Мальта, 1565 год: великая осада острова турками. Часть II


Ворчалка № 711 от 11.05.2013 г.




Вскоре на Мальту с более чем двухнедельным опозданием прибыл Драгут со своей эскадрой. Менять план боевых действий было уже поздно, но он, как опытный артиллерист, сразу же увидел все промахи Мустафа-паши при организации осады форта, в частности, он отметил несовершенство в расстановке орудий. Драгут приказал удвоить количество батарей, обстреливавших форт, и изменил их расстановку, для нанесения максимального ущерба христианским защитникам форта.

Вскоре турки начали почти ежедневные атаки на форт, но мужественные защитники форта отражали все турецкие приступы. Артиллеристы залпами картечи умело рассеивали ряды атакующих, а остальные со стен форта обливали турок кипящей смолой, крушили штурмовые лестницы и вели ответный огонь из всех видов оружия. В промежутках между штурмами мальтийцы ремонтировали свои укрепления, и эти работы продолжались круглые сутки.

Через несколько дней атак туркам удалось захватить внешний равелин у стен форта, но ворваться в сам форт турки не смогли. Турки продолжали свои попытки захватить форт, но несли при штурмах такие тяжёлые потери, что вскоре ров у стен форта оказался полностью заполнен трупами атаковавших турок.

Не смогли турки и наглухо заблокировать форт св. Эльма, так что по ночам мальтийцы на лодках пробирались в форт, доставляя продовольствие, боеприпасы и свежих воинов, а с собой забирали раненых.
8 июня защитники форта вскоре обратились к великому магистру за разрешением сдать уже довольно сильно разрушенный форт, но Жан де Валетт велел им защищать форт до самой смерти. Если же они не могут больше сражаться, то он найдёт им замену и лично возглавит защиту форта.
Больше этот вопрос не поднимался.

10 июня после сильного артиллерийского обстрела Мустафа-паша организовал решительный штурм форта св. Эльма, однако защитники форта удалось отразить все приступы с помощью огня аркебуз и лучников, а также используя такие защитные средства, как кипящая смола, камни и горящие обручи.

Турки продолжали свои атаки и в последующие дни, но уже не такие интенсивные. Очередной сильный приступ турки произвели 16 июня, но были отбиты с большими потерями. Правда, и защитники форта во время этого боя потеряли 150 человек.
Зато 17 июня турки окончательно перерезали связь между фортом св. Эльма и Биргу, построив защитные сооружения на том берегу, к которому обычно причаливали лодки из Биргу. Теперь форт был обречён на быстрое взятие.

После захвата равелина Драгут произвёл новую перестановку батарей, чтобы усилить суммарную мощь обстрела.
18 июня, когда Драгут наблюдал за очередной атакой на форт, рядом с ним упало каменное ядро, и одним из осколков этого ядра Драгут был смертельно ранен. До сих пор историки спорят, чьё это было ядро — мальтийское или турецкое? Свидетельства современников дают основания для любого вывода, но это не так важно. Важно было то, что теперь опять на первое место выходило соперничество между турецкими командующими, а турецкая армия осталась без талантливого руководителя.

Мустафа-паша приказал накрыть раненого Драгута своим плащом и отнести его в свою палатку, чтобы вид полумёртвого полководца не подорвал боевой дух турецких солдат. Драгут прожил ещё несколько дней, успел 23 июня узнать о захвате форта св. Эльма и в тот же день испустил дух.
Тело Драгута после окончания осады доставил в Триполи его друг Ульдж-али и захоронил у ворот Баб Аль-Бахр. Великого полководца до наших дней почитают и мусульмане, и христиане.

Последний и решающий штурм форта св. Эльма Мустафа-паша назначил на 22 июня. С самого утра турки начали интенсивный артиллерийский обстрел форта. К нему присоединились пушки с галер, которых привёл Пиале-паша из бухты Марсашлокк; они обстреливали форт и со стороны моря. Семь часов подряд турки атаковали форт, но не смогли ворваться на его территорию, несмотря на то, что часть стены уже обвалилась.
Турки с большими потерями отошли, но среди уцелевших защитников форта не было ни одного человека без ранений.

Только 23 июня после нового сильнейшего артиллерийского обстрела турки ворвались внутрь почти полностью разрушенного форта св. Эльма.
Всех оставшихся в живых защитников форта, около пятидесяти человек, турки обезглавили, оставив в живых только девять рыцарей-иоаннитов, за которых надеялись получить выкуп.

Тела обезглавленных мальтийцев турки прибили к деревянным крестам и пустили их вплавь в воды Большой бухты, чтобы их смогли увидеть защитники Биргу. В ответ на это де Валетт приказал обезглавить всех пленных турок, зарядить их головами две самые большие пушки и сделать залп в сторону развалин форта св. Эльма.

Турки только убитыми за время осады форта св. Эльма потеряли несколько тысяч человек, около 20% своих сухопутных сил; потери мальтийцев составили примерно 150 человек. Теперь Пиале-паша смог спокойно разместить свой флот в бухте Марсамшетт.

Все исследования, рассказывающие об осаде Мальты, содержат историческую фразу, которую якобы произнёс Мустафа-паша после захвата форта св. Эльма, глядя на укрепления Биргу и Сенглии:
"Если этот маленький сын стоил нам так дорого, то сколько же мы заплатим за отца?"
На самом деле, Мустафа-паша высказался немного резче.

Мустафа-паша подсчитал потери, вспомнил уроки осады Родоса и 29 июня предложил Жану де Валетту капитуляцию на почётных условиях, как в 1523 году на упомянутом Родосе.
Великий магистр сделал встречное предложение генералу – наполнить трупами янычар рвы возле Биргу и Сенглии.

После 30 июня у защитников Мальты окрепла надежда на успешный исход войны, так как к острову прорвались несколько кораблей с Сицилии, которые доставили ещё 42 рыцарей, 650 солдат, а также некоторое количество продовольствия и боеприпасов.
Высадившийся отряд сумел избежать встречи с турками, пробрался в Мдину, а затем успешно присоединился к защитникам Биргу в ночь на 3 июля; корабли же поспешили вернуться на Сицилию.

Мустафа-паша решил атаковать одновременно укрепления Биргу и Сенглии с их хорошо укреплёнными фортами св. Ангела и св. Михаила. Чтобы атаковать эти укрепления со стороны моря, он перебазировал в Большую бухту несколько галер. Кроме этого, он приказал перетащить посуху вокруг горы Шиберрас около 70 лодок, чтобы иметь возможность атаковать Биргу и с другой стороны Большой бухты.
Защитники острова построили боновое заграждение между двумя мысами, чтобы турки не смогли провести свои галеры в маленькую бухту, где под защитой фортов находились мальтийские галеры.

Мустафа-паша несколько раз посылал отряды сапёров под охраной янычар для разрушения этого заграждения, но спецотряды мальтийцев во время ночных боёв отстояли свою преграду для турецких галер. Почему в ночных боях? Днём пушки мальтийцев просто не подпустили бы турок к этим укреплениям в бухте.

Обстрел Сенглии и форта св. Михаила турки начали 4 июля, но решительных штурмов до времени не предпринимали, так как их орудия пока ещё не причинили укреплениям существенных разрушений.

15 июля Мустафа-паша попытался атаковать мыс Сенглия со стороны моря, высадив десант с галер под прикрытием корабельной артиллерии. Одновременно началась атака турок и со стороны суши. Жан де Валетт заранее предусмотрел такую возможность и разместил на берегу хорошо замаскированную батарею. В жарком бою мальтийцы почти полностью уничтожили турецкий десант и потопили все десантные лодки – спасибо “богам войны”!
Только в этом бою турки потеряли около четырёх тысяч человек, так как наличие замаскированной батареи оказалось полной неожиданностью для Мустафа-паши. Получил в этом бою тяжёлую контузию и Пиале-паша, выбыв из строя на несколько дней.

30 июля де Валетт отправил очередное письмо вице-королю Сицилии с просьбой о немедленной присылке помощи. Дон Гарсиа де Толедо в это время активно собирал флот, и к началу августа у него уже было 65 галер. Он мог бы попытаться отправить десант на Мальту, но только на свой страх и риск, так как был связан строгим запретом короля Филиппа II, панически боявшемся потерять свой флот. Король хорошо помнил Джербу!
Примерно в эти же дни Пиале-паша получил донесение о том, что испанцы собирают на Сицилии сильный флот. Он на несколько дней вывел свой флот для патрулирования в воды Мальтийского канала [пролив между Мальтой и Сицилией], но турецкие солдаты решили, что флот их бросил. Началась паника, которую Мустафа-паша смог ликвидировать с большим трудом.

В течение двух месяцев турки по указаниям Мустафа-паши обстреливали и изредка атаковали укрепления Сенглии и Биргу в районе Большой бухты, но чёткого плана кампании у них не было. Они стремились просто измотать силы противника.
Да, их пушки постоянно обстреливали позиции мальтийцев, грохот артиллерийской канонады был слышен даже на Сицилии; да, турки проводили множество атак на позиции мальтийцев, но добиться решающего успеха они не смогли, хотя и несли огромные потери, в разы превышающие потери защитников острова.
Попытки турок сделать подкопы под стены Сенглии, чтобы заложить пороховые заряды, также окончились неудачей.
На 7 августа Мустафа-паша назначил генеральный штурм.

Мальта, 1565 год: великая осада острова турками. Часть I

(Окончание следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: