Василий Ипатович Полянский, или несколько страниц из жизни маленького “вольтерианца” с большим... Часть I


Ворчалка № 874 от 27.11.2016 г.




Очерк о любопытном человеке, которого звали Василий Ипатович (Ипатьевич) Полянский, родился достаточно случайно.

Юшковы

Сначала я наткнулся на фамилию Юшковых в “Воспоминаниях” Филиппа Филипповича Вигеля (1786-1856), который в 1805 году участвовал в посольстве графа Юрия Александровича Головкина (1762-1846) в Китай и был в том году проездом в Казани.
Тогда в Казани одним из первых считался дом председателя суда Ивана Осиповича Юшкова (?-1811) и его супруги Натальи Ипатовны (урождённая Полянская, ?-1815).

Об этом доме Вигель добродушно вспоминал:
"У Ивана Осиповича и Натальи Ипатовны Юшковых было пять сыновей и столько же дочерей, от сорока лет до пятнадцати и ниже; и это было менее половины нарождённых ими детей; большую же половину они похоронили. Только у нас в России, и то в старину, смотрели без удивления на такое плодородие семейств, коим более принадлежит название рода или племени. Никуда так охотно не стекаются гости, как в те дома, где между хозяевами можно встретить оба пола и все возрасты. Вот почему дом Юшковых почитался и был действительно одним из самых весёлых в Казани. Старшие сыновья, один недавно вышедший в отставку, а другой по болезни в отпуску, служили в Преображенском полку; двое из них находились тогда при родителях и помогали им принимать гостей".
Вигель, очевидно, имел в виду будущего генерала Александра Ивановича Юшкова (1773-1859) и его брата Николая Ивановича (1777-1828).
Любопытно, что другой их брат, Владимир Иванович Юшков (1789-1869) был женат на Пелагее Ильиничне (урождённой графине Толстой, 1797-1876), родной тётке и опекунше графа Льва Николаевича Толстого.

Так как я собираю любопытные материалы и о прошлом Казани, то я заинтересовался семейством Юшковых, начал рыться и наткнулся на письма Николая Никитича Булича к Михаилу Фёдоровичу Де-Пуле в период 1774-1778 гг.
Н.Н. Булич (1824-1895) был филологом и автором ряда трудов, в том числе книги “Из первых лет Казанского Университета (1805-1819)”.
М.Ф. Де-Пуле (1822-1885) — писатель, историк, краевед и т.п.

В одном из писем Булича за 1874 год я выудил следующий занимательный пассаж:
"...Наталья Ипатовна Юшкова, сестра Полянского, мать великого множества сыновей и дочерей, теперь уже всех умерших, но дети их живы и плодятся; ...Н[адежда] И[вановна] Ю[шкова], одна из дочерей Натальи Ипатовны, умершая старой девой, ханжа, горбатая и некрасива собой. Старожилы казанские до сих пор сохранили в памяти стихи какого-то Кондратовича, в которых упоминается о ней весьма нелестным образом:
"На навозе близ Казанки
Живут три сестры поганки,
Мерзкия собой:
Из них Наденька горбата
Свела нашего прелата
С Катинькой сестрой".
Под прелатом здесь подразумевается архиепископ Казанский и Свияжский Амвросий (Андрей Иванович Подобедов, 1742-1818), который занимал этот пост в 1785-1799 гг.

Первые сведения о В.И. Полянском

Больше ничего интересного о Юшковых я у Булича не нашёл и заинтересовался оборотом “сестра Полянского”, тем более, что чуть дальше Булич пишет:
"Кстати, о Полянском. Вот замечательная казанская личность; он пережил много духовных стремлений своего [времени] и после не совсем хорошей жизни (если верить “Запискам” “Добрынина в Русск[ой] С[тарине]”) кончил мистицизмом. К сожалению, если остались какие-либо бумаги у его потомков, то их невозможно получить из-за тупости сих последних. Но о Полянском в другой раз".


Интересно, а кто такой этот Полянский? Вероятно, тоже Ипатович, и один такой, Василий Ипатович Полянский (1741-1800) довольно быстро нашёлся.

Первое найденное упоминание о нём ситуации не прояснило, так как один из мемуаристов представил Полянского как брата всем, очевидно, известной госпожи Н.И. Юшковой:
"Василий Ипатович Полянский был родной брат Н.И. Юшковой, человек образованный, известный императрице Екатерине и знаменитому фернейскому философу Вольтеру. Он путешествовал по Европе, что в тогдашнее время почиталось необыкновенным".


В письмах Н.Н. Булича я обнаружил немного больше информации о герое данного очерка, но несколько странного, скорее справочного, характера.
Например, Булич пишет своему корреспонденту:
"Полянский, Василий Ипатович, казанский помещик прошлого века. Если бы в записках Второва находились о нём какие-либо личные воспоминания, кроме того, что им напечатано в “Губ[ернских] Вед[омостях]” в отрывке, записок (об отношениях его к Екатерине и Вольтеру, о б[иблиоте]ке и анекдот о ружье ― мистического свойства), ― это было бы большое приобретение. До сих пор все сведения о Полянском ограничивались этими известиями, а о письмах Вольтера к Екатерине о нём, повторялось в печати много раз и до Второва и после него.
В “Записках Добрынина” (“Русск[ая] Ст[арина]”, 1871 г., т. IV) появились весьма характерные, живые и без сомнения верные сведения о нём, после его путешествия по Европе: о службе Полянского у Обер-Прокурора кн[язя] Вяземского, о составлении им законоположений о совестном суде, о любовном приключении с женою Демидова в Петербурге, о службе его в Белоруссии вместе с Добрыниным, и новых любовных приключениях, кончившихся весьма печально для Полянского".
Какая насыщенная жизнь была у господина Полянского! А где же подробности?

Вот основные источники.
Иван Алексеевич Второв (1772–1844) - мемуарист, поэт, библиофил, автор интересного труда “Москва и Казань в начале XIX века”.
Гавриил Иванович Добрынин (1752-1824) ― чиновник, автор “Записок” под названием “Истинное повествование, или жизнь Гавриила Добрынина, им самим написанная. 1752-1827”.
М.Ф. Де-Пуле опубликовал в 1875 году в “Русском Вестнике, № 9” свою работу “Отец и сын”, посвящённую Ивану Алексеевичу и Николаю Ивановичу (1818-1865) Второвым, в которой я также нашёл несколько страничек о Полянском.
Конечно, письма Н.Н. Булича, ну, и кое-что ещё.
Да, имя Полянского встречается также в переписке Юлия Ивановича фон Каница (1731?-1781), директора Казанских гимназий с 1764 года, и Гавриила Романовича Державина (1743-1816).

Вернёмся пока к письмам Булича, в которых он сообщает Де-Пуле о нашем герое:
"Полянский вышел в отставку и уехал в 1781 или 1782 году в Казанскую деревню. Там он обвенчался со своею любовницею и был советником Казанского наместнического правления...
В “Записках” Добрынина Вы найдёте любопытную встречу автора с каким-то казанским помещиком в 1798 году и рассказы последнего о жизни Полянского в Казани в отставке, о новом, мистическом направлении его духа и пр. там же есть сведение, что он сделался масоном. Обо всём этом в Казани, к сожалению, ничего не известно. Но этот факт подтверждается его скромною надгробною плитою во дворе загородного дома казанских архиереев между памятников семьи Юшковых".
[Далее текст письма почти дословно совпадает с публикацией Второва-сына.]
"На плите Полянского написано:
"Под сим знаком (осьмиконечный крест на пьедестале; к нему симметрически наклонены: копьё и трость с губкою) лежит прах надворного советника Василья Ипатова сына Полянского, возродившегося в 1784 году Ноября 23 дня, а всех лет жития его было пятьдесят девять, восемь месяцев и пять дней. И ты, читатель, воздохни к Вышнему и умиленно помолись Господу Иисусу Христу. Аминь".
Когда умер действительно Полянский ― мы не знаем. Несколько раз печатно вызывали мы потомков его ― Юшковых ― сообщить что-нибудь, если осталось о нём, и напрасно.
Год и число надгробия указывают ясно на радикальный нравственный переворот в душе Полянского. Не сделался ли он тогда масоном? Это было самое блестящее время пропаганды Новикова, но о масонстве в Казани я ничего не знаю".


Нам до сих пор ничего не известно о происхождении В.И. Полянского.
Был обнаружен некий Ипат Фёдорович Полянский, который был воеводой в Вятке в 1745-46 гг., и это всё. Больше ничего о предках Василия Ипатовича нигде не обнаружено.

О ранних годах В.И. Полянского наиболее подробная информация приведена в “Русском биографическом словаре” А.А. Половцева:
"Полянский, Василий Ипатьевич — известный “вольтерианец”; родился в Казанской губернии в 1742 году; в молодости служил в Сибири, где, по словам Императрицы Екатерины, “отличался честностию” и
"в двух округах, по приказанию губернатора, превосходно разложил налоги, без тех притеснений, которые производились издавна, — к великому удовольствию всех платящих подати, числом более 14000 душ крестьян".
В 1771 году П[олянский] отправлен был императрицей за границу, в целях лучшего образования, и, живя в Швейцарии (в мае — декабре), часто посещал в Фернее Вольтера..."


(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: