, - там их и повесили.
Вскоре приближённые обратились к Андронику I за разрешением снять тела повешенных, чтобы захоронить их. Император благосклонно отнёсся к этой просьбе, сказал, что жалеет об участи этих людей, и заплакал, добавив, что
"власть и строгость законов сильнее собственных его чувств и склонностей, и решение судей сильнее его личного расположения".


Да, наказание Макродука и Дука понесли жестокое, но, с точки зрения императора, вполне справедливое: ведь они в своё время поручились за Исаака Комнина (1155-1196), а тот предал императора и захватил Кипр, став деспотом острова.

Через некоторое время Андроник Комнин приказал казнить на другом берегу Босфора двух братьев Севастианов, обвинив их в подготовке покушения на свою жизнь.
А Исаак Комнин тем временем назначил на Кипре независимого патриарха, который вскоре короновал деспота уже как императора Кипра. Отмечу, что это был последний византийский правитель Кипра.
Но кипрский Исаак (Ангел) не слишком страшил Андроника Комнина, так как он был далеко и не имел сил для захвата Константинополя. Однако приглядывать за ним следовало.

Не следует думать, что Андроник занимался только репрессиями. Нет, в начале своего царствования он позиционировал себя как народный царь и попытался провести в Империи реформы для укрепления государства и облегчения положения простого народа.

Начал проводить свои реформы Андроник весьма активно. Он провёл судебную реформу в пользу менее обеспеченных слоёв населения Империи, ограничил произвол откупщиков и крупных землевладельцев и опять ввёл должности преторов во всех крупных городах. Для успешного проведения своих реформ Андроник произвёл чистку государственного аппарата, назначая чиновников из преданных ему людей. Существенно были ограничены привилегии европейцев (латинян) в Империи, а их влияние на государственные дела сведено к минимуму. Православной церкви были дарованы значительные привилегии (за оказанные ею услуги), а кресло патриарха стояло теперь рядом с троном императора.

Много внимания уделял Андроник Комнин благоустройству Константинополя и некоторых крупнейших городов империи, так что не следует удивляться тому, что уже в 1184 году афинский митрополит Михаил Акоминат приветствовал нового претора Димитрия Дрими следующими словами, прославляющими деяния императора Андроника Комнина:
"Трудно было бы даже кратко сказать о делах царя и воздать им приличную хвалу. Но если и невозможно передать всего, что мы слышали и что повествовали нам те, которые возвещали хвалы царю, то не отказываемся бросить беглый взгляд на то, что мы сами знаем и что видели собственными глазами. И, прежде всего, вспомню, как в смутную и тяжкую годину Ромейская империя воззвала к своему прежнему любимцу, великому Андронику, дабы он низверг уже напиравшую латинскую тиранию и как полынь, привившуюся к юной отрасли царства. И он не громадную пешую и конную силу вёл с собой, но, вооруженный справедливостью, шёл налегке в любящий город...
Первое, чем он воздал столице за её чистую любовь, было освобождение от тиранической и латинской наглости и очищение царства от варварской примеси. Потом изгоняет тех, которые с детской навязчивостью домогались империи и волновали монархию, разрывая её на многовластие. Увы, какой потоп угрожал царственному городу или, лучше сказать, стоящему над ним всему миру, пока не взялся за руль управления этот искусный кормчий. Какая же теперь тишина улыбается и приготовляет помазанному царю елей радости".


Но это всё были риторические упражнения. Более интересные сведения о деятельности Андроника Комнина содержатся у историка Никиты Хониата (1155-1213), который на протяжении множества глав красочно повествовал о преступлениях и беззакониях, реальных и мнимых, творимых императором. Но и Хониат вынужден был признать достижения Андроника Комнина в деле облегчения жизни народа в Империи:
"Тем не менее, однако ж, он немало сделал и хорошего и, при всех своих пагубных свойствах, не вовсе был чужд и добрых качеств.
Он помогал бедным подданным щедрыми подаяниями, если была хоть какая-нибудь надежда, что проситель не враждует против Андроника за его злодеяния. Он до такой степени обуздал хищничество вельмож и так стеснил руки, жадные до чужого, что в его царствование населённость во многих областях увеличилась. Каждый, согласно со словами Пророка, спокойно лежал теперь под тенью своих дерев и, собрав виноград и плоды земли, весело праздновал и приятно спал, не боясь угроз сборщика податей, не думая о хищном или побочном взыскателе повинностей, не опасаясь, что ограбят его виноград и отберут его жатву. Кто отдал кесарева кесареви, с того никто больше не спрашивал, у того не отнимали, как бывало прежде, и последней рубашки и насилием не доводили его до смерти. От одного имени Андроника, как от волшебного заклинания, разбегались алчные сборщики податей. Оно было страшным пугалом для всех, кто требовал сверх должного, от него цепенели и опускались руки, которые прежде привыкли только брать. Многие чуждались теперь и добровольных приношений, избегая их как моли или какой-нибудь другой заразы, гибельной для всего, что к ней прикасается. Но, что ещё важнее, посылая в области правителей, Андроник назначал им богатое жалованье и в тоже время объявлял, каким подвергнутся они наказаниям, если нарушат его повеления. Он не продавал общественных должностей и не отдавал их каждому желающему за какое-нибудь приношение, но предоставлял их даром и лицам избранным. Оттого-то люди, с давних пор заснувшие и доведенные общественными недугами до смерти, как бы услышав трубу Архангела, пробудились от долгого и тяжкого сна и воскресли...
Он собрал рассеявшихся жителей и чрез то увеличил государственные доходы, потому что прекратил притеснения сборщиков податей и непрерывные поборы, которые были выдуманы и обращены в ежегодную дань жадными казначейскими чиновниками, как хлеб пожиравшими народ, привёл в определенный сбор".


Проводя такие решительные меры, Андроник Комнин в первые месяцы царствования для повышения своей популярности лично принимал всех жалобщиков и часто творил суд над провинившимися чиновниками или богачами. Никита Хониат пишет:
"Вместе с тем Андроник был доступен для всех, кто приходил жаловаться на самоуправство и насилие, не разбирал лиц и не отнимал прав у справедливого. Наравне с людьми простыми он призывал к суду и людей знатных по роду и богатству, тех и других внимательно выслушивал, и если оказывалось, что человек гордый и считающий для себя бесчестием судиться с бедняком, обижал или теснил, или бил кулаком своего ближнего, жестоко за то ругал его и подвергал, соразмерно вине, наказанию".


Кроме того, Андроник вёл жестокую борьбу с прижившимся обычаем грабежа потерпевших кораблекрушение судов и отменил укоренившееся береговое право. Андронику Комнину приписывают такие слова:
"Но особенно нужно обуздать тех, которые нападают на потерпевшие крушение корабли, расхищают их груз, а иногда ломают и разбирают по частям и самые корабли".
И Никита Хониат подтверждает успешность проводимых императором мер:
"Андроник жестоко вооружился против этого несправедливейшего образа действий и совершенно прекратил это пиратское грабительство кораблей, так что одно это дело стоит многих и заключает в себе величайшую для него похвалу".


Кроме того, Андроник вложил значительные суммы денег в восстановление поземного водопровода в столице, а также многочисленных храмов. Особенно он позаботился о храме Сорока Мучеников, в котором он желал быть погребённым.

На короткое время Андронику Комнину даже удалось победить инфляцию и искоренить коррупцию. Вот меры, которые он предпринял для этого:
"На восстановленные им преторские должности он избирал мужей знаменитых и лучших из сенаторов. Притом, рассылая по местам, он наделял их богатейшими дарами и, так сказать, упитывал благодеяниями для того, чтобы их назначение было необременительно для городов и чтобы они единственно заботились о защите и облегчении участи бедных. И так как эти люди имели достаточные средства для жизни, потому что привозили с собою по сорок и по восемьдесят мин серебра, то они, как от святотатства, воздерживались даже и от тех подарков, которые добровольно были им приносимы жителями за избавление от руки сильного или за какое-либо другое благодеяние. От этого в короткое время население городов возросло... жизненные припасы сделались дешевле".


Да, были задуманы и начали осуществляться прекрасные реформы, но...
Потихоньку всё начало сходить на нет, и тому было несколько объективных причин.
Во-первых, верхушка византийского общества, почувствовав ущемление своих привилегий, начала сплачиваться против императора. Пошли мятежи, заговоры, а для подавления восстания в Вифинии туда даже пришлось направить значительные силы.
Во-вторых, новые чиновники, поначалу рьяно взявшиеся за выполнение воли императора, поумерили свой пыл, увидев, что от произвола Андроника Комнина могут погибнуть даже самые верные его сторонники.
В-третьих, сказались и личные качества самого императора, который активно брался за новое дело, но потом быстро остывал и терял интерес к начатому, не доведя его до конца. В случае с реформами так и произошло.

Энтузиазм Андроника Комнина к преобразованиям в Империи стал потихоньку остывать, он почти забросил государственные дела и занялся делами, которые более подходили императору: репрессии, охота и наслаждения.

Репрессии в царствование Андроника I происходили почти постоянно, и в этом не было ничего необычного – так правили все византийские императоры. Но он преследовал и членов своей семьи, и своих ближайших и преданных сподвижников, что, в конце концов, и привело его к гибели.

Андроник Комнин: воин, заговорщик, бабник и любимец народа. Часть XI

(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: