Падение Кипра: 1570-1571 гг. Часть II


Ворчалка № 783 от 06.12.2014 г.




Венеция спешно строила новые корабли и к лету 1570 года построила и снарядила 144 корабля, из которых 120 были боевыми галерами. Но так как корабли строились в большой спешке, то и их снаряжение оказалось небезупречным, и экипажи кораблей полностью укомплектовать не удалось – элементарно в тюрьмах не хватило заключённых.

Вроде бы у союзников мог собраться очень приличный флот, но требовалось полностью укомплектовать экипажи всех этих кораблей, не только венецианских, и где-то набрать хорошо подготовленных солдат для экспедиционного корпуса.

А позднее открылось, что Филипп II не слишком доверял венецианцам, справедливо считая, что те в любой момент могут выйти из дела и заключить выгодный для себя сепаратный мир с турками. Поэтому он приказал своему адмиралу Дориа не вступать в сражение с турками (пусть венецианцы сами отдуваются за свои владения) и постараться как можно быстрее привести все свои корабли обратно, в целости и сохранности.

Как собирался вместе союзный флот – это отдельная песня.

Венецианский адмирал Джироламо Дзане (?-1572) с флотом из 60 галер 30 марта покинул родимый город и 13 апреля прибыл в Зару. Здесь он проторчал без дела два месяца, растрачивая продовольствие, которое негде было пополнить, и теряя людей из-за дезертирства и болезней.
13 июня Дзане получил приказ привести свои галеры на Крит, где он должен был соединиться с другой частью венецианского флота.
На Корфу Дзане узнал о том, что на соединение с ними идут эскадры от папы и от Филиппа II.

На Крите, куда Дзане прибыл в начале августа, он ожидал увидеть большие запасы продовольствия и множество людей для пополнения экипажей судов. Однако ничего этого он на острове не нашёл, а восполнить нехватку людей и продовольствия на островах Эгейского архипелага не представлялось возможным.
Историки до сих пор спорят о причинах такой неисполнительности венецианских чиновников.
На Крите венецианский флот стал дожидаться подхода союзных кораблей.

Испанский флот под командованием Дориа прибыл в Неаполь в начале апреля, где адмирал занялся доукомплектованием экипажей своих судов, для чего ему понадобилось нанять около двух тысяч человек.
Затем испанский флот в полном соответствии с полученным приказом стал курсировать восточнее Сицилии и даже совершил два рейда в Ла Гулетту.

Причиной этих рейдов был новый бейлербей Алжира (с 1568 года) Ульдж-Али-раис (1508-1587), который с 25 галерами пришёл в Бизерту и закрепился там. Дориа хотел напасть на эскадру Ульдж-Али, но скоро убедился в невыполнимости своего намерения из-за хорошо организованной обороны Бизерты.
Из Ла Гулетты Дориа зашёл на Сардинию, где посадил на корабли дополнительный воинский контингент, и опять вернулся в Неаполь.

Тем временем папа Пий V, помимо снаряжения итальянского флота, пытался убедить Филиппа II принять более активное участие в защите Кипра и в апреле направил к нему своего легата Луиса де Торреса.
Антон де Гранвелла (1517-1586), первый министр Филиппа II, был категорически против участия Испании в защите венецианских интересов, однако де Торрес сделал несколько очень заманчивых предложений Филиппу II, в основном – финансовых, от которых король в силу стеснённых обстоятельств не смог отказаться и согласился отправить свой флот дальше, на Кипр.

Затем де Торрес проинформировал Филиппа II, что папа хотел бы видеть командующим объединённым флотом герцога Маркантонио II Колонна (1535-1584). Расслабленный солидными финансовыми вливаниями, Филипп II не смог отказать папе и вскоре отправил адмиралу Дориа указание присоединиться к венецианскому флоту и о его подчинении адмиралу Колонна. Впрочем, остальные инструкции Филиппа II оставались в силе, а эти инструкции позволяли адмиралу Дориа не уходить дальше Сицилии и отклонять все просьбы венецианцев о помощи, ссылаясь на то, что он выполняет приказ своего короля, согласованный с правительством Венеции.

Одновременно Пий V согласовал кандидатуру Колонна и с венецианцами, которые хоть и негодовали в глубине души, но были вынуждены согласиться.
Напрасно братья Диего (1536-1597) и Хуан (1539-1586) де Суньига предостерегали папу от подобного назначения, указывая, что Колонна был хорошим полководцем, но практически не имел опыта командования флотом или даже эскадрой. Пий V был непреклонен в своём решении и не замечал (или не понимал), что подобное назначение вызовет разлад в рядах командующих экспедицией на Кипр.

Адмирал Дориа получил приказ Филиппа II о присоединении к венецианскому флоту 9 августа; одновременно в этом приказе сообщалось, что во время данной экспедиции Дориа должен подчиняться командующему союзным флотом адмиралу Колонна. Дориа посчитал для себя унизительным подчиняться сухопутной крысе; кроме того, часть испанских галер принадлежала лично Дориа, а Колонна должен был командовать и распоряжаться чужим имуществом.
Однако Дориа подчинился приказу Филиппа II, сумел перед выходом из Мессины набрать ещё некоторое количество матросов и солдат, и 20 августа возле Отранто встретился с папской эскадрой, после чего формально поступил в распоряжение адмирала Колонна.

Наконец, 31 августа 1570 года в критский порт Суда вошли папская и испанская эскадры. Состояние папской эскадры, как и всего венецианского флота, тоже оставляло желать лучшего. На этом фоне испанский флот выделялся в лучшую сторону, только адмирал Дориа совсем не собирался воевать с турками.

Все эскадры сумели полностью собраться вместе возле Суды только к 14 сентября, и сразу же между командующими эскадр возникли разногласия. Венецианский адмирал Дзане настаивал, в соответствии с инструкциями, полученными от Сената Венеции, на прямом походе на Кипр. Ведь у союзников было 180 галер, 11 галеасов и множество вспомогательных судов, а турецкий флот по самым пессимистическим сценариям не мог иметь более 150 галер. Громадное преимущество флота союзников, по мнению Дзане, гарантировало им победу у берегов Кипра.

Главный адмирал Колонна вообще плохо разбирался в военно-морских вопросах, а адмирал Дориа, помня о полученных указаниях от Филиппа II, всячески стремился уклониться от сражения с турецким флотом и поэтому напирал на то очевидное обстоятельство, что венецианский флот плохо подготовлен для генерального сражения. Дзане настаивал, что, имея такое преимущество в судах, следует стремиться к немедленному сражению, а Дориа с помощью различных уклончивых уловок всячески стремился избежать этого.

Наконец Колонна по совету своих офицеров предложил компромиссный вариант: чтобы отвлечь турецкий флот от Кипра следует предпринять ложную атаку на побережье Малой Азии или на один из больших островов в Эгейском море, возможно, даже на Дарданеллы. Когда турецкий флот отойдёт от Кипра, следует быстро отсечь его от острова и разгромить в неизбежном сражении.
16 сентября было решено идти в направлении на Родос, но в этот же день пришло сообщение о том, что турки уже давно высадились на Кипре.

Действительно, я что-то совсем позабыл про Кипр и турок.
Турецкий флот из более чем 300 кораблей (а вовсе не 150-ти, как думали союзники) под командованием Пиале-паши 1 июля появился у берегов Кипра и 3 июля стал на якоря около Ларнаки.

Венецианский наместник на Кипре, называвшийся лейтенантом острова, Николо Дандоло (1512-1570), совершенно не годился на роль командующего вооружёнными силами. Это был аристократ и чиновник, сильный в интригах, но не обладавший никаким военным опытом. Да и откуда ему было взяться, если Венеция уже 30 лет ни с кем не воевала?

Дандоло даже не попытался помешать туркам высадиться в Ларнаке, и тридцатитысячный экспедиционный корпус под командованием Мустафа-паши беспрепятственно сошёл на берег, легко захватил беззащитный город и разграбил его.
Немного передохнув, турки двинулись к самому богатому городу Кипра, Никосии, и 24 июля достигли её стен. Город был обнесён довольно мощной крепостной стеной, но построена она была ещё в XIV веке, а с тех пор мощь артиллерии значительно возросла.

Вопреки настояниям своих офицеров. Дандоло не рискнул атаковать турецкую армию, уставшую после длительного перехода и ещё не успевшую окопаться. Так что турки, никем не тревожимые, спокойно заняли наиболее удобные позиции возле Никосии, выкопали укрытия для пехоты и артиллерии и начали правильную осаду города.

Мустафа-паша рассчитывал быстро захватить Никосию, но защитники города оказали туркам упорное сопротивление и отбили целых 14 штурмов крепостных стен, продержавшись 44 дня. За это время к туркам прибыли подкрепления: примерно 20 тысяч солдат и несколько мощных пушек.
Дандоло принял решение прекратить сопротивление, и 9 сентября над стенами крепости появилось белое знамя.
Дандоло надеялся на снисходительность Мустафа-паши и вышел из крепостных ворот в парадных одеждах венецианского наместника острова, но турецкий офицер, принимавший капитуляцию, сразу же отрубил ему голову.

Турки знали, что Никосия богатый город, но они не ожидали, что для того, чтобы вывезти из города всё награбленное добро и ценности понадобится целая неделя. Город, естественно, был разрушен (три дня на разграбление), все церкви уничтожены, а жители подверглись самым изощрённым казням и унижениям. Горе побеждённым!

Итак, союзная эскадра получила известие о том, что турецкая армия высадилась на Кипре ещё в июле, только 16 сентября, а уже 17 сентября уточнялось, что Никосия пала 9 сентября, и только Фамагуста продолжает оказывать сопротивление туркам.

Падение Кипра: 1570-1571 гг. Часть I

(Окончание следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: