Андроник Комнин: воин, заговорщик, бабник и любимец народа. Часть XIV


Ворчалка № 639 от 26.11.2011 г.




А что же императорская армия?
Для защиты Фессалоник император отправил войско во главе с Иоанном Враной. Сведения о том, удалось ли Иоанну Вране проникнуть в город, или он оставался вне городских стен, довольно противоречивы. Достоверно известно лишь то, что при штурме города его войско было разбито, а самого его захватили в плен и отправили на Сицилию к Вильгельму II.

Оставшиеся силы Андроник Комнин разделил на несколько частей, причём значительными силами должен был командовать Иоанн Комнин, сын императора. Однако этот сынок больше думал об охоте и прочих развлечениях, а судьба Фессалоник его нисколько не волновала.
Остальные военачальники проявляли исключительную осторожность и не стремились сразиться с армией сицилийцев. Только один из этих византийских отрядов появился в окрестностях Фессалоник, но тут же, не вступая в бой с противником, бесславно отступил.

Сицилийцы после взятия Фессалоник разделили свои сухопутные силы на три части. Одна прикрывала Фессалоники, вторая двинулась на восток в направлении на Серры, а третья без боя захватила Мосинополь и принялась опустошать окрестности. Вместе с тем, предводители сицилийцев настаивали на необходимости быстрее двигаться на Константинополь, пока защита города ещё плохо организована. Однако стремление в близкой наживе оказалось сильнее вида сокровищ за сильными крепостными стенами, и отряды сицилийцев занимались грабежом провинций.

Особенно страстно призывал сицилийцев идти к Константинополю Алексей Комнин, который сопровождал войско вторжения, хотя и не занимал в нём никакой должности. Этот Алексей даже присвоил себе императорские регалии и говорил предводителям сицилийцев, что стоит ему только появиться у ворот Константинополя, как народ сразу же свергнет Андроника и провозгласит его, долгожданного и желанного, императором. Однако сицилийцы не обращали никакого внимания на Алексея Комнина и все свои завоевания они совершали для своего короля Вильгельма II.

Положение Византийской Империи летом 1185 года было катастрофическим. Помимо вторжения сицилийцев, страну с севера терзал венгерский король Бела III (1148-1196), который мстил за свою бывшую невесту, восстала и отложилась Болгария, да и Сербия доставляла немало хлопот Андронику Комнину. Одним из немногих удачных ходов Андроника Комнина было решение о подчинении всех наличных войск Алексею Вране и отправлении его на войну с сицилийцами. Правда, сам Андроник I об этом уже не узнал, но я забегаю немного вперёд.

Нельзя сказать, чтобы Андроник Комнин совсем уж ничего не предпринимал для отпора врагам, хотя и презирал сицилийцев, как варваров. Когда сицилийцы высадились на материк, он приказал подремонтировать крепостные стены столицы и уничтожить все строения, примыкающие к этим стенам, которые облегчали врагам возможность проникнуть в город. Был собран флот из сотни больших кораблей для отражения морских сил сицилийцев и оказания помощи другим городам Империи. Но вскоре все эти занятия наскучили императору, и он опять отставил государственные дела, как будто он уже сделал всё возможное для отражения угрозы, и вернулся к своим любовницам.

Получив известие о падении Фессалоник, Андроник Комнин разгневался, но ограничился лишь тем, что посадил в тюрьмы всех родственников Давида, коменданта утерянного города. И всё.

В эти дни Андроник стал меньше доверять даже своим телохранителям и завёл себе громадную собаку, которая могла бороться со львом и легко стаскивала всадника с коня. По ночам Андроник отсылал телохранителей в соседние помещения, а возле своих покоев он располагал свою страшную собаку, которая громким лаем и свирепым оскалом отпугивала всех, кто пожелал бы приблизиться к императору.

После падения Фессалоник по Константинополю стали распространяться слухи о том, что победы сицилийцев – это Божья кара Андронику за все его преступления, что Бог оставил императора, и тот скоро погибнет.
Андроник в ответ на такие слухи усилил репрессии, заполнив темницы города, но к массовым казням, как рекомендовали его советники, так и не приступил. Он ограничился обвинениями в многочисленных случаях предательства, которые позволили сицилийцам одержать свои временные победы.

Всё-таки подобные слухи тревожили императора, и в начале сентября 1185 года Андроник Комнин решил обратиться к одному известному предсказателю. Тот сказал, что наибольшую опасность для императора будет представлять человек, чьё имя начинается с букв “Ис” (так удобнее говорить о предсказании в переводе на русский язык). Андроник решил, что речь идёт об Исааке Комнине, спросил, когда это произойдёт, и, узнав, что опасность грозит ему в дни Воздвижения Креста, расхохотался:
"Пустой это оракул. Как возможно, чтобы Исаак успел приплыть из Кипра в эти немногие дни и низложить меня с престола?"


Один из высокопоставленных приближённых императора по имени Иоанн Тиранин сказал Андронику, что предсказание может относиться и к другому человеку по имени Исаак, и предложил
"из предосторожности задержать и умертвить Исаака Ангела, потому что, может быть, пророчество относится к нему, тогда как они, пренебрегая тем, что у них на глазах, думают о том, что находится вдали".
Андроник Комнин только расхохотался над предположением Иоанна Тиранина о том, что опасность может исходить от такого изнеженного дурака, как Исаак Ангел.
Да, нет пророка...

Андроник Комнин после посещения предсказателя вернулся в объятия своих женщин и вскоре вместе с женой и несколькими любовницами отправился на одну из своих загородных вилл, вроде бы, на Принцевых островах. Более важных дел у него в столице не было.
Ярые же прислужники императора не бездействовали: они проводили превентивные аресты в Константинополе, и немного перестарались...

Уже известный вам Стефан Агиохристофорит решил всё-таки арестовать Исаака Ангела и посадить его в тюрьму до возвращения императора. Вечером 11 сентября он в сопровождении нескольких стражников прибыл в дом Исаака Ангела и велел тому следовать за собой. Исаак, хоть и считался тупым, сразу же понял, что к чему, и стал всячески тянуть время.
Стефан разгневался и
"стал бранить своих слуг за то, что они при первом же замедлении не хватают его [Исаака Ангела] за волосы, не берут за бороду, не выводят с бесчестием из дома и с толчками и ударами не ведут в тюрьму, какую он укажет".


Стражники бросились к Исааку, но тот внезапно вскочил на коня, выхватил меч и бросился на Стефана Агиохристофорита. Тот попытался уклониться от нападения, но Исаак нагнал Стефана и убил его ударом меча по голове. Потом Исаак разогнал стражников и, как был, размахивая окровавленным мечом, помчался в храм св. Софии, чтобы найти там убежище.
О том, что Исаак Ангел не готовился к аресту, говорит тот факт, что он вышел к Агиохристофориту без доспехов; он был с непокрытой головой и одет в простую тунику.

Исаак Ангел провел всю ночь у алтаря, а в храм св. Софии начали стекаться толпы народа: некоторые хотели увидеть человека, убившего Агиохристофорита, но большинство приходило просто из любопытства. Но большая константинопольская толпа почти всегда неуправляема. Вначале все считали, что Исаака ангела скоро схватят и казнят – вопрос был лишь в способе казни.
Но время шло, а власти не предпринимали никаких решительных шагов. Чтобы схватить преступника. Императора не было на месте, министр полиции убит, и никто из приспешников Андроника Комнина не рискнул взять исполнительную власть в свои руки, опасаясь обвинения в государственной измене и в попытке захватить власть.

Неизвестно как бы повернулись события, но вскоре к церкви подошли Иоанн Дука, дядя Исаака Ангела по отцу, и его сын Исаак Дука. Они сразу же поняли, что их дело очень плохо, так как они поручились Андронику Комнину за безвредность Исаака Ангела, и знали, какое наказание им теперь грозит.
Убедившись, что власти ничего не предпринимают, Дуки стали обращаться к присутствующим с просьбами остаться с ними и оказать помощь Исааку Ангелу в его тяжёлом положении.

Никто не пресекал такие крамольные речи, и люди в церкви стали смелеть: они предложили не расходиться по домам, запереть двери церкви и зажечь светильники. А к храму св. Софии всю ночь стекались люди.
Утром двери храма открылись, и во время утренней молитвы стали раздаваться голоса о том, что Андроник Комнин должен быть низложен и наказан согласно своим преступлениям, а новым императором следует избрать Исаака Ангела, который бросил отважный вызов кровавому тирану.
Стражники, окружившие площадь и собор св. Софии, не вмешивались в ход событий. Они спокойно стояли на своих постах и своей безучастностью показывали, что не собираются вторгаться в собор для ареста Исаака Ангела или разгонять толпу на площади.

Андроник Комнин узнал об убийстве Стефана Агиохристофорита ещё в первую ночную стражу, но не придал этому событию особого значения. Он ограничился лишь посылкой в Константинополь краткого успокоительного воззвания к жителям столицы, в котором были и такие слова:
"Что сделано, то сделано; казни не будет".
Это воззвание, естественно, не оказало на бунтующих жителей столицы никакого влияния; да и неизвестно, было ли оно оглашено.

В большой императорский дворец Андроник Комнин приехал только утром, и его сторонники стали предпринимать попытки успокоить народ, но процесс возмущения существующей властью уже стал неконтролируемым. Время было упущено.
Толпы народа, вооружаясь, чем попало, стекались к храму св. Софии и подстрекали друг друга к неповиновению; над теми, кто стоял в бездействии или праздном любопытстве теперь начали издеваться. Неповиновение скоро перешло в активные действия; мятежники начали взламывать двери тюрем и выпускать всех заключённых, многие из которых были арестованы
"за какой-нибудь ничтожный проступок, или неосторожное слово или даже за преступление друга против Андроника".


Вырвавшиеся на волю враги Андроника только разжигали атмосферу мятежа. Скоро среди толпы, собравшейся у храма св. Софии, снова стали раздаваться крики о том, что императором следует провозгласить Исаака Ангела, который совсем не собирался становиться императором, так как считал это дело слишком трудным, непосильным для себя.
Но на него возложили венок Константина, а случившиеся тут епископы провозгласили Исаака Ангела императором, который всё ещё опасался гнева Андроника Комнина и боялся расправы.

Андроник Комнин: воин, заговорщик, бабник и любимец народа. Часть XIII

(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: