Фридрих II Гогенштауфен: жизнь великого императора. Часть XI


Ворчалка № 661 от 28.04.2012 г.




Летом 1236 года Фридрих II появился в Италии с тысячей швабских рыцарей. Шуму вокруг этого похода было поднято много, а реальных сил для борьбы с Лигой оказалось явно маловато, и поэтому боевые действия в этом году распались на ряд операций.

Эццелино III помог передовому отряду немцев под командованием Гебхарда фон Арнштайна (1180-1256) захватить Верону и удержать её до подхода императора. Верона была важным пунктом в Северной Италии, так как позволяла контролировать перевал Бреннар. В августе силы Ломбардской лиги попытались помешать соединению сил императора с союзными ему городами северной Италии, но Фридриху II быстрым манёвром удалось взять под свой контроль марку Тревизо и важные дороги на Кремону.

Пока император находился в районе Кремоны и внезапным манёвром захватил Виченцу, папа Григорий IX тоже не дремал и склонил Пьяченцу к отпадению от императора. Сложилась ситуация, которая не располагала к активным действиям, но так как император уверенно контролировал перевалы, то он решил перезимовать в Вене.

В 1236 году в Австрии тоже было неспокойно. Король Богемии (Чехии) Вацлав I (1205-1253) и герцог Баварии Оттон II Светлейший (1206-1253), воспользовавшись тем, что Бабенберг воевал с венграми, с двух сторон вторглись в Австрию, но захватить герцога не сумели. Прихватив церковные сокровища, Бабенберг укрылся в замке Винер-Нойштадт, где и пережил смутное время.

Когда в январе 1237 года император Фридрих II прибыл в Вену, он объявил о низложении герцога Фридриха II Бабенбергского, сделал Австрию и Штирию вымороченным леном, а Вену провозгласил имперским городом со всеми положенными правами и привилегиями.
На самом деле император не имел права на такие действия, так как в 1156 году Фридрих I Барбаросса, наделяя Генриха II Бабенберга (1107-1177) Австрией, написал, что
"маркграфство Австрийское становится герцогством, и это герцогство передаётся в лен Нашему возлюбленному дяде Генриху и его досточтимой супруге Феодоре и на все времена закрепляется законом, дабы они сами и после них их дети, как сыновья, так и дочери, владели упомянутым герцогством по праву наследования от короля".


В феврале 1237 года в Вене начался последний рейхстаг, созванный Фридрихом II. Немецкие князья и архиепископы единодушно избрали новым германским королём девятилетнего сына Фридриха II от второго брака Конрада и подтвердили его [Конрада IV] наследственные права на императорскую корону. Никаких новых уступок и привилегий от императора собравшиеся князья не требовали – уже полученных ранее было вполне достаточно.
Вопреки широко бытующему мнению, император не стал проводить церемонию коронации Конрада IV. Регентом королевства был назначен архиепископ Зигфрид III фон Эпштейн (1194-1249), архиепископ Майнцский, которого в 1242 году, после перехода архиепископа в лагерь папы, сменил ландграф Генрих IV Распе Тюрингенский (1204-1247).

Весной 1237 года Фридрих II переехал в Шпейер и начал заниматься сбором войска для похода в Италию. Григорий IX попытался оттянуть войну с помощью переговоров, и его в этом поддержал Герман фон Зальца, который всячески хотел предотвратить окончательный разрыв между папой и императором. Фон Зальца считал, что окончательная победа одной из сторон приведёт к значительному ослаблению и другую сторону; и он оказался прав в своих предположениях.
Переговоры сорвала Венеция, которая сочла успехи Эццелино III под Тревизо вторжением в сферу своих интересов и велела Пьяченце, которая находилась под контролем Венеции, заблокировать переговоры.

Разочарованный Герман фон Зальца заболел от огорчения и поехал лечиться в Салерно, где и умер в марте 1239 года. На сборы и переговоры у императора ушло почти всё лето, и только в августе германское войско перешло через Альпы. Больше в Германию Фридрих II уже не вернулся.

Поход 1237 года начался для императора очень удачно. Вначале ему без сопротивления покорилась Мантуя, и тогда Фридрих II попытался захватить Брешию. Но на защиту Брешии Ломбардская Лига выдвинула десятитысячную армию, основной контингент которой составляли миланцы. Командовал этой армией Пьетро Тьеполо, подеста Милана.

Вам кажется знакомой эта фамилия? Да, Пьетро Тьеполо был сыном 43-го дожа Венеции Якопо Тьеполо (?-1249) и родным братом 46-го дожа – Лоренцо Тьеполо (?-1275). Художник Джованни Баттиста Тьеполо (1696-1770) к этой семейке дожей никакого отношения не имеет.

Сражаться против значительно превосходящих сил противника император не стал, но применил хитрость. Так как стоял уже конец ноября, то Фридриху II удалось своими манёврами убедить противника, что он отправляется на зимние квартиры в Кремону. Командиры войск Лиги тем более легко поверили в этот обман, что итальянские союзники императора разошлись по домам. Лига тоже решила разместить свои войска на зимние квартиры, которые стали отходить от Брешии и остановились лагерем около деревушки Кортенуова.

Вечером 27 ноября 1237 года рыцари Фридриха II при поддержке сицилийских лучников внезапно атаковали лагерь ломбардцев и устроили настоящую резню. Хотя миланцы отчаянно защищались, но с наступлением ночи началось паническое бегство солдат Лиги. Битвой это назвать трудно, так как миланцы потеряли убитыми несколько сот человек, а около тысячи рыцарей и трёх тысяч пехотинцев Ломбардской Лиги попали в плен. Попал в плен и раненый Пьетро Тьеполо, который вскоре умер в тюрьме.

Казалось, что война с Лигой успешно завершена, тем более что многие города Ломбардии поспешили присягнуть императору. В Кремоне Фридрих II отпраздновал триумф по древнеримскому образцу, проведя по улицам города повозки с захваченными знамёнами и трофеями и колонны пленных. Часть знамён и трофеев император отправил в Рим.

Милан тоже был готов подчиниться императору, принять императорского наместника и выдать заложников в знак своей покорности. Хронист Матвей Парижский (1200-1259) писал по этому поводу:
"В те дни миланцы из страха к Императорскому Величеству послали [людей] к своему Господину и Императору и просили настолько настойчиво, как только могли, чтобы Он, открыто признанный ими настоящим и изначальным правителем, отвёл от них немилость, положил конец раздору и взял их, как своих верноподданных, под крыло могучей защиты и уберёг их, за что они в будущем хотели бы служить Ему, как своему Императору и Господину с должным почитанием. В знак бесконечной преданности они хотели, дабы пребывать в безопасности под рукой Его Милости и дабы Он более не вспоминал об их прежних восстаниях, добровольно отдать ему всю сокровищницу золота и серебра; а, кроме того, все свои знамёна, в знак покорности, послушания и Его победы сложить к Императорским стопам и сжечь. Далее, они хотели Ему, поскольку Он отправлялся в Святую землю на службу кресту, ежегодно выставлять десять тысяч вооруженных людей на нужды церкви и к Его чести при условии, что Он безоговорочно помилует и оставит их и их город без изменений".


Фридрих II в этот момент ощущал себя на вершине могущества – ещё чуть-чуть, и все его враги будут повержены. Поэтому император высокомерно отверг предложения миланцев и потребовал, чтобы они вместе со всеми своими владениями безоговорочно подчинились его воле.
Миланцы хорошо знали нрав императора и ответили категорическим отказом:
"Наученные опытом, мы страшимся твоей жестокости. Лучше мы падём под нашими щитами от меча, копья или стрелы, чем погибнем на виселице, от голода или огня".


Так Фридрих II упустил шанс отколоть Ломбардскую Лигу от пап, потому что, узнав про непокорность миланцев, и другие ломбардские города стали поднимать голову.

Проводя зиму в Кремоне, победоносный император убедился в том, что из Германии он в ближайшее время никаких подкреплений не получит. Тогда Фридрих II решил призвать к битве с ненавистными ему городами (не только итальянскими) всех правителей Европы и разослал множество посланий, которые не остались без ответа.

В 1238 году Фридрих II хотел разделаться с ещё непокорившимися ему городами, такими как Милан, Брешия, Пьяченца, Болонья и рядом других, тем более что весной к нему начали прибывать контингенты из Франции, Венгрии, Англии, Кастилии и ряда других мест. Прислал отряд даже египетский султан Малик Аль-Камил (1180-1238), старый приятель Фридриха II.
Собралось огромное разношерстное войско, которое плохо поддавалось управлению, и вот такую громадную армию император двинул на маленькую Брешию.

Результат осады Брешии оказался сенсационным: горожане отчаянно сопротивлялись более трёх месяцев и не позволили императорским войскам захватить город. В начале октября 1238 года на императорскую армию обрушилась непогода, в лагере началась сильная эпидемия, так что Фридрих II вынужден был снять осаду Брешии.

Папа ликовал и праздновал снятие императорской осады с Брешии как свою великую победу. Да так оно в действительности и было: ведь император разом потерял множество союзников, партия его сторонников в Риме сразу ослабела, а Ломбардские города подняли голову и снова объединились. Не дожидаясь снятия осады, в августе 1238 года, Григорий IX послал своего легата Грегорио ди Монтелонго (1200-1269) в Ломбардию с поручением взбодрить и вновь объединить ломбардские города, и Монтелонго прекрасно справился с этим поручением. [Часто имя этого легата пишут как Грегор фон Монтелонго, что не совсем правильно.]

В том же году Фридрих II совершил ещё один опрометчивый поступок: он женил своего сына Энцо на Аделазии ди Торре (1207-1259), вдове недавно умершего пизанца Убальдо II Висконти, которая имела ленные права примерно на половину Сардинии. Через некоторое время император провозгласил Энцо королём Сардинии, что вызвало резкую реакцию со стороны Григория IX: ведь папы считали Сардинию своим леном, как часть наследства маркграфини Матильды Тосканской (1046-1115).

К тому же Григорию IX удалось примирить Геную и Венецию и направить их союз против Сицилии, чья торговая деятельность наносила серьёзный ущерб торговым интересам этих республик. А венецианский дож Якопо Тьеполо ещё хотел отомстить императору за смерть своего сына.

Теперь папа Григорий IX чувствовал себя в Риме настоящим победителем и вскоре отважился нанести Фридриху II решительный удар.

Тут я позволю себе небольшое отступление и вспомню про Бабенберга, который воспользовался длительным отсутствием императора и уже в конце 1237 года начал борьбу за восстановление контроля над своими владениями. Он вёл дела так успешно, что через год не только вернул все свои владения, но и прихватил ещё кое-что. Занятый своими делами в Италии Фридрих II поспешил заключить мир с Бабенбергом и восстановил все его права.

Фридрих II Гогенштауфен: жизнь великого императора. Часть X

(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: