1956 год: венгерское восстание. Часть IV. Будапешт, 23 октября (окончание)


Ворчалка № 726 от 21.09.2013 г.




Кто же входил в ближайшее окружение Имре Надя?
Главным образом, это были люди, которых объединяли годы совместного учения в Дебреценском университете. Наиболее значительными людьми в этой группе были Ференц Донат (1913-1986), который считался главным политическим тактиком в группе Имре Надя, и Миклош Вашархейи (1917-2001), отвечавший за организационные вопросы.
Но самыми близкими Надю людьми были журналисты Шандор Харасти (1897-1982) и Миклош Гимеш (1917-1958), который внимательно читал все статьи и выступления Надя и делал ценные замечания.

После окончания этого совещания Имре Надь отправился домой, где он занимался с внуками и отклонял все предложения выступить перед народом, ссылаясь на то, что он частное лицо. Он ждал, чтобы его позвали товарищи по партии.

К вечеру часть демонстрантов направилась к монументу Сталина, но свалить колоссальную статую удалось только с помощью тяжёлой техники и бригады сварщиков. Грузовики утащили статую Сталина на площадь Луизы Блаха, где её несколько дней разбивали на “сувениры”, а на постаменте остались только бронзовые сапоги генералиссимуса, простоявшие в таком виде несколько месяцев. В наше время это очень напоминает кадры из фильма Отара Иоселиани “Фавориты луны” – там тоже есть постамент с сапогами.

В 20 часов по радио выступил первый секретарь ЦК ВПТ Эрнё Герё, который резко осудил демонстрантов, назвав их бунтовщиками и “ударными отрядами контрреволюции”. Его выступление оказалось неуместным по содержанию и только разожгло настроение демонстрантов.
К этому времени на улицах Будапешта уже было более 200 тысяч митингующих, и часть из них после выступления Герё бросились к Дому Радио с требованием передать в эфир их требования к правительству страны.

Несколько позже восьми часов вечера (скорее, около девяти) на балкон Парламента вышел Имре Надь. Толпа собравшихся не сразу заметила появление своего кумира, но когда это произошло, на площади воцарилась тишина. Имре Надь начал своё выступление неудачным обращением:
"Товарищи!"
Толпа завопила, заулюлюкала от возмущения:
"Мы венгры, а не товарищи!"
Так что несколько минут Надь не мог продолжать свою речь, которая оказалась совершенно невнятной по содержанию. В ней были общие слова о бдительности, поддержании порядка, обновлении партии и развитии социалистической демократии.
После исполнения венгерского гимна, поддержанного всеми присутствующими, Имре Надь покинул балкон.

Прежде чем приступить к изложению дальнейшего хода событий, которые разворачивались одновременно в нескольких местах, надо задаться вопросом: откуда у восставших оказалось оружие? Ведь оно пошло в ход уже вечером 23 октября. Арсеналы ещё не были захвачены, никакие части венгерской армии или милиции на сторону восставших ещё не перешли. Да и много ли оружия можно найти в отделениях милиции или у стройбатовцев?

А ведь к моменту радиовыступления Герё в Будапеште уже появились отряды вооружённых людей. Правда, действия этих отрядов были плохо скоординированы. Позднее западные аналитики (да и разведчики) признавали, что на территории Венгрии существовала целая сеть антикоммунистических групп, что у этих групп было своё оружие, а западные спецслужбы создали сеть тайников с оружием около Будапешта.
Скорее всего, именно это оружие во второй половине дня было доставлено во взбудораженный город. Да и группы подготовленных за рубежом боевиков начали проникать в Будапешт.

Действия групп восставших венгров были плохо скоординированы? Да, это так оказалось, но выяснилось, что у многих водителей грузовиков, перевозивших восставших, на руках были путевые листы, составленные заранее.
Но вернёмся в Будапешт.

Уделим пристальное внимание событиям возле радиокомитета, так как считается, что первые выстрелы прозвучали именно здесь.
Комплекс радиокомитета представлял собой несколько зданий различного назначения, занимавших целый квартал. Обычно охрану этого комплекса зданий нёс взвод солдат и человек 16 из службы безопасности (АВХ).

Первые группы демонстрантов появились у радиокомитета около 16 часов. Почти одновременно с первыми демонстрантами для охраны радиокомитета прибыла рота солдат.
Демонстранты требовали встречи с руководителями Дома радио и передачи в эфир студенческих требований. Вначале демонстранты вели себя тихо, но к 18 часам обстановка у ворот стала накаляться.
На балкон второго этажа вышла председатель радиокомитета Валерия Бенке (1920-2009), но её не стали слушать. Тогда к собравшимся обратился другой руководитель радиокомитета Петер Эрдёш (1925-1990), кстати, активист кружка Пётефи, но ему тоже не дали говорить.

Толпа дружно скандировала лозунги вроде “Даёшь правдивое радио!”, “Вывесить национальные флаги!” и т.п. Флаги были немедленно вывешены, на улицу выехала машина с передвижной радиостанцией, а внутрь радиокомитета для переговоров впустили группу демонстрантов.
Часто можно встретить утверждения, что это была группа случайных людей, которая не знала, о чём говорить с руководством радиокомитета. Заявляю, что это не так; ведь в составе этой группы оказались Гёза Лошонци и Миклош Вашархейи, которых никак нельзя назвать случайными людьми. Просто сейчас уже невозможно установить, когда они покинули здание радиокомитета и что они там делали.

Около 19 часов возбуждённая толпа начала закидывать здания радиокомитета камнями. Потом демонстранты захватили передвижную радиостанцию и попытались протаранить одни из ворот комплекса. С помощью брандспойтов и гранат со слезоточивым газом демонстрантов удалось отогнать.

Примерно в это же время восставшие (да, их уже можно называть восставшими) захватили четыре автобазы и угнали около 150 грузовиков для оперативной перевозки групп боевиков по Будапешту.

В 20 часов, когда по радио началось выступление Герё, толпа со стороны площади Михая Поллака сорвала чугунные ворота и ворвалась на территорию радиокомитета. У солдат, охранявших комплекс, был приказ огня по демонстрантам не открывать, так что они, угрожая штыками, дали несколько залпов в воздух.
Это отрезвило демонстрантов, и они даже на время очистили площадь Михая Поллака. Но ненадолго.

К этому времени к комплексу зданий радиокомитета тонким ручейком стекались подкрепления. Отдельными группами подошли ещё около 300 солдат, но без офицеров. Подходили и офицеры из числа слушателей Военно-политической академии. Вроде бы собрался приличный армейский кулак, но...
Полковник, которого назначили командовать этим отрядом, не знал в лицо никого из своих офицеров. Офицеры, не говорю уж о солдатах, не знали плана комплекса зданий, и перемещались по радиокомитету, как по лабиринту.

Офицеры, оказавшиеся в радиокомитете, стали запрашивать у своего начальства разрешение на применение оружия, но дежурные офицеры в МВД и МО им рекомендовали стрелять в воздух и применять гранаты со слезоточивым газом.
Руководители силовых структур Венгрии в растерянности, а сил немногочисленного Будапештского гарнизона явно недостаточно для наведения порядка в городе. Наконец в 20 часов министр обороны Иштван Бата (1910-1982) решил вызвать в Будапешт войска из Пилишчабы и Татабаньи. Пока они прибудут; а время уходит...

Вскоре у радиокомитета опять собралась толпа, многие из собравшихся слышали выстрелы, но кто знал, куда стреляли солдаты? И по городу стал распространяться слух, что офицеры госбезопасности возле радиокомитета стреляют в безоружных людей.
С разъезжавших грузовиков кричали, что убивают студентов, что стреляют по ни в чём не повинным людям. И кто-то выкрикнул лозунг “Все госбезы – убийцы!”, дружно подхваченный демонстрантами. Народ и так не любил сотрудников государственной безопасности, а теперь им пощады уже быть не должно.

Ещё не было 21 часа, когда раздались первые выстрелы по радиокомитету из соседних зданий, а у защитников комплекса всё ещё не было приказа открывать ответный огонь. Они получат его только примерно в 0.30 ночи, уже 24 октября, но возможно, что отдельные защитники радиокомитета открывали ответный огонь и без приказа, чтобы не допустить прорыва восставших в охраняемые ими здания.
Первое сообщение о раненом поступило в больницы Будапешта в 21.37, и это действительно был один из восставших, но ведь из радиокомитета сообщений о раненых и быть не могло – кто бы в такой обстановке пропустил машину скорой помощи в радиокомитет.

В 22.22 по радио прозвучало чрезвычайное сообщение о срочном созыве заседания ЦК ВПТ, но это сообщение не произвело на восставших никакого впечатления.

Где-то после 22.00 к зданию радиокомитета прибыли два танка Венгерской народной армии и колонна грузовиков с солдатами, но защитникам радиокомитета не удалось расслабиться, так как у прибывших солдат не было ни снарядов, ни патронов.
Толпа окружила прибывших солдат, стали раздаваться лозунги в честь родной армии, а солдат качали на руках. И потихоньку отбирали у них оружие. Впрочем, солдаты не особенно и сопротивлялись, а многие добровольно переходили на сторону восставших.

А вскоре откуда-то появились и патроны, и обстрел радиокомитета усилился. Стреляли не только из ружей и автоматов, стали раздаваться пулемётные очереди, заухали гранатомёты. К 24.00 комплекс зданий радиокомитета был полностью блокирован восставшими, и никакие подкрепления к нему уже не могли прибыть.

В Будапеште же к концу суток 23 октября вовсю бушевало настоящее вооружённое восстание.
Восставшие захватили здание редакции газеты “Сабад неп” и разгромили его, но стоявшую рядом типографию предусмотрительно не тронули, только выбросили на улицу кипы коммунистических газет. Были захвачены Западный вокзал, международная телефонная станция и ламповый завод. Группы боевиков захватили несколько складов с армейским вооружением, легко овладевали складами гражданской обороны и громили отделения милиции.
В городе начались расправы над сотрудниками госбезопасности и коммунистами, правда, пока это ещё были единичные случаи, но ведь и восстание только началось.

1956 год: венгерское восстание. Часть III. Будапешт, 23 октября

(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: