Фридрих II Гогенштауфен: жизнь великого императора. Часть XVIII


Ворчалка № 729 от 12.10.2013 г.




У Генриха Распе были серьёзные причины для предательства – он был женат уже в третий раз, а сыновей у него всё не было. Папские легаты пообещали ландграфу, что Иннокентий IV разрешит Генриху Распе развод и даст своё согласие на его новый, уже четвёртый, брак. Ведь Генрих Распе мечтал о продлении рода и о королевской короне для себя и своих потомков, на которую ему намекнул Филиппо да Пистойя (?-1270), он же Филиппо Фонтана, папский легат и епископ Феррары.
Расторжение ненавистного третьего брака, тридцать серебряников (т.е. 25 тысяч марок серебром, выделенных папой) и призрак короны – что ещё было нужно жизнелюбивому ландграфу в самом расцвете сил!

Легат сделал подобный намёк, так как поиски правителей за пределами Империи на вакансию германского короля и императора не дали никаких результатов – никто не хотел ввязываться в это сомнительное предприятие по той простой причине, что власть такого нового правителя становилась чисто номинальной. Поэтому германские правители стремились добиться примирения между папой и императором и не хотели ввязываться в эту свару.

На подобные примиренческие попытки Альберт фон Бехайм с гневом отвечал герцогу Баварии Оттону II фон Виттельсбаху:
"Возвратить престол Фридриху II? Этого не могли бы сделать ангелы и архангелы! Церковь Господня должна одерживать верх в борьбе, которую она принимает, и, если бы у вас было столько золота, как у Соломона, вы не могли бы противиться могуществу Господа и непреклонной воле апостольского престола".


Ландграф всё ещё колебался, но с помощью Конрада фон Хохштадена, архиепископа Кёльна, Филиппу да Пистойя удалось уговорить Генриха Распе дать своё согласие на избрание германским королём. Легат также намекнул Генриху, что Фридриху II недолго осталось быть императором, и для этого у него были все основания.

Организацией заговора с целью устранения императора занялся сам папа Иннокентий IV ещё до начала Лионского собора летом 1245 года. Тогда в одном из монастырей возле Пармы были обнаружены документы, говорящие о подготовке покушения на жизнь императора. Главой заговора был Орландо ди Росси, подеста Пармы и зять папы. Фридрих II поэтому и пытался привлечь его на свою сторону своими милостями, но, как видим, влияние тестя оказалось сильнее.

Император поспешил в Парму, чтобы покарать изменника, но ди Росси узнал, что его заговор раскрыт, и бежал. Новым подестой Пармы Фридрих II назначил своего верного сторонника Тибальдо Франческо. Император решил, что с заговором покончено, и поспешил в Тоскану, где, как ему сообщали, могли возникнуть беспорядки.

В Тоскане Фридрих II обосновался в Гроссето, нашёл, что в области всё в порядке, но на всякий случай сместил Пандольфо делла Фазанеллу (?-1283), генерал-капитана Тосканы, и назначил на его место своего побочного сына Фридриха Антиохийского (1221-1256). Пандольфо делла Фазанелла был обласкан императором, получил новую должность и оставлен при дворе.
Всё было спокойно до тех пор, пока в Гроссето накануне Пасхи не прискакал гонец от Рикардо Сансеверино (1220-1267), графа Казерты и зятя императора.

Гонец сообщил, что подготовлен обширный заговор с целью убийства императора и его сына Энцио, находившегося в Кремоне. Также планировалось убить и маркграфа Эццелино III ди Романо. Все убийства планировалось совершить в ночь на Пасху, и одновременно должно было начаться восстание против императорской власти.
Во главе заговора стояли уже известные нам Орландо ди Росси, Пандольфо делла Фазанелла, Якопо ди Морра и... “верный” Тибальдо Франческо.
Папа пообещал Тибальдо корону Сицилии, и тот не устоял перед такой морковкой.

Никаких превентивных мер Фридрих II просто не успел предпринять: все руководители заговора смогли ускользнуть из рук императора и направились на Сицилию, а главные заговорщики бежали в Рим; в императорских владениях началось восстание, и восставшим удалось захватить крепости Скала, Капаччио и Альтавилла (Altavilla Silentina); армия наёмников под руководством кардинала Раньеро Капоччи вторглась в Неаполитанское королевство.
Как видим, против императорской власти была организована очень мощная и хорошо скоординированная акция.

Наёмников Капоччи император разбил в первом же сражении, а вот с восставшими ему пришлось повозиться – ведь все были уверены, что Фридрих II уже мёртв, так твердили попы. Каково же было удивление и ужас повстанцев, когда “мёртвый” император явился, чтобы покарать их за измену.
Крепость Скала сразу же открыла ворота императору, а Альтавилла немного замешкалась и была разрушена до основания; всех жителей, кто состоял в какой-нибудь степени родства с заговорщиками, казнили.

Крепость Капаччио продержалась несколько дней, но и она в июльскую жару не устояла перед осадными машинами императора. В крепости Фридрих II захватил около 150 пленников, среди которых оказался Тибальдо Франческо, так и не успевший добраться до Сицилии.
Всех этих злостных бунтовщиков император велел пытать, а потом предал мучительной казни: кого просто повесили, кого сбросили со скалы в море в мешке со змеями, кого сожгли на костре, а некоторых замучили, привязав их к конским хвостам и таская по пыли и камням.

Но предатель Тибальдо Франческо, покушавшийся ещё и на корону Сицилии, был достоин более сурового наказания. Ему отрезали язык, выкололи глаза и несколько дней пытали. Потом на лоб Тибальдо прикрепили письмо от папы, обнаруженное в крепости, посадили на клячу и в таком виде возили по городам до тех пор, пока смерть не смилостивилась над ним.
Фридрих II в своём послании разъяснил суть такого наказания:
"Пусть созерцание глазами наказания этого проклятого, поскольку оно [созерцание] намного впечатляет больше, чем входящее через уши, научит ваш дух и разум, дабы никакое забвение не смогло отнять увиденное вами и сохранилось воспоминание о справедливом суде".


Пока Фридрих II ликвидировал последствия заговора и подавлял восстание, в одном из замков возле Вюрцбурга 22 мая 1246 года собрались три германских архиепископа, в том числе и архиепископ Зигфрид, и избрали, в противовес королю Конраду IV, своим королём Германии (антикоролём) ландграфа Генриха IV Распе Тюрингенского (1204-1247). Считается, что среди выборщиков были ещё епископы Страсбурга, Меца и Шпейера, поэтому Генриха в насмешку сразу же стали называть “поповским королём”.
Однако до реальной торжественной коронации дело так и не дошло.

Папа оказал щедрую финансовую помощь новому королю, так что Генриху IV Распе удалось быстро собрать сильное войско, и 5 августа в сражении при Нидде, что в 40 км от Франкфурта, он разбил армию Конрада IV (1228-1254). Правильнее было бы сказать, что Конрада IV победили папские деньги, так как перед самой битвой примерно две трети армии Гогенштауфена, около 2000 рыцарей и пехотинцев во главе с некоторыми швабскими (!) графами перешли на сторону противника.
Во время сражения потери с обеих сторон были небольшими, но войско Конрада было деморализовано изменой своих товарищей, так что он потерял около 600 рыцарей, взятых в плен, и нашёл убежище в укреплениях Франкфурта. Там он оставался до тех пор, пока из Лотарингии и Бургундии не подоспела помощь.

Удача вскоре изменила Генриху Распе: в начале 1247 года при осаде Ротлингена Генрих IV Распе был ранен и умер от осложнений 16 февраля того же года в Вартбурге, так и не оставив наследника.
Папе пришлось срочно искать другого претендента на королевскую корону Германии в противовес Конраду IV, но никто из князей Империи не соглашался на такую роль.

Сторонники папы, архиепископы Кёльна, Майнца и Трира, не стали медлить и 3 октября 1247 года избрали нового антикороля, которым стал всего лишь граф – Вильгельм Голландский (1228-1256). Да, его избрали, но чтобы короноваться германской короной, Вильгельму всё-таки пришлось в течение пяти месяцев осаждать Ахен, и короновали его только 1 ноября 1248 года, а церемонию провёл Кёльнский архиепископ Конрад фон Гохштаден (1198-1261). Вильгельм имел поддержку только в прирейнских областях, и для расширения своей власти на всю Германию ему тоже пришлось воевать с Конрадом IV.

Конрад IV в своей борьбе с врагами, как и Генрих VII, искал поддержку у немецких городов. Своей резиденцией он избрал Регенсбург, граждане которого, будучи отлучёнными от церкви, сами совершали религиозные обряды и сами хоронили своих мертвецов.

А что же император? Для ответа на этот вопрос нам придётся вернуться немного назад.
Фридрих II все последние годы своей жизни был занят исключительно Италией. Ему активно помогали Эццелино III ди Романо, Энцио и Фридрих Антиохийский (1221-1256), ещё один побочный сын императора.
После раскрытия заговора в Гроссето и подавления восстания, император железной рукой навёл порядок в Италии, и во главе многих областей Италии он поставил своих зятьёв и побочных сыновей. Фридриху II удалось отвести угрозу от Сицилии, удержать Парму и восстановить контроль над многими городами Италии, в том числе и над Витербо.

В 1247 году Фридрих II намеревался через перевал Бреннер вернуться в Германию, чтобы помочь своему сыну Конраду IV, но в феврале умер антикороль Генрих Распе, так что вопрос о таком походе отпал.
Тогда Фридрих II переменил свои планы: он решил разобраться с папой Иннокентием IV и через дружественную Савойю пройти до Лиона. После переговоров с папой (успешных, как Фридрих II надеялся) император хотел через Бургундию и контролируемый Гогенштауфенами Эльзас вторгнуться в прирейнские земли и расквитаться с предателями архиепископами за измену.
Трудно сказать, чего смог бы добиться Фридрих II, если бы он добрался до Лиона в 1247 году.

Фридрих II Гогенштауфен: жизнь великого императора. Часть XVII

(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: