История Древней Чехии. Вып. 19. Правление короля Чехии Вратислава I; правление князя Конрада I


Ворчалка № 958 от 14.01.2021 г.




Вирпирку допустили предстать перед королём и его советниками. Заливаясь слезами, Вирпирка обратилась к королю с просьбой выслушать её. Король милостиво согласился, и вот что сказала ему Вирпирка:
"Господин мой, король! В этих краях тебе нет никакого смысла вести войну. Путем сражения ты не одержишь никакой победы. И война твоя здесь — хуже внутренней войны...
Ведь нигде ты не обогатишься в большей степени и нигде не обретешь ты большей славы, чем в Пражском подградье и на Вышеградской улице. Там [живут] иудеи, у которых очень много золота и серебра; там самые богатые купцы всех народов и самые зажиточные монетчики, там торг, на котором твои воины могут захватить весьма богатую добычу..."


Много ещё чего говорила Вирпирка, а потом вынула из запазухи ножницы и связку прутьев, показывая тем самым, что они отдают себя в полное расположение короля. И закончила свою речь Вирпирка вполне верноподданническими словами:
"А если брат согрешил против брата, то поправь его, землю же, которая принадлежит тебе, отдай кому хочешь".


Вратислав I был очень растроган этой речью, даже прослезился, и предложил Вирпирке сесть рядом с собой. Но прежде чем сесть, эта женщина сказала:
"Так как я увидела в твоих глазах сочувствие, то прошу тебя ещё об одном: не позорь лица моего. За большой грех отцу достаточно наложить на сына только небольшое наказание".
Король согласился с ней, поцеловал Вирпирку и сказал:
"Я знаю, что ты имеешь в виду. Но лучше иди скорее, приведи ко мне моего брата и моего сына со святым лобзанием и в узах мира".


На самом деле король очень опасался того, что Конрад и Бржетислав объединят свои силы против него.
Когда Конрад и Бржетислав в сопровождении Вирпирки пришли к королю, тот простил их лобзанием мира, а Бржетиславу сказал:
"Сын мой, если ты поступил хорошо, то никому ведь от этого не будет лучше, чем самому тебе, если же ты поступил дурно, то проступок твой должен остаться за дверьми".


У Бржетислава были все основания не доверять своему отцу и он ушёл со своей дружиной к замку Градец-Кралове. С ним ушли те воины, которые опасались мщения со стороны короля и боялись вернуться домой.
Вратислав I понял, что до сына ему сейчас не добраться, и призвал к себе брата Конрада. Потом он созвал всех старейшин и комитов страны и взял с них клятву в том, что после его смерти княжеский престол Богемии достанется его брату Конраду.
Такое решение было в полном согласии с обычаями рода Пржемысловичей, когда власть наследовал старший мужчина в роду, а не старший сын умершего правителя. А о княжеском престоле речь шла только по причине того, что королевский титул Вратислава I не был наследственным. Пройдёт ещё более сотни лет, пока титул короля Богемии станет наследственным.

Бржетислав справедливо решил, что после примирения с Конрадом, отец собирается покарать его, и стал собирать своих сторонников, чтобы сразиться с королевским войском.
Когда он со своей дружиной двинулся к Праге, князю Конраду удалось уговорить Вратислава I примириться с сыном и предотвратить кровавую междоусобицу.
Однако комиты Бржетислава, остававшиеся в лагере, осудили своего князя за примирение с отцом и заявили:
"Если ты, доверяя своему отцу, решил возобновить с ним дружбу, то мы ему совершенно не верим, мы достаточно знаем его коварную хитрость и больше боимся его дружбы, чем его неприязни... Поэтому: или разреши нам уйти в какую-либо страну, или сам вместе с нами поищи на свете более обширных дворцов. Мы же никому не желаем больше служить, чем тебе, нашему господину".


Бржетислав и сам не слишком-то доверял отцу и потому вместе с двумя тысячами воинов он подался в Венгрию, под покровительство короля Ласло I, с которым он состоял в дальнем родстве. Так как чехи забрали с собой и скот, и рабов, то Ласло I предоставил им для жительстве местность в районе Угорского Брода. По указанию Ласло I этим чехам было налажено вполне достаточное снабжение съестными продуктами и вином.
Сам же Бржетислав вместе с наиболее приближёнными лицами расположился в королевском дворце, и они жили в роскошной обстановке.
Так обстояли дела по словам летописца.
[Некоторые современные историки полагают, что Козьма Пражский несколько преувеличил количество ушедших с Бржетиславом людей, и дают оценку около двухсот человек.]

В том же 1091 году король Вратислав I отправил в Мантую епископов Козьму и Андрея, а их охрану на всём пути он доверил Баварскому пфальцграфу Рапоту V. Этот Рапот был настолько могущественным феодалам, что можно было проехать от Регенсбурга до Рима только по владениям этого человека.
Я уже упоминал этого человека раньше, но уточню некоторые данные о нём.
Рапот V Баварский он же Рапот II фон Хам (?-1099) — граф фон Хам с 1080; пфальцграф Баварии с 1082; граф фон Фобург с 1090 и прочая, и прочая...

Следует отметить, что титул пфальцграф Баварии и герцог Баварии — это совершенно разные вещи. Пфальцграф Баварии управлял резиденцией короля Германии в Регенсбурге с окружающими землями (королевским пфальцем), а также другой королевской недвижимостью в Баварии. Он подчинялся непосредственно императору или королю Германии и был совершенно независим от баварских герцогов. Титул был наследственным.

По прибытии в Мантую богемские епископы были представлены пфальцграфом Рапотом императору Генриху IV уже 1 января 1092 года, а 4 января упомянутые епископы предстали перед императором Генрихом IV, который находился в местном дворце в сопровождении большого количества епископов и других знатных лиц.

Император начал уклончиво:
"Наш верный друг Вратислав, король Богемии, послал к Нам этих братьев. чтобы Мы, соблюдая церковный и апостольский устав, подтвердили своей властью их избрание, но Мы не желаем принимать такое решение без вашего согласия".
Мюнстерский епископ Эрфо (Erpho) осмелился возразить императору:
"Весьма опасно решением немногих отменять то, что постановили многие. Ведь в присутствии многих епископов и многих князей Римской империи, а также послов папского двора, Вы подтвердили своей привилегией решение о том, что оба епископства, Пражское и Моравское, должны составлять единое и нераздельное, как это было вначале".
Генрих IV проигнорировал это возражение:
"Позволь только мне сделать то, о чем просит меня мой друг. Об этом же я потом, в свое время скажу".
После чего он вручил каждому из епископов по перстню и пастырскому жезлу. Затем епископам следовало вернуться в Верону и ожидать там пфальцграфа Рапоту, который должен был доставить их обратно в Богемию.

Тем временем в Богемии умер король Вратислав I, который во время зимней охоты упал с коня, сильно разбился и вскоре умер. Это произошло 14 января 1092 года. Похоронили короля Вратислава I в монастыре святого Петра, что в Вышеграде.
Слухи о том, что смерть этого короля в возрасте 59 лет была насильственной, я отвергаю. Представьте, что современный тренированный человек в возрасте 60 лет на полном скаку в лесу свалится с коня и останется невредимым. Даже если он останется жив, то современной медицине возможно удастся ему помочь. Но у медицины тысячелетней давности не было таких возможностей.

Правление князя Конрада I

Новым князем Богемии стал Конрал I Ота (Оттон), о правлении которого, к сожалению, известно очень мало.
Конрад I сразу же отправил к императору Генриху IV гонца по имени Виклин с приличной суммой денег, чтобы тот (император, разумеется) отменил своё решение об избрании новых епископов, Козьмы и Андрея.
Император, конечно, принял поднесённые ему 300 гривен серебра, но изменять своё решение отказался:
"Что я сделал, то сделал; я не могу менять то, что сделано".
С тем Виклин и отбыл на родину.

А епископы Козьма и Андрей по приказу императора ожидали пфальграфа Рапоту в Вероне и прождали его до начала великого поста. В Прагу они прибыли на вербное воскресенье (Květná neděle), где их с почётом встретили представители духовенства, знати и простые горожане.
Князь Конрад I в эти дни находился в городе Болеславе, куда епископы явились во вторник на Страстной неделе. Князь очень радушно встретил епископов и отправился праздновать с ними пасху в Вышеград.
Весна в том году выдалась достаточно суровой для Богемии; как сообщает Козьма Пражский:
"На пасхальной неделе к 1 апреля выпал большой снег, ударил такой мороз и все так заледенело, как это редко бывает среди зимы".


О правлении князя Конрада I сказать больше нечего, так как он правил всего 7 месяцев и 17 дней и умер 6 сентября 1092 года.
Правда, анонимный хронист, известный как Саксон Анналист, в записи под 1092 годом утверждает, что богемский князь Конрад был убит. И у нас нет оснований не доверять ему. Ведь считается, что Саксон Анналист создавал свою "Хронику" всего на двадцать лет позже, чем Козьма Пражский свою.

После смерти князя Конрада остались два сына — Олдржих и Литолд, - которые и разделили отцовский удел в западной части Моравии.

Олдржих (Oldřich, ?-1113) — князь Брненский в 1092-1097 и 1101-1113 гг.; князь Зноемский 1112-1113.
Литолд (Litold, ?-1112) — князь Зноемский в 1092-1097 и 1101-1112 гг.

Новым князем Богемии был провозглашён Бржетислав II, сын короля Вратислава I.

История Древней Чехии. Вып. 18. Правление короля Чехии Вратислава I

(Продолжение следует)

© Виталий Киселев (Старый Ворчун), 2021
abhoc@abhoc.com