Борис Бажанов, или как личный секретарь Сталина бежал из СССР (окончание). Часть IV. Бажанов в Европе


Ворчалка № 719 от 06.07.2013 г.




Однако ещё до своего отъезда из Индии Бажанов успел провернуть одно дельце, которое превратило лидера английских лейбористов Джеймса МакДональда из симпатизирующего Советам политика в принципиального антикоммуниста.
В свободное время Бажанов в Симле часто играл в теннис и за этим занятием он познакомился с министром внутренних дел Британской Индии господином О’Хара. Бажанов и О’Хара прониклись симпатией друг к другу, Бажанов показал О’Харе один интересный документ и попросил передать его британскому правительству в Лондоне.
О’Хара согласился и спросил:
"Вы можете нам написать объяснительную записку, объясняя, как всё это произошло?"
Бажанов ответил:
"Конечно, могу".
О’Хара с чувством произнёс:
"Вы не представляете, какую услугу вы оказываете Англии".
Бажанов написал пояснительную записку к своей бумаге, и все документы отправились в Лондон.

Какую же бумагу Бажанов показал министру О’Харе?
История возвращает нас в 1925 год, когда британская компания “Лена голдфилдс” получила у СССР концессию на добычу полезных ископаемых сроком на 50 лет, но большевики не давали компании никаких кредитов, что приводило к задержкам денежных выплат рабочим приисков. Делалось это умышленно, чтобы прощупать прочность позиций компании.
Рабочие объявили забастовку, требуя не только своевременной выплаты заработной платы, но и многократного её увеличения. “Лена голдфилдс” обратилась к советским властям, но Москва ответила, что правительство не вмешивается в дела профсоюзов, и посоветовала полюбовно с ними договориться.
Лидер лейбористов МакДональд ликовал и кричал на всех углах, что нашлась-таки страна, где рабочие могут поставить капиталистов на колени.
Тогда компания “Лена голдфилдс” обратилась к британскому правительству с просьбой принять какие-нибудь меры. В Палате Общин разгорелась жаркая дискуссия по этому вопросу, но все-таки правительство Его Величества отправило в Москву ноту с протестом и потребовало урегулировать конфликт.

Вот как Бажанов описывает в своих мемуарах появление на свет загадочного документа:
"Нота обсуждалась на Политбюро. Ответ, конечно, был в том же жульническом роде, что советское правительство не считает возможным вмешиваться в конфликты профсоюза с предпринимателем – рабочие в Советском Союзе свободны делать то, что хотят. Во время прений берёт слово Бухарин и говорит, что он читал в английских газетах отчёт о прениях, происходивших в Палате общин. Самое замечательное, говорит Бухарин, что эти кретины из рабочей партии принимают наши аргументы за чистую монету. Этот дурак МакДональд произнёс горячую филиппику в этом духе, целиком оправдывая нас и обвиняя Компанию.
Я предлагаю послать товарища МакДональда секретарём Укома партии в Кыштым, а в Лондон послать премьером Мишу Томского.
Так как разговор переходит в шуточные тона, Каменев, который, председательствует, возвращает прения на серьёзную почву и, перебивая Бухарина, говорит ему полушутливо:
"Ну, предложения, пожалуйста, в письменном виде".
Лишенный слова Бухарин, не успокаивается, берёт лист бумаги и пишет:
"Постановление Секретариата ЦК ВКП от такого-то числа.
Назначить т. Макдональда секретарём Укома в Кыштым, обеспечив проезд по одному билету с т. Уркартом.
Т. Томского назначить премьером в Лондон, предоставив ему единовременно два крахмальных воротничка".
Лист идет по рукам. Сталин пишет: “За. И. Сталин”. Зиновьев “не Возражает”. Последним “голосует” Каменев и передает лист мне “для оформления”. Я храню его в своих бумагах".
Михаил Павлович Томский (1880-1936) в рассматриваемый период был председателем ВЦСПС.
Лесли Уркварт (Leslie Urquart, 1874-1933) – британский промышленник и миллионер, у которого были интересы в г. Кыштым.

Бажанов долго ничего не знал о судьбе своего документа, так как в прессе ничего не говорилось про скандал с мистером МакДональдом. Только значительно позднее Бажанов узнал, что его бумага попала прямо в руки премьер-министра Стэнли Болдуина (1867-1947), который нашёл изящное решение данной проблемы. Через главу Интеллидженс Сервис он передал этот документ непосредственно господину МакДональду, мотивируя это тем, что данный документ касается только мистера МакДональда.
МакДональд мужественно перенёс полученный удар. Он на несколько дней удалился в свою Шотландию, а потом вернулся в большую политику, но уже ярым антикоммунистом. Это привело к расколу в лейбористской партии, но позволило МакДональду стать ещё раз премьер-министром и даже возглавить правительство народного единства.

Вернёмся к Бажанову и Максимову, которые 18 августа покинули берега Индии и 1 сентября прибыли в Марсель. Англичане постарались, чтобы путешествие беглецов не привлекло никакого внимания, и не дали им никаких охранников или сопровождающих.
В Марселе их также никто не встречал, они сели на поезд и прибыли в Париж, где их опять же никто не встречал.

Бажанов поселился в отеле “Вивьен” и явился в местную префектуру для регистрации. Шеф местного полицейского управления сказал Бажанову, что его жизнь будет находиться в Париже под постоянной угрозой, и поэтому он всегда должен быть готов к неожиданному охранному аресту.
Вскоре Бажанову предложили явиться к подполковнику французской военной контрразведки Жоссе, который две недели плотно его допрашивал. Однако Бажанову не задали ни одного вопроса на военные темы. Французов больше всего интересовали политические и финансовые проблемы.

Французы очень хотели знать, каким образом Москва финансирует компартию Франции и компартии других стран Западной Европы. Их очень интересовала борьба за власть в Кремле, кандидатуры основных соперников, их характеристики и шансы на победу.
Доклад подполковника Жоссе, написанный на основании допросов Бажанова, занимал более двухсот страниц. Из него власти Франции, а затем и других европейских стран, впервые смогли увидеть работу механизма советского государственного аппарата, борьбу внутри кремлёвского руководства и оценить фигуру нового советского диктатора – Сталина.

Много внимания в своём докладе Жоссе уделил анализу подготовки большевиками путча в Германии в 1923 году и причин его поражения. Руководителей Франции, а затем и Англии, которым был передан экземпляр доклада, поразили и ужаснули масштабы подрывной работы, организованной большевиками в самом центре Европы.
Только после ознакомления с докладом подполковника Жоссе руководители Интеллидженс Сервис поняли, какую важную фигуру они выпустили из своих рук.

В Париже Бажанов зарабатывал себе на хлеб, сотрудничая с различными изданиями, в основном, эмигрантскими. Он принципиально не мог печататься в газете “Последние новости”, издававшейся Павлом Николаевичем Милюковым (1859-1943), из-за симпатий последнего к политике СССР и утверждений, что большевизм перерождается.
Бажанов стал сотрудничать с газетой “Возрождение”, владельцем и издателем которой был известный нефтепромышленник и учёный Абрам Осипович Гукасов (Гукасянц, 1872-1969). Газета придерживалась крайне правых взглядов, так что Гукасов с удовольствием печатал материалы, поставляемые ему Бажановым.

Именно Гукасов ввёл Бажанова в общество русской эмиграции, организовав у себя приём для высших слоёв того общества – промышленников, генералов и аристократов, - на который пригласил и бывшего секретаря Сталина. Бажанов непринуждённо вёл светскую беседу и легко отвечал на вопросы типа “Что новенького в Москве?”
Когда гости разошлись, Бажанов спросил Гукасова, какое он произвёл на них впечатление. Гукасов откровенно ответил:
"Грустное, и, главное, что вам всего двадцать семь лет. Сразу несколько человек сказали мне вполне откровенно, что если там, в Кремле, много таких, как вы, - тогда нам, монархистам, действительно не на что надеяться!"


Но Бажанов так и остался в эмиграции “белой вороной”. На свои небольшие журналистские доходы он жил бы почти впроголодь, если бы не был почти аскетически сдержанным человеком. Он совершенно не пил, не курил и питался очень скромно. Он никогда не покупал дорогих вещей или ценностей, не следил за модой, а покупал только практичные и ноские одежду и обувь. Интересовался Бажанов только красивыми женщинами.
Такой образ жизни, естественно, отдалял Бажанова от других слоёв русской эмиграции.

Доходы Бажанов в эмиграции были довольно скудными и по причине негативного отношения к его творчеству со стороны французских издательств. Левые не допускали никаких нападок на СССР или попыток правдиво отобразить происходившие там процессы. Правые были довольны тем, что из-за разрухи Россия выбыла из числа великих держав, и не понимали сути происходивших в мире процессов.

Бажанов довольно быстро написал на французском языке книгу воспоминаний о работе в Кремле, но издать её оказалось довольно трудно, и только в 1930 году вышло первое издание этой книги, которая позднее была переведена на основные европейские языки.
Большевики и европейские коммунистические издания всячески замалчивали труды Бажанова и никогда не упоминали его имени.

Это, однако, не означало, что Москва потеряла интерес к Бажанову. Насчитывается около десяти случаев покушения на жизнь Бажанова. Уже в 1929 году Сталин послал в Париж Якова Блюмкина для ликвидации Бажанова. Блюмкин был ровесником Бажанова, и они были хорошо знакомы по Москве, поэтому он не стал сам охотиться на Бажанова, а завербовал человека, который был не прочь ликвидировать бывшего секретаря Сталина.

Вы, наверно, уже догадались, уважаемые читатели, что этим человеком оказался Максимов-Биргер, который по случайному стечению обстоятельств был двоюродным братом Блюмкина. Бажанов каким-то образом узнал о предательстве Максимова, так что ему не составило особого труда избегать своего напарника по бегству из СССР. А в 1937 году Максимов свалился (или был сброшен) со смотровой площадки Эйфелевой башни.
Самого Блюмкина в конце 1929 года арестовали за связь с Троцким и довольно быстро расстреляли.

Однако слухи о том, что Блюмкин ездил в Париж для расправы с Бажановым получили довольно широкое распространение в СССР. Даже Александр Солженицын в первоначальном варианте “Архипелага ГУЛАГ” так написал про эту миссию Блюмкина:
"Его [Блюмкина] держали, видимо, для ответственных мокрых дел. Как-то, на рубеже 30-х годов, он ездил в Париж тайно убить Бажанова (сбежавшего сотрудника секретариата Сталина) – и успешно сбросил того с поезда ночью".
Инцидент с поездом, действительно, имел место, но он тоже провалился, и Блюмкин не имел к нему никакого отношения; а часть фразы про Бажанова Александр Исаевич позднее убрал.

Борис Георгиевич Бажанов пережил всех своих врагов и умер в 1982 году в своём любимом Париже.

Борис Бажанов, или как личный секретарь Сталина бежал из СССР. Часть III. В Британской Индии

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: