Турниры в Японии: поэтические. Часть VII. Путь к “Синкокинвакасю”


Ворчалка № 846 от 02.04.2016 г.


В 1200 году Тэйка представил одну из своих самых знаменитых песен.

Эпоха Камакура знаменита не только большими турнирами “Сэнгохякубан утаавасэ” и “Роппякубан утаавасэ”. В начальный период этой эпохи проходило множество более мелких турниров, следы которых можно найти в нашей литературе.

Так в 1191 году состоялся турнир “Вакамия утаавасэ” (“Поэтический турнир в святилище Вакамия”, в котором принял участие Камо-но Тёмэй (1155-1216). В этом турнире участвовали 32 поэта, и каждый был должен представить по три песни на разные темы. Судьёй турнира был известный поэт Кэнсё Хоси (1129-1209).
Каждому поэту в трёх раундах противостоял один и тот же противник. Соперницей Тёмэя была известная поэтесса Кодзидзю (1121-1201), но песни Тёмэя были признаны победившими в двух случаях, и только одна песня была названа равной с песней Кодзидзю.

Со времени проведения турнира “Сэнгохякубан утаавасэ”, и даже чуть раньше, начался путь к составлению восьмой императорской антологии, получившей позднее название “Синкокинвакасю” (“Новое собрание старых и новых японских песен”), и направлял этот процесс экс-император Готоба-ин.

В 1200 году на турнире “Самбяку рокудзюбан утаавасэ” (“Турнир в 369 раундов”?) Фудзивара-но Тэйка (1162-1241) представил одну из своих самых знаменитых песен:
"На рассвете снова
Середина осени
Минует.
Только ли о заходящей луне
Следует сожалеть?"
(Перевод М.В. Торопыгиной) Эта песня вошла во многие поэтические сборники, в том числе в девятую императорскую антологию “Синтёкусэнсю”, составленную в 1234 году.
Значительно позднее Сётэцу (1381-1459) отмечал, что в этой песне нет знаков “ра”, “ри”, “ру” и “рэ”, а ведь именно с этих знаков в японском языке начинались все заимствованные из китайского языка слова.

В 1201 году экс-император Готоба-ин организовал турнир, известный как “Сэн утаавасэ” (“Турнир отобранных песен”, хотя сэн — это тысяча). В турнире участвовало 25 поэтов, в том числе и Готоба-ин, а судьёй был приглашён Фудзивара-но Тосинари (1114-1204), который к тому времени уже был монахом под именем Сякуа. Все темы турнира были так или иначе связаны с луной.

Этот турнир оказался одним из самых удачных для Тёмэя, который представил для него четыре песни. Все песни Тёмэя вышли победительницами, хотя его соперниками выступали такие известные поэты, как Кодзидзю, Нидзёин-но Сануки (1141-1217), Минамото-но Томотика и Тэйка, а три из них вскоре вошли в императорскую антологию “Синкокинсю”. Я приведу тексты этих песен.

№ 397 из “Синкокинсю”:
"Когда в задумчивости
На луну смотрю,
Всё более в печаль я погружаюсь,
И будто шепчется со мною ветер,
Что дует в соснах".


№ 401 из “Синкокинсю”:
"Даже на рукавах рыбачек,
Что добывают соль
В заливе Мацусима -
На острове сосновом, -
Луны осенней отразилась тень".
В этой песне Тёмэй отошёл от стандарта, когда говорилось о рукавах, увлажнённых слезами.

№ 1521 из “Синкокинсю”:
"Луна едва виднелась
За кронами густыми криптомерий.
Всю ночь я ждал,
И вот — её сияньем озарилось
Рассветное небо".
(Все вака даны в переводах И.А. Борониной)

Следует отметить, что экс-император Готоба-ин оказался большим искусником в организации и проведении различных поэтических турниров. Были турниры, когда команды Левых и Правых составлялись из поэтов разных поколений, так называемых (а то и реальных) отцов и детей. В 1201 году состоялся турнир “Роняку Годзюсю Утаавасэ” (“Турнир пятидесяти пар молодых и старых поэтов“). Проводились поэтические турниры, когда одна команда представляла японские вака, а другая — китайские стихотворения (“Сиика утаавасэ”). Были турниры, в которых “участвовали” поэты, жившие в прошлые времена, и современные поэты, или поэты, жившие в разные эпохи.

К сожалению, дата проведения экс-императором Готоба-ин турнира, известного как “Дзидай фудо утаавасэ” (“Турнир поэтов разных эпох”), нам в точности неизвестна, но этот турнир нашёл значительное отражение в истории японской литературы и живописи, и он сыграл важную роль при подготовке “Синкокинсю”. Для данного турнира были отобраны сто поэтов прошлого, каждый из которых был представлен тремя песнями, то есть предполагалось провести 150 раундов.
Нам неизвестны ни ход этого турнира, ни его результаты, однако когда в 1235 году Фудзивара-но Тэйка (Садаиэ, 1162-1241) составил свою знаменитую антологию “Хякунин иссю” (“Сто песен ста поэтов”), он включил в её состав 68 поэтов, участвовавших в “Дзидай фудо утаавасэ”.

Уникальным в своём роде оказался турнир “Сантай вака” (“Японские песни трёх стилей”), который по инициативе экс-императора Готоба-ин состоялся в его дворце вечером 21-го дня 3-й Луны второго года Кэннин, то есть 15-го или 16-го апреля 1202 года. Об этом турнире сохранились в той или иной мере записи практически всех его участников, такое сильное он произвёл на всех впечатление. Участников турнира оказалось не слишком много - и вот почему.

Камо-но Тёмей в своём трактате “Мумёсё” (“Записки без названия”) так описывает завязку этого турнира:
"В те времена, когда я проводил целые дни во дворце государя, проводился поэтический турнир, редкий, отличающийся от обычных. Экс-император приказал:
“В шести песнях употребите все стили, сделайте так: весна и лето - тяжелые и торжественные, осень и зима — тонкие и сдержанные, любовь и путешествия - изящные и нежные. Если, по вашему мнению, вам так не сочинить, тут же сразу об этом заявите. Это для того, чтобы посмотреть, как вы разбираетесь в стилях поэзии”.
Это было очень сложное дело, и некоторые не стали сочинять. Люди же недостойные с самого начала приглашены не были. В результате, в этом собрании участвовали всего лишь шесть человек..."


Перечислим всех участников турнира, которые все оказались членами Вакадокоро (департамента японской поэзии), куратором которого в то время был Готоба-ин: это министр Фудзивара-но Ёсицунэ (Кудзё, 1169-1207), монах Дзиэн (Дзитин-касё, 1155-1225), Фудзивара-но Тэйка (Садаиэ, 1162-1241), Фудзивара-но Иэтака (1158-1237), Фудзивара-но Саданага (Дзякурэн, 1139?- 1202) и Камо-но Тёмэй.
Вполне понятно, что седьмым участником “Сантай вака” оказался сам экс-император Готоба-ин. Тэйка в своём дневнике “Майгэцуки” сообщает, что приглашения были посланы Фудзивара-но Арииэ (1166-1216) и Фудзивара-но Масацунэ (1170-1221), но они на турнире не появились.

Необычность этого турнира заключалась в том, что поэтам впервые за всё время проведения турниров требовалось представить песни, сочинённые в разных стилях. (Темы-то были вполне традиционными). Разнообразие стилей “Сантай вака” оказало большое влияние на состав готовившейся антологии “Синкокинвакасю”, однако названия этих стилей в произведениях участников турнира зачастую звучат разным образом.
Не только Тёмэй привёл названия этих стилей поэзии; этому вопросу уделили внимание Тэйка в своём дневнике “Майгэцуки”, экс-император Готоба-ин в своём собрании песен “Готоба-ин гёсю”, Ёсицунэ в собрании “Акисино гэссэйсю” и Иэтака в собрании “Минисю”.
Немного остановимся на этих различиях.

Если Тёмэй назвал песни весны и лета тяжёлыми и большими или тяжеловесными и торжественными (футоку ооки), то Тэйка называет их оо-ни футоки ута (торжественные и тяжеловесные), у Готоба они котай (высокого стиля), у Ёсицунэ — кока (высокие песни) и у Иэтака — такэтакаки ё (возвышенного стиля).
Для осени и зимы Тёмэй нашёл названия хосоку караби (тонкие и сухие, тонкие и сдержанные, лаконичные). Другие участники оказались в данном случае более лаконичными: Тэйка назвал их караби (сухие), Готоба-ин - сотай (высокого стиля), Ёсицунэ — сока (тонкие песни), Иэтака — усин ё (стиля усин).
Усин — это основной стиль японской поэзии того времени, сочетающий в себе элегантность с поэтической недосказанностью.
Если для тем любовь и путешествия Тёмэй использовал термин эн-ни ясасики (изящные и нежные), то Тэйка и Готоба-ин считали, что тут подходит термин энтай (высокий стиль), Ёсицунэ — энка (изящные песни, а Иэтака — югэ ё (стиля югэн).
Иероглиф “югэн” можно перевести как красота скрытого, сокровенного, тайного. Стиль югэн в это время выражал ощущение непрочности существующего, состояние “блуждания в неопределённости”.

В том же 1202 году был создан и трактат под названием “Сантай вака”, в котором можно найти рекомендации по исполнению представленных песен на этом турнире:
"Весна-лето - эти два надлежит читать грузно-громко (футоку ооки-ни). Осень- зима - эти два надлежит читать сухо-узко (карабихосоку). Любовь-путешествия - эти два надлежит читать особо блестяще-прекрасно (котони цуяяка-ни)".
Здесь имеется в виду интонации и экспрессивность манеры исполнения песен.

Описание самого турнира можно найти в дневниках Тэйка, но оно на удивление коротко и сухо:
"В час, когда зажгли факелы, министр Ёсицунэ и я подошли к резиденции экс-императора. Для песен этой ночи было выбрано шесть тем. Нам было приказано составить их в трех разных стилях. Это была самая трудная задача для исполнения. В час Вепря [9.00-11.00 p.m.], экс-император прибыл в Вакадокоро, и я предстал перед ним. По его приказу, я положил листы со стихами напротив него, а затем прочитал их. Тёмэй, Иэтака, Дзякурен, Дзиен, Ёсицунэ и я, каждый представили по шесть песен, и экс-император сделал то же самое".
И получилось так, что 42 песни этого турнира определили стиль антологии “Синкокинвакасю”.

Камо-но Тёмэй так гордился своим участием в турнире “Сантай вака”, что в “Мумёсё” процитировал все свои песни, сочинённые для этого турнира:
"В качестве тяжёлых и торжественных песен я сочинил такие:
“Облака собирающий
Весенний ветер
Благоухает.
Это в горах Высокого Неба
Вишни в цвету”.
“Когда б взмахнула крыльями
И тотчас голос подала
Кукушка!
Ночь месяца Унохана
К рассвету движется”.
Песни тонкие и сдержанные.
“В сумерках
Лунного дерева кацура
Бледные осенние листья
Не сверкают.
Небо начала осени”.
“Одиночество
Одно осталось.
Следы исчезли,
На опавшие листья
Лег этим утром первый снег”.
Изящные и нежные песни.
“Невыносимо.
Отжимать не в силах.
Скажите ей,
Что я люблю,
Пока что не истлели рукава”.
“Дорожное платье 一
Как занялась заря,
И мы расстались 一
Все не сохнет.
Роса в Миягино”.


Турниры в Японии: поэтические. Часть VI. “Поэтический турнир в 1500 пар строф” (“Сэнгохякубан утаавасэ”)

(Окончание следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: